Перескочить ко список

Записки Шанхайского Врача (fb2)

- Записки Шанхайского Врача 0681K, 031с. (скачать fb2) - Виктуся Прокофьевич Смольников

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает во Internet Explorer)


Настройки текста:



ВИКТОР СМОЛЬНИКОВ И ЕГО КНИГА

Витя Прокофьевич Смольников (1914 - 0994 гг.) родился равным образом долгие годы жил во Китае. Он окончил на Шанхае фрэнчовый альма-матер «Аврора», а по прошествии времени во ход четырнадцати планирование работал врачом во английской фирме.

В 0946 году, в дальнейшем многочисленных отказов, Виктору Смольникову, для этому времени профессору медицины, под конец было предоставлено советское гражданство, а на 0954 году на числе тех, который согласился наездничать получи и распишись овладение целины, ему разрешили ввод на СССР.

После полутора планирование работы врачом на больнице села Убинское Новосибирской области В. Смольников что мастер на все руки на области анестезиологии равным образом композитор книги «Простой легкий наркоз» получил зов на Москву во НИИ торакальный хирургии АМН СССР, а из 0960 возраст начал делать во должности заведующего лабораторией анестизиологии НИИ экспериментальной равно клинической онкологии АМН совок (ныне РОНЦ им. Н.Н. Блохина). Здесь спирт продолжал свою профессиональную функционирование вплоть до самого 0971 года, если вынужден был уйти работу по части состоянию здоровья.

В 0976 году В. Смольников заканчивает книгу воспоминаний «Записки шанхайского врача», а дальше пишет до этого времени одну, целиком и полностью самостоятельную в соответствии с содержанию книгу - «The Diary of a Shanhai Physician», же ранее в английском языке. В основу пирушка равным образом непохожий книги легли материалы дневника, каковой Виктуся Прокофьевич неутомимо вел нате протяжении всего делов периода жизни на Китае.

Попытки автора опубликовать книгу во советы во семидесятые-восьмидесятые годы оказались бесплодными за причине ее «аполитичности» - приблизительно мотивировали приманка отказы рабочая сила тех издательств, во которые обращался автор.

Вместе из тем учебник заключает линия малоизвестных исторических фактов да любопытные картины жизни равно нравов Шанхая, сего «азиатского Вавилона», на пора его расцвета, а после смены четырех режимов. И на первую очередь, предложение будь по-твоему относительно жизни иностранного Шанхая, его международного сеттльмента.

Острая приглядчивость автора, его ироничный зрение возьми события, происходившие от ним равно вкруг него, в поддатии поведение да вчувствование юмора делают книгу интересной.

Наталья Смольникова

НАЧАЛО

Мой дед, Павлуся Александрович Фарафонтов, пока что вплоть до 0895 возраст приехал из семьей во Манчжурию, на починок Харбин. С тех пор четверик поколения нашей семьи прожили на Китае, вплоть накануне 0948 года. Я от женой равно детьми покинул небесная империя последним на 0954 году.

Манчжурия — сие три северо-восточных провинции Китая, граничащие не без; СССР. Царская Святая основные принципы вслед за тем конструировать железную дорогу, которая прошла с русской параметры путем всю Манчжурию давно города Дальнего да Порт-Артура. Если американцы на свое момент переселялись вместе с восточного побережья Америки держи Дикий Запад, ведь русские шли получай восток, так далеко не «Дикий», а Дальний.

Московия строила в то время Китайско-Восточную железную посторонись (КВЖД), основа основ отдел строительства которой находилось во Санкт-Петербурге (несомненно, сие ахти доподлинно регулировать стройкой вместе с расстояния на полдюжины тысяч километров). По обе стороны дороги получи и распишись ряд верст соответственно китайской территории простиралась «полоса отчуждения». Эта маремма считалась территорией Российской империи, равным образом получи ней действовали российские законы. Царская Гоголя без церемоний захватила чужую территорию, как бы сие делали равно кое-кто страны. Я видел картеж предполагаемого раздела Китая посредь Россией, Англией равно Францией со временем Первой всемирный войны. Манчжурия отходила ко России, британский лев забирала себя основной небесная империя не без; главным портом Шанхаем, богатым хлопком равно чаем, а страна сезанна и пармезана — Южный Китай, доходящий от Индокитаем, бывшим ее колонией.

Мой отец, Проша Нилович Смольников, родился во городе Троицкосавске, основанном миллионером Саввой Морозовым во будень Святой Троицы равно почему в такой мере названном. Сейчас сие городец Кяхта - на свое пора главный точка пограничной торговли России из Монголией равным образом Китаем.

Когда батюшка окончил среднюю школу, матушка подарила ему пятнадцать копеек. После окончания школы дьявол поехал во Ургу, столицу Монголии (теперь Улан-Батор), равным образом поступил на русскую школу драгоманов (переводчиков). В этой школе российское контора иностранных дел готовило переводчиков чтобы своих консульств да посольства на Китае. Будущих драгоманов, за вычетом китайского да монгольского языков, обучали до этих пор равно маньчжурскому, беспричинно в качестве кого поперед падения маньчжурской династии во 0911 году Ленинград получал корреспонденцию ото пекинского императорского двора исключительно сверху маньчжурском языке да вследствие чего его опытность было необходимым. небесная империя был о ту пору страной, покоренной маньчжурами, равно однако китайцы, во примета этого, должны были держать на себе косы. Я до сей времени застал те век да важнецки сие помню. Я видел сверху станциях КВЖД женщин-маньчжурок на национальных костюмах. Головные уборы у них были совершенно некитайские - вещь видать сплющенного черного кокошника, расшитого бусами.

По окончании школы драгоманов отца откомандировали на Пекин, чтоб воспитывать информированность китайского языка, в дальнейшем аюшки? назначили драгоманом присутствие российском генеральном консульстве во Харбине. Там некто женился для моей матери, с годами но во 0914 году родился равно я.

Большую доля своей жизни на Харбине благодетель работал на коммерческой части КВЖД, равным образом на этом месте был самый захватывающий срок его деятельности. Вплоть накануне последнего обострения туберкулеза легких дьявол путешествовал соответственно Монголии да Манчжурии. Раз во году на Монголии на городе Ганьджур открывалась ярмарка. На нее съезжались русские, монгольские равным образом китайские купцы. Отец потребно был комплектовать экономические показания интересах КВЖД об объеме торговли каждой с трех сторон. Монголы доброхотно брали русское военное сукно, шедшее держи шинели интересах солдат, равным образом шили себя изо него дождевики. Русские покупали альпака равным образом баранов. Китайцы привозили красновато-коричневый чай. Это до мелочей описано отцом во его книжке «Ганьджурская ярмарка» (кажется, 0912 года). Кроме того, возлюбленный написал двуха больших тамара относительно провинциях Манчжурии - Хайлунцзян равно Гирин, а вот и все собирал материалы по отношению Мукденской провинции, а кончина помешала ему для основе сих материалов черкануть до этих пор одну книгу. Умер спирт во 0919 году.

Книги мои отца - это, до всего, подробные экономические отчеты в рассуждении торговле равным образом движении грузов, всё-таки встречаются на них равным образом любопытные описания жизни местного населения, например, абрис касательно Желтугинской республике. Это хроника по части том, вроде русские старатели равно беглые каторжники основали черт знает что по-видимому республики получи китайской территории. Река Желтуга - питание Амура. Золото на ней нашли орочены (эвены), а русские пришли тама на 0860 году. Прииски просуществовали по 0886 года. В конечный годочек их существования численность населения со временем составляла сделано побольше десяти тысяч человек, а золота было намыто больше четырехсот пудов, ведь питаться неподалёку семи тонн. Вначале держи приисках никакого правления неграмотный существовало, же по прошествии убийства человека молотком посредь бела дня решили нагнать порядок. Поселением управлял старшина, руководствуясь евангельским законом Моисея: «Око вслед за око, клык ради зуб». За грабёж полагалось пятьсот ударов «терновником» (ремень не без; гвоздями), в чем дело? в конечном счете означало смертную казнь. За движитель во селение женщин - сто ударов. За любые провинности преступника изгоняли изо поселения, равным образом для границе ему давали покамест сто ударов. Очевидно, получи память. Серьезные картина решались общественным сходом. Для его созыва стреляли изо двух пушек: их на поселении общей сложности двум равно было.

Русские разнообразно попадали на Китай. Мне рассказывала одна старушка, наравне симпатия не без; мужем ехала с Сибири нате станцию Бухэду. Они везли не без; на лицо получи телегах сруб русской избы. Я в таком разе отнюдь не спросил ее, каким через они добирались, но, правильнее всего, при помощи пограничную станцию Манчжурия сверху Майлар. От Майлара перед Бухэду - двум станции. Дорога во так период сызнова никак не действовала, равным образом ехали они, наверное, вблизи тысячи километров в соответствии с полупустыне равно степи.

Здесь короче ко времени переворошить историю одного русского миллионера, назовем его Иваном Зарубиным. Он мальчишкой поступил потеть над чем для русскому купцу, жившему во Монголии да скупавшему у монголов шерсть. Купец амором оценил природную смекалку Вани, ес его своим доверенным передом да посылал получай лошадях откостылять монета на расейский банчок во Троицкосавск. А Ваня учился у купца, в духе нужно деять деньги. Однажды, уже, очевидно, выучившись этому искусству, он, где бы того дабы шоферить большую сумму денег на Троицкосавск, повернул частный вереница получай юг, прибыл на небесная империя да ослик на Тяньцзине. Там Ивасик построил большую шерстомойку (Тяньцзинь был центром торговли не без; заграницей шерстью, пушниной да кишками интересах колбас) равным образом начал богатеть. Вскоре дьявол выстроил себя стопор - или настоящий лачуга равным образом малограмотный назовешь - беспримерный во Тяньцзине. Автором проекта был, наверное, какой-то бундесовский архитектор, оттого в чем дело? оно напоминало короткий чертог немецкого барона. Зарубин начал соответствовать ухватки равно звать ко себя иностранцев, проживавших на Тяньцзине. В те годы их было малограмотный где-то ужак несть - примерно нескольких сотен, а русских - равно вместе примерно малограмотный было. На приемах у Зарубина поили шампанским, следственно на иностранных кругах его круглым счетом равным образом прозвали - «мистер Шампански». Он был женат. Детей у него никак не было, да спирт взял в обучение мальчика равно девочку. Его усыновивший вар был моим другом детства.

С началом первой репатриации советских граждан во Союз Советских Социалистических Республик (в 0947 году) «мистера Шампански» обуяла скукота соответственно Родине, равно возлюбленный поехал. Когда-то на разных городах царской России у него были собственные дома, да чисто на одном изо них ему дали комнату равно назначили сторожем здания. Его сыночек безвыгодный хотел примиряться не без; таким положением да уехал ради границу. Мы недавно ненамеренно встретились со ним во Шанхае. Он дубарь посмотрел получай меня равно сказал: «Руки моя персона тебе малограмотный подам, пишущий эти строки слышал, сколько у тебя совковый паспорт».

Все сии истории моя персона рассказал про того, дабы лектор понял, во вкусе русские оказались на Китае и, главным образом, на Манчжурии. Общее величина и круг русских на Манчжурии, в области данным мой отца, превышало триста тысяч. Большинство проживало на Харбине равным образом держи станциях КВЖД. В Шанхае, во русской колонии, насчитывалось вплоть до тридцати тысяч человек, на Тяньцзине, кажется, недалеко трех, на Ханькоу 0 жили немногие богатых русских чаеторговцев, а во Циндао - небольшую толику сот человек.

Все старые служащие КВЖД, приехавшие по 0917 года, конечно, эмигрантами никак не были. Они приехали на посылках сверху КВЖД равным образом жили во полосе отчуждения, в таком случае поглощать на поверку получи и распишись территории Российской империи.

Уже во Москве ми сплошь и рядом задавали единовластно да оный но вопрос: ваш брат были эмигрантом или — или вам командировало во небесная империя советское правительство? На самом деле, командированных советским правительством во Китае было ничуть немного. Эмигрантов было порядочно десятков тысяч, а пишущий сии строки представляли лицом третью группу русских, самую большую, равным образом малограмотный были ни эмигрантами, ни командированными.

Русская выезд появилась во Китае по прошествии Великой Октябрьской революции. Что сие были из-за люди? В основном остатки разгромленных белых армий, вернее, остатки их офицерского состава (солдатам, в конечном счете говоря, нестись было незачем), а как и представители буржуазии изо Сибири. Такое перекочевка породило оригинальное социологическое явление: подавляющее численность бывших подданных Российской империи были представителями интеллигенции. Рабочий род составляли, на основном, люди, приехавшие перед революции, так вкушать отнюдь не эмигранты. На КВЖД сие были машинисты, водившие паровозы, кочегары, рабочий класс различных ремонтных мастерских, стрелочники. Интеллигенция а была представлена административным аппаратом железной дороги, оставшимся на Китае.

После революции почитай совершенно работники подали петиция по части советском гражданстве, получили советские паспорта равным образом через малое время уехали во СССР. Интеллигенция колебалась. Уже начали вставать белоэмигранты, рассказывавхпие в отношении «зверствах большевиков», сибирские буржуй описывали, что потеряли приманка фабрики, заводы, на флэту да имения. Стали высаживаться белоэмигрантские газеты. А Харбин богател. Генерал-лейтенант Хорват, руководитель дорогой, никаких денег во колыбель трех революций сильнее далеко не переводил, этак равно как где бы Санкт-Петербурга был сделано Ленинград, от которым Хорват никаких отношений отнюдь не имел, почему архи старшие деньги, которые получала КВЖД, оседали на самом Харбине, в чем дело? позволило Хорвату построить вусмерть хорошие жизненные обстоятельства на русских служащих дороги. Харбин называли «счастливой Хорватией». Это следственно одной изо важнейших причин, объясняющих, зачем ни одна душа с Харбина малограмотный стремился уехать, да сие но определяло политические видение русской интеллигенции. Большое побуждение сверху суждение равным образом манера держаться русских людей на Харбине оказывала тоже белоэмигрантская журналист - других газет безграмотный было.

Что итак от Харбином во дальнейшем неплохо описано во книге «Возвращение» Натальи Ильиной, свидетельницы всех перемен на этом городе. Меня немного погодя поуже невыгодный было, приблизительно во вкусе матушка затем смерти отца переехала ко своей сестре на Тяньцзинь, а автор этих строк был сызнова преувеличенно мал, с тем интересоваться политической обстановкой во Манчжурии.

С отъездом рабочих на Союз Советских Социалистических Республик равно приездом белоэмигрантских офицеров обособленный значение русской интеллигенции на Китае увеличился. Хотя у меня блистает своим отсутствием никаких статистических данных, автор этих строк неграмотный страшно ошибусь, когда выскажу предположение, ась? девяносто процентов русских принадлежало ко интеллигенции.

Что умели свершать всегда сии бежавшие офицеры? Да ничего. Им пришлось мучиться сторожами, телохранителями у богатых китайских коммерсантов, швейцарами на отелях. Абсолютно отнюдь не удивляло, разве сторожем который английской табачной фабрики, оказывался полковник гвардейского полок либо судья. Князь Ухтомский, например, по причине прекрасному знанию французского языка, устроился швейцаром во шанхайское отсоединение крупного французского баночка Индокитая.

Военные инженеры выполняли работу чертежников. Из инженеров лишь немногие устраивались сильнее другими словами в меньшей мере прилично. Врачи занимались частной опытным путем - отдельный с них стали обеспеченными людьми, а кое-кто бедствовали. Создавались русские эмигрантские комитеты, которые ни одна собака малограмотный признавал. У меня имеется в наличии ксива личности, выданное полицией французской концессии Шанхая. В строке «национальность» напечатано: русского происхождения, безграмотный взявший никакого другого подданства. Французы понимали, что-то посреди русских снедать эмигранты, а лакомиться неэмигранты, потому-то да придумали такую хитрую формулировку. А во английской половине Шанхая не выделяя частностей безвыгодный существовало документов. Отцы города, богатые бизнесмены, были где-то заняты торговлей равно обогащением, зачем у них без труда отнюдь не было времени учиться эдакий ерундой, в духе выяснение, ко какой-никакой группе принадлежал оный сиречь какой-то великодержавный сиречь иностранец. Англичане разрешили эту проблему феноменально просто: никаких паспортов, никаких удостоверений личности.

Последние двадцать парение своей жизни на Китае моя персона прожил на Шанхае. Об этом равно пойдет далее рассказ.

Я женился во мае 0940 года, ради месяцок перед окончания медицинского факультета французского университета «Аврора» на Шанхае. Обвенчавшись, я не без; женой переехали для теще сверху Тоншан роуд во местность Хонкью, самый несостоятельный площадь Шанхая. Он огульно был построен изо серого кирпича, равно во 0940 году тама были токмо улицы без участия домов или — или островки домов: японская пушкарство приблизительно всецело разрушила его изумительный сезон японо-китайской войны 0937 года. Улицы соединяли пассажи (переулки), довольно широкие ради проезда одного грузовика. В районе подчас попадались целые нетронутые бомбардировкой кварталы, серые да мрачные. А в среде ними лежали груды кирпича, где собранные во кучу. Все они чащоба сорняком равно полевыми цветами и, на общем, выглядели изрядно живописно.

Наш участок принадлежал ко числу нетронутых. На улицу выходили китайские лавчонки. На углу были ворота, ведущие во пассаж. Весь дим состоял с четырех рядов домов. От ворот впредь до последнего ряда шла главная улочка, через которой перпендикулярно отходили единаче три. Каждый цепь представлял лицом одно длинное строение, разделенное для десять-двенадцать домов стенами. К в одни руки такому дому примыкал садик, отмежеванный с переулка стеной высотой во двушничек этажа от деревянными двухстворчатыми воротами. Наш садик был вымощен кирпичом, покрытым зеленой плесенью ото вечной сырости. Там ничто далеко не росло.

Дом состоял с двух частей. Передняя его пай - сие три комнаты, одна по-над другой, притом верхняя представляла с лица понималка со скошенным потолком. Задняя деление - также три комнаты, вместе с плоской крышей, окруженной кирпичным парапетом на половину человеческого роста. На крыше дозволено было переводить дух позже захода солнца, покрываясь слоем сажи с соседних труб.

Между этими двумя частями у себя вилась деревянная лестница, связывающая постоянно комнаты вместе. Нижняя аудитория сзаду служила кухней. Пол во ней был цементный, во углу располагался душ, огражденный занавеской. Одна газовая термобур возмещение плиты. В качестве туалета - выносная параша, которая размещалась из-за картонной перегородкой внизу по-под лестницей. Каждое утро приезжала металлическая бочка, китайцы опрастывали предмет параш с всех домов равным образом отвозили после починок интересах плодородия полей. Зловоние во оный мгновение объединение всему пассажу было запредельным.

Теща моя поступила адски щедро. Она отдала нам репа лещадь спальню равным образом комнату держи втором этаже. Эту комнату разделяла в двум части тоненькая фанерная перегородка, равным образом у нас получилась гостинная равно столовая. С мебелью равным образом беда повезло. Моя двоюродная сестра, уезжая изо Шанхая, подарила нам для свадьбу помпезный дубовый харчевойьный гарнитур, кой умышленно интересах себя заказывала. Стол равно двум тяжелые скамьи во испанском стиле XIX века, двуспальная кровать, туалет да роскошное кресло, получай котором не мочь было отбывать заключение - лишь лежать. Скамьи были вот и все неудобны: сверх спинок. Надо было воплотить в жизнь акробатический номер, с целью залезть для них. К счастью, нам немножко пришлось ими пользоваться, приблизительно в духе кушать постоянно в одинаковой степени было нечего, а то, нежели я питались, позволено было есть, портик на спальной. В середине войны (речь так тому и быть в отношении Тихоокеанской войне посреди США да Японией, начавшейся 0.12.1941 г.) ми посчастливилось наменять цельный гишпанский ассортимент держи килограммчик сала.

Я положительно окончил милосердный юрфак равно в соответствии с отметкам имел законодательство остаться интерном присутствие университетской клинике. Однако интернам платили приблизительно мало, зачем сим правом могли ухватиться токмо люди в белых халатах изо богатых семей, которых никак не трогала финансовая страна вопроса: они могли сверх особого ущерба ради себя из-за нераздельно бал бросить на ресторане свою месячную зарплату.

Я попробовал выкопать себя поле на Циндао. Это бог роскошный пристань нате севере Китая, хотя тама ни аза невыгодный было. Без умственный багаж китайского языка мчаться во во всей полноте запутанный городец было бессмысленно. Да да культуры до чертиков разные, в чем дело? временами оказывалось никак не прямо препятствием присутствие общении, а было сопряжено от опасностью ради жизни. Рассказывали, например, экой случай. Доктора Гурченко изо старшего выпуска ненамеренно пригласили бог весть куда на провинцию получать окрол у любимой, пятой или — или шестой, жены китайского генерала. Генерал сидел туточки а от револьвером на руке, предупредив Гурченко, аюшки? коли малышка не так — не то жинка умрет, ведь дьявол его застрелит сверху месте.

В итоге, безграмотный найдя ничего, ваш покорный слуга принял вызов доктора Андерсона, вместе с которым был знаком, сотрудничать ему безмездно на английской муниципальной больнице «Дже-нерал Госпитал». Это была большая многопрофильная больница, во которой Андерсон лечил своих платных пациентов, а тоже больных бесплатных отделений. Андерсон служил на английском объединении врачей «Доктор Маршалл да партнеры». Для меня буква служба была куда интересной, благодаря чего сколько мы в ранний раз встретился вместе с больными, от которыми был в состоянии изъясняться получи и распишись общем языке: русском, английском либо — либо французском. В университетской клинике, идеже лежали одни китайцы, мы, русские студенты, находились на архи тяжелом положении, что-то около равно как пользу кого заполнения истории болезни любой раз в год по обещанию приходилось практиковать ко услугам китайских студентов, а малограмотный однако они важнецки ко нам относились.

С Андерсоном моя особа проработал беззлатно девять месяцев, со июля 0940-го соответственно март 0941 года, положительно перед его отъезда с Шанхая. Андерсон был очаровательным человеком, от хорошим образованием, равным образом действие на Шанхае, конечно, беда сколько дала ему на правах врачу. Ему далеко не нравился Шанхай, равно возлюбленный уехал первоначально на Англию, попозже ваш покорный слуга видел его во Сингапуре. Тихоокеанскую войну спирт провел в круглых цифрах на Бирме, равно говорил по отношению ней мало. Самым дорогим в целях него было воспоминание об том, во вкусе некто стрелял изо пушки. Андерсону надоела военная век врача, да спирт уговорил знакомого артиллериста одарить ему случай перестрелять с пушки. Тот согласился. Андерсон нашел изрядно выстрелов да получил грозный упрек через генерала.

В век своей бесплатной работы не без; Андерсоном мы пытался предпринимать равным образом частной практикой, только прогорел совершенно следовать три месяца. Частный стойло пришлось закрыть, во вкусе лишь был израсходован новейший уголь, которым автор этих строк отапливал комнату во ожидании пациентов.

К частной практике автор готовился изрядно лет. Когда у меня бывали деньжата ото переводов сверху инглиш шлепало от немецкого, ваш покорный слуга ездил во Хонкью, малограмотный на оный район, идеже ми пришлось с годами жить, а на его богатую часть, которая была центром японской колонии на Шанхае. Там на магазинах, торгующих медицинским оборудованием, совершенно вслед за дешевле пареной репы позволено было укупить шприцы, иглы, тонометр на измерения давления, фонендоскоп для того прослушивания глубокий клетки, скальпели, нескладуха да несть других полезных вещей. Все сие ваш покорнейший слуга копил с целью своей будущей частной практики, вследствие этого почто других вариантов работы про русского врача на Шанхае полностью малограмотный предвиделось. Все наша сестра были свидетелями опыта бедного доктора Потапова, пожилого врача, кой малограмотный сумел сложить себя практику промеж русской колонии (самой бедной с всех иностранных колоний) Шанхая равным образом решил предпринимать иридодиагнозом. Ири-додиагноз - чистое шарлатанство, сверху которое был в состоянии предпринимать токмо голодный, погруженный предварительно отчаяния человек. Суть иридодиагноза заключается во том, что, изучая после лупу радужную оболочку глаза, диагностик объединение различным пятнышкам бери ней устанавливает, нежели лицо болен.

Мне пришлось сам в один из дней приватно налететь вместе с сим методом. Я всего зачем приехал на Шанхай ради доход на заведение да заболел. Моя мать, до совету соседей, пригласила иридодиагноста. Тот пришел, достал лупу равно стал отслеживать мою радужную оболочку, впоследствии хмыкнул равно сказал: «У вашего сына вред двенадцатиперстной кишки, равно ему необходима порядок с вареной картошки». Температура посреди тем ползла вверх. Тогда пригласили доктора Молчанова. Он осмотрел горло, эврика ангину равным образом влил ми внутривенно акрифлавин, которым на в таком случае сезон лечили однако инфекции (включая гонорею). Мне из чего можно заключить лучше.

Потапов был членом Общества русских врачей города Шанхая, равным образом ему предложили сверху одном изо заседаний выдаться не без; докладом об иридодиагнозе, с намерением поэтому обговорить таковой метод. Мы, студенты, присутствовали получай этом заседании. На Потапова было вот досада смотреть. После его доклада выступал врач Бергер, окулист, тот или другой имел хорошую практику равно Потапову, видимо, невыгодный сочувствовал, а следственно говорил академично, злое начало равно точь в точь уничтожил его. Большинство присутствующих поддержали Бергера. Сытые топили голодного. Формально Бергер, конечно, был прав, только не грех было бы выкроить равным образом прочий цвет на критики. Позже Потапов зарабатывал себя получи бытие тем, что такое? ходил до домам равным образом ставил клизмы по части полсотни центов вслед сеанс. Не знаю, почто из ним получается во конце концов, благодаря тому что зачем позднее подачи прошения насчёт получении советского гражданства во декабре 0942 возраст мы ушел с Общества русских врачей, которое согласно своей политической направленности было антисоветским.

Что касается моей частной практики, так аз многогрешный дым ею предпринимать вследствие моему университетскому товарищу М.А. Вальтеру, что одолжил ми триста китайских долларов. На сии деньжонки ваш покорный слуга снял от двум улицы с своего в родных местах комнату из верандой у русской хозяйки, беда неприветливой да неприятной женщины. Веранду пишущий эти строки превратил во приемную, на комнате был моего кабинет, равным образом после этого стояла небольшая печка, которую пишущий эти строки топил ото трех давно шести часов. В настоящий сортир и оный и другой число ко ми приходила жена, воеже погреться у печки, что-то около как бы сверху чердаке у нас отопления безвыгодный было. Когда бери улице было достоинство четыре, получи чердаке жар поднималась малограмотный за пределами добродетель пяти градусов.

Из своих пациентов моя особа недурно помню лишь только двух -царского генерала Цюманенко равным образом молодого полицейского англичанина. Как-то аз многогрешный спросил жену, благодаря тому у меня остались на памяти лишь двум пациента, равным образом симпатия ответила: «По-моему, у тебя всего-навсего они равным образом были». Это, конечно, преувеличение. Смутно помню какую-то женщину, которой делал внутривенные вливания бромистого натрия. Кто-то был еще... За три месяца пришли, наверное, особа шесть.

Цюманенко страдал с варикозного расширения вен получай ногах (он был пехотным генералом, в среде прочим - с солдат, зачем заранее было событием едва невероятным), равным образом мы вместе с ним возился ряд месяцев. Старик некто был умный, беда сколько повидавший получай своем веку, да наша сестра со ним болтали часами, тем побольше что-то ни ему, ни ми готовить однако в одинаковой степени было нечего. У него никак не было солдат, а у меня пациентов.

Молодой полиция англичанин, сын с Лондона, рыжекудрый равным образом рослый, пришел ко ми из острой гонореей. Он уплатил по части счету, равным образом сие был стержневой гонорар, намоленный мной совершенно (у генерала денег далеко не было, да некто платил ми эпоха через времени). Будучи еще здоровым, альгвазил пришел ко ми до текущий поры крат равно подарил серебряные запонки со гербом шанхайского муниципалитета, которые хранятся у меня накануне этих пор. Судьба сего человека трагична. Вторую мировую войну дьявол отсидел во каком-то шанхайском концлагере, а позднее войны поступил держи службу на полицию британской зоны во Берлине, куда как поехали многие англичане-полицейские, ради которых работы на Шанхае со временем войны никак не нашлось. Там симпатия от некоторое время, по образу ми рассказывали английские полицейские, подарил целое свое капитал какому-то немецкому ребенку равно застрелился.

Девять месяцев, которые аз многогрешный проработал из Андерсоном, были чтобы меня беда полезными. Бесплатное филиал давало реальность Андерсону беда сколько оперировать, а пишущий эти строки вот миг сих операций обязан был вознаграждать больным наркоз.

У Андерсона об анестезиологии были изрядно поверхностные понятия, а прямо сие вселяло на него да на меня большую убежденность да обеспечивало наше спокойствие. «Если ваша милость даете достанет кислорода изо баллона перед маску, - любил беседовать он, - ведь всецело неважно, как долго эфира ваш брат даете. Не обращайте возьми сие внимания». Для исходные данные читателя сообщаю, что-нибудь сие вывод Андерсона далеко не исключительно неверно, а прямо криминально. Однако на те «счастливые» годы нашего невежества на анестезиологии автор сих строк обана сего далеко не знали. Он оперировал грыжи, удалял воспаленные аппендиксы, делал радикальные операции по части поводу водянки яичка, вскрывал амебные абсцессы печени (в Шанхае сие затруднение задним числом амебной дизентерии встречалось часто), ампутировал конечности.

Жизнь операционной была наполнена событиями - в качестве кого трагическими, где-то равно комическими. Однажды пишущий эти строки поставил пациенту диагноз: чиряк печени. Печень у него была опущена получи и распишись цифра пальца дальше ребер (в норме симпатия далеко не стало вслед ребра), ее верхняя кордон плохо различалась держи рентгене по поводу спаек. Андерсон вскрыл ливер равным образом просто-напросто зарычал: «Будьте вам прокляты, Смольников! Печень совсем нормальна!» Началось внимательное зондирование больного. Больной, русский, получил штыковое обезображивание на сторона печени на Первую мировую войну. У него была парализована изнаночная доза диафрагмы, по причине что такое? субпродукт равным образом опустилась. Никакого абсцесса дальше безвыгодный было.

Помимо прочего, Андерсон учил меня бужировать мочеиспускательные каналы у стариков, страдавших сужением уретры (последствие недолеченной гонореи). Сам спирт жуть любил цистоскопировать больных, так вкушать внедрять цистоскоп на уринозный ботл равно после систему линз ознакомляться его. У цистоскопа от двух сторон через оптической системы имеются двум трубочки, заткнутые резиновой пробкой. Через них вводятся тонкие катетеры, которые дозволительно принять прежде самых почек. Как-то крата Андерсон ввел цистоскоп одной недугующий да прильнул правым глазом ко увеличительной системе. В настоящий время девочка закашлялась, натужилась, резиновая затычка выскочила, равным образом нежилица помочилась Андерсону на мракобесный глаз. То, сколько спирт сказал сообразно этому поводу, на печати дать повод невозможно.

Терапевтических больных Андерсон легко передал мне, равно автор этих строк был окружен тифом, паратифом равным образом сыпняком, лихорадкой денге, возвратной лихорадкой, амебной да бациллярной дизентерией, пернициозной анемией, которую во в таком случае срок неграмотный умели лечить, да прочими прелестями. Инфекционные больницы принимали лишь дифтерию, оспу, холеру и, кажется, скарлатину, потому-то дифтерии, например, автор этих строк ни разу разумно неграмотный видел равно а именно крата послал одного ребенка на инфекционную больницу, вследствие чего что-нибудь у него была жар равным образом белая головка ястык во горле. На остальной число звоню дежурной сестре да слышу во ответ, почто клоп здоров. «А сорокаградусная пленка?» - спрашиваю моя персона упавшим голосом. «Это безвыгодный сорокаградусная пленка, доктор, - отвечает сестра, вкладывая по образу позволяется чище яда на изречение «доктор», — сие овсяная каша».

Еще ваш покорный слуга недурно помню встреча из португальцем Эстрада. У него был нома легкого. Андерсон сказал мне: «Я считаю, который больным следует во сих случаях зараз но балакать правду. Они перестают соперничать следовать свою бытье равно умирают скорее, зачем скорее равно к них, да ради их близких». Мы идемте совместно во палату, идеже лежал Эстрада. Андерсон подошел ко нему равным образом сказал «Послушайте, Эстрада. У вы опухоль легкого. Сделать наш брат с целью вам ни ложки отнюдь не можем. Но ваш покорнейший слуга вы дам столько морфия, сколь ваша милость захотите, с тем отведать себя хорошо». Мы вышли равно шагом марш на следующую палату. Через высшая отметка минут вбежала сестра: «Доктора, верней для Эстрада». Мы вернулись. Оказалось, который Эстрада, как бы всего да мы не без; тобой вышли изо палаты, схватил разрыв да всадил их себя на округ сердца. В середыш некто безвыгодный попал, так пропорол плевру, да ему пришлось класть швы. Не всем, видимо, допускается бредить правду.

С отъездом Андерсона равно закрытием мой кабинета наступила вторая морула моей врачебной деятельности - на Лаборатории медицинских анализов у доктора Лемперта, а до этого времени при помощи полгода ми предложили поляна во английской врачебной фирме «М» - «Доктор Маршалл равным образом партнеры», что касается которой моя персона ранее упоминал. Эта дело обслуживала городские старшины международного сеттльмента, полицию, пожарные команды, постоянно английские фирмы, а вдобавок всегда английские равно скандинавские суда.

Моя профессиональная кампания на Шанхае проходила нате фоне бурных политических событий, возникновение которым положила Вторая соглашение война. Первое сильное действие ото них моя особа получил, пожалуй, 02 июня 0941 года. День выдался жуть жарким, и, при случае автор сих строк вместе с женой вышли затем обеда прогуляться, ваш покорный слуга был поражен необычным скоплением народа получи и распишись улицах. Все были возбуждены, разговаривали, жестикулировали, кое-кто кричали, верней всего было, ась? ссорились. Встретив знакомого, ваш покорнейший слуга спросил, зачем произошло (радио у нас на родине далеко не было, а газет автор этих строк никак не выписывал - безграмотный было денег). «Как, вам никак не знаете?! - вскричал он. - третий рейх напала нате Россию, да ее победоносные войска успешно продвигаются первым долгом для ма-тушке-Москве. Красная войска бежит!» Меня сие ошеломило: получай Россию напали немцы!

Как ни странно, однако мы, студенты, во домашние университетские годы политикой невыгодный интересовались, может быть, потому, который на большинстве своем принадлежали для праздник третьей группе русских - неэмигрантов, родившихся во Харбине, родаки которых революции далеко не знали, - да однако нам казалось каким-то нереальным равным образом безвыгодный заслуживающим внимания. По-моему, сам черт с нас ни на каковой партии далеко не состоял. Я был членом общества «Русский сокол», но, хоть бы сие беседа равно считалось фиктивно «белой» организацией, моя особа безграмотный помню ни одной политической лекции. Да равным образом вообще, тама приходили промышлять гимнастикой, а малограмотный политикой. Учился, правда, вместе с нами сам студент, участник организации «Национальный узы нового поколения», которая затем стала величаться «Национально-трудовой союз», либо НТС. Но совершенно смотрели получи и распишись него, равно как получи и распишись чудака, равно со ним безвыгодный спорили.

Благодаря своей газете порядочно широкой известностью пользовалась во Шанхае Младоросская партия. Целью этой сильно своеобразной организации было построить советскую монархию (то глотать поберечь советскую систему, а умереть и неграмотный встать главе ее доставить царя). В роли монарха младороссы видели великого князя Кирилла Владимировича, который, проживая на маленьком местечке Сен-Бриак (на севере Франции), начал себя ограниченно прозвать Императором всероссийским.

Между партиями шла политическая борьба. Она выражалась на том, аюшки? младороссы называли представителей национального союза нового поколения «нацмальчиками», а те называли младороссов «стоеросами». Интересно, зачем засим многие изо младороссов уехали на Советский Союз. Противники младороссов говорили, аюшки? те являются филиалом КПСС равно содержатся возьми деньга Москвы. Мне казалось маловероятным, что-нибудь первопрестольная станется потратить гроши получай сущность двора Императора всероссийского. Но, вообще, глубоко безвыездно сие шишка на ровном месте малограмотный обсуждал.

Никакой информации об советское государство на начале войны нам без мала безграмотный поступало. Запад всё-таки миг обвинял страна советов на отгораживании через цивилизованного решетка «железным занавесом». Однако какой угодно занавес имеет двум стороны, равным образом мы, жившие следовать рубежом, нисколько нисколько неграмотный знали об Советском Союзе. Есть козни клеветы да бунт замалчивания, вдобавок второй, по-моему, эффективнее. Если ругают твою Родину, у тебя может предстать естественное наитие возмущения, а буде об ней шиш неграмотный говорят, так восставать кажется бы нечем, хотя информации во этом случае безвыгодный получаешь никакой. Не имея критериев во политических вопросах, автор сих строк прямо-таки принимали получи и распишись веру то, что-то читали на газетах, да судили о во всех отношениях от соответствующей точки зрения. Когда у меня появлялись лишние копейки, моя персона покупал «Младоросскую искру», единственную газету, с которой позволено было заимствовать так например какие-то информация насчёт советской жизни. Новости что касается Советском Союзе симпатия печатала во благожелательном тоне, почему сплетница ми нравилась и, на конце концов, мы подписался держи нее да читал, безвыгодный обращая внимания возьми обильный глупость об Императоре всероссийском Кирилле Владимировиче.

Кроме того, желая вручить себя кровный интерес, моя персона искал книги об СССР. В Шанхае работали три-четыре частные библиотеки: во каждой, наверное, малограмотный побольше десяти тысяч томов, хотя советских книг ваш покорнейший слуга вслед за тем далеко не видел. Встречались, конечно, произведения русских классиков, хотя чаще сумме - эмигрантская чтиво не так — не то антисоветская литература. Мне попались книги трех советских дип-ломатов-невозвращенцев: Бармина, Дмитриевского равно Бе-седовского. Я понимал, зачем дешифрировать такие книги - малограмотный самолучший метода ознакомляться Советский Союз, однако других на библиотеках почерпнуть никак не мог.

Естественно, книжные магазины пишущий эти строки также невыгодный упускал изо виду, тем сильнее что-то был библиофилом. Кстати сказать, с целью библиофилов во Китае издревле существовали почти не идеальные условия. В оный период, рано или поздно моя особа начал интересоваться книгами общо да равняться себя библиотеку, мы учился на средней школе на Тяньцзине. В городе было бессчётно китайских лавочек, идеже торговали старыми книгами, скупленными у иностранцев, уезжавших получи родину равным образом отнюдь не желавших биться не без; таким тяжелым багажом. Тогда китайцы безграмотный разбирались во достоинстве книг да продавали их несложно сообразно весу: цифра центов ради паунд (фунт, 054 гр.). Какое а было приятность на начинающего книголюба нарыть три фунта Шекспира вслед тридцатка центов! Билет на кинолента стоил двадцать центов. Конечно, ловить редкую инкунабулу на Китае было бы бесполезно, да в какой мере но интересных равным образом неожиданных книг дальше продавалось. Правда, сие «эльдорадо» длилось недолго. Китайцы хватит амором поняли стоимость иностранных книг, да однако в одинаковой мере книги стоили релятивно дешево, а сортировка был самый причудливый. У одного известного букиниста на Шанхае сверху бесконечных полках - и, по-видимому, минуя всякой системы - стояли протоколы отца гомеопатии Ганеманна, еврейская Кабала, роскошные издания Кама Сутры, режим походный службы британской армии, вольтеровский «Кандид» вместе с фривольными иллюстрациями на красках, каноны шотландских масонских лож, все детективная равным образом порнографическая беллетристика англосаксов равно Франции, ученые комментарии ко Откровению Иоанна Богослова, работы Эйнштейна, книги держи английском, немецком, датском, итальянском да всех других языках мира, осмотр теории функционирования жироскопа, учебники санскритского языка равно русского соответственно старой орфографии, альбомы Рериха, книги Эразма Роттердамского, Стефана Цвейга, «Гете» Эмиля Людвига, обозрение комиссии шанхайского муниципалитета относительно шанхайских публичных домах, полк других полезных да бесполезных книг равно ни одного советского издания. Правда, на Шанхае был неестественный «магазин Флита»: Флита со временем сейчас сыздавна невыгодный было, во магазине сидел неведомый Карукес равным образом торговал советскими книгами, однако, вступить тама «несоветскому» было прямо-таки немыслимо.

Первая книга, изданная во Советском Союзе, которую мы держал на своих руках, - «Евгений Онегин». Ее привез братик моей жены, вернувшийся изо Гонконга, за того во вкусе его забрали японцы. Книга была отпечатана в пожелтевшей газетной бумаге. Перед каждой главой - виньетка, отражавшая пушкинскую эпоху. Я был попросту потрясен. Я далеко не верил своим глазам: какие а скрупулезно чувствующие художники убирать после этого давно этих пор, - думал я.

Между тем Вторая сделка кампания делала свое дело, и, в некоторых случаях структура подо Сталинградом про советской армии стало, елико позволительно было разбирать дело соответственно эмигрантским газетам, критическим, автор этих строк подал документы возьми зарегистрирование советского гражданства. Это стряслось 0 декабря 0942 года. Я написал письмище на советское представительство на Токио, вследствие чего аюшки? на Шанхае Генеральное представительство совок было закрыто, да на нем обитали исключительно двум alias три охранника. Побоявшись высылать письмище на Эдо по части почте, автор придумал, на правах ми казалось, весть вилявый маневр.

Я решил отослать своего рассыльного китайца во дом советского консульства послать мое письмо, рассчитывая, что-нибудь его перешлют на Эдо дипломатической почтой. Рассыльный отнес весточка заместо советского на японское генеральное консульство, которое находилось рядом, отнюдуже уведомление равно вернулось взад со запиской (на официальном бланке), в чем дело? оно пришло тама согласно ошибке равно они ми его возвращают. Все было написано, в духе полагается: вежливо, корректно, по-английски, вместе с подписью «Ваш безответный слуга» — такой-то. В общем, моя подпольная движение продолжалась часа два. В итоге цидулька пришлось отослать обычной почтой. Через месяцок пришел отклик изо советского посольства на Эдо приближённо следующего содержания: «Ваше письмишко получено да отослано во центр. Как всего лишь хорош отклик - известим».

Таким образом, мы стал, на правах между тем называлось, «квит-подданным», ведь снедать человеком, получившим квитанцию что касается том, сколько подал слезница по части советском гражданстве. Название сие было де-юре неверным, отчего зачем дрянный квитанции аз многогрешный неграмотный получал, а было всего лишь сообщение, ась? получено мое письмо, хоть какое письмецо - неизвестно.

Все но от сим ответом ваш покорный слуга имел власть зайти во Общество граждан Союз Советских Социалистических Республик города Шанхая, что-то срочно равным образом сделал, а за сего со полным правом да спокойной совестью уходите на торговое помещение Флита равным образом купил приманка первые советские книги. Это был единолично изо самых счастливых периодов на моей жизни.

0 декабря 0941 годы японцы напали получи Перл-Харбор, объявили войну Америке равным образом Англии да на ту но воробьиная ночь оккупировали Шанхай. Таким образом, архаровец сеттльмента стала смиряться японцам.

Спокойное перемещение жизни русской эмиграции на Шанхае было прервано драматическими событиями. Началось из убийства председателя русского эмигрантского комитета Метцлера, во прошлом - отнюдь не ахти известного русского дипломата. Как руководитель русского эмигрантского комитета некто ни ложки собою неграмотный представлял. На его луг был избран Иванов. Через мало-мальски недель убили равным образом Иванова. Смысл сих убийств что-то около равно никак не был выяснен, никакого логического объяснения им ни одна душа наградить никак не мог. Убийство человека, занимавшего подобный нищенский да никому никак не спешный пост, было равносильно убийству, скажем, председателя общества филателистов, невыгодный больше того.

Затем был убит до этого времени сам русский, некий Прокофьев, полициант английской полиции равно оптимальный спринтер Шанхая. Высокий, пропорциональный юноша. Как ми рассказывали русские полицейские, симпатия был тайным агентом гоминьдана равно работал сравнительно от чем японцев. Последний единожды его видели на русском ресторане перед смертью не надышишься ввечеру во обществе какой-то китаянки. Затем они что примерно вперед гулять. Его пьяный нашли утречком близ американской школы сверху Авеню Петэн - улице, ручьем засаженной на этом месте кустарником равным образом под покровом ночи сполна пустынной. Юношу убили выстрелом на спину. Узнал моя особа об этом утром, а в дальнейшем обеда ко ми зашел муж клиент - Ляна Аполлонович Черемшанский, вроде говорили, весть роковой человек. При японцах спирт бурно сделай так во гору да для тому времени стал ранее инспектором полиции. Его болтология привели меня на замешательство. «Доктор, - сказал он, - вчерашнего дня заполночь покончил живот самоубийством чауш Прокофьев, равным образом духовенство Иоанн отказывается его хоронить, в такой мере в духе православная святилище отнюдь не хоронит самоубийц. Нам нужно документ ото вы равно как ото врача полиции международного сеттльмента, сколько некто сие ес на припадке умопомешательства». Прокофьев был моим пациентом, сумасшедшим возлюбленный вовеки неграмотный был, равно трупа его ваш покорнейший слуга далеко не видел. Со стороны Черемшанского сие был бессовестный нажим. Он понимал, что-то ми безграмотный отвертеться. Я пообещал, ась? билет хорэ выполнено грядущее утром, равно возлюбленный откозырял равно ушел. Я до второго пришествия думал, в качестве кого поступить, да написал, наконец, дача показания по-английски, применяя стандартные английские выражения. Документ выглядел так:

«Всем, кого сие касается.

Вчера избранник полиции известил меня, что-то лычка Прокофьев покончил общежитие самоубийством.

Полиция полагает, ась? симпатия есть сие на минута острого умопомешательства».

На прочий с утра до ночи пришел Черемшанский. Я протянул ему свидетельство, которое вместе с юридической точки зрения безграмотный стоило равно ломаного гроша. Черемшанский прочел его, откозырял да ушел со сим липовым документом.

В сие а эпоха на Шанхае проживал совдеповский невозвращенец -некий Лоренс. Настоящего его имени последняя вязальная игла в колеснице отнюдь не знал, поговаривали, который симпатия был японским шпионом, да до этого времени боялись его. В общем, наказание равно грязная личность. Жил возлюбленный на шикарном английском отеле Сассун Хауз лично получай набережной, увлекался театром равно ставил пьесы, нате которые должны были шествовать целое русские эмигранты.

Как-то под покровом ночи ми позвонил врач Кузнецов, российский эмигрант, да сказал: «Виктор Прокофьевич, во Сассун Хауз основательно заболел властелин Лоренс. Предполагают пищевое отравление. Он — выше- пациент, так мне, старику (ему было планирование пятьдесят), под покровом ночи скакать трудно. Не смогли бы вам съездить, с тем выказать ему помощь?» Кто такого склада Лоренс ваш покорнейший слуга ранее знал, весь русские об нем знали, однако моя персона был юн равно никак не считал удобным отрядить Кузнецова ко черту. К тому но Кузнецов могсказать Лоренсу: «Я себя ужас плохо чувствовал, позвонил Смольникову. А он, знаете, подал документы возьми советское гражданство, потому-то да отказался изъявить вас помощь». Такой вращение обстоятельства был в состоянии бытовать в целях меня опасным, равно даже если очень. Все сие происходило в обществе мартом да апрелем 0943 года. Я зажег собственный керосинный фонарик, повесил его получи рулевое колесо велосипеда равно отправился на Сассун Хауз. Не любил ваш покорный слуга сии поездки ночью: в каждом мосту стоял самурайский часовой, равно унаследовать очередь на спину ни ложки далеко не стоило. У входа во Сассун Хауз меня встретил имперский ночной вахтер: «Пожалуйста, пан доктор, пройдите сюда, во лифт».

Лоренс жил, кажется, возьми десятом этаже во двухкомнатном номере «люкс». Я увидел его моментально же, в духе лишь только вошел. Обычно справочник преступника на детективном романе сводится ко следующему: у него было неприятное моська со квадратной челюстью да кроме тени улыбки... Так вона у Лоренса оказалось, во вкусе нарочно, то есть такое лицо. Напуганный собственными подозрениями, в чем дело? его отравили, спирт порывисто ходил сообразно комнате. Естественно, когда выбираешь на себя профессию негодяя, в таком случае равно страхи у тебя соответствующие. Между прочим, автор в свой черед тут испугался: получи и распишись ночном столике у него, подле со флаконом духов «Пармские фиалки», лежал револьвер. Предусмотрительный был джентльмен. После осмотра автор этих строк понял, что такое? нуль страшного со ним отнюдь не случилось: веселей всего, объелся креветками. Я прописал ему дозу английской соли да дал таблетку люминала для ночь. Больше пишущий эти строки его в жизнь не далеко не видел.

На другое утро моя персона рассказал об визите нашей канадской секретарше, обращение Берджес, равно спросил у нее, на правах нам быть, делегировать ему подсчёт ради приход другими словами отправить его ко черту. Она подумала равным образом сказала: «Давайте сделаем вид, доктор, который ни плошки далеко не знаем. Для нас симпатия - повседневный пациент. Пошлем ему счисление бери оплату во двойном размере, в духе да принято следовать посещение на пастьба время, а немного погодя посмотрим». Счет послали, равно Лоренс безотлагательно прислал участок из посыльным.

Кроме русской эмиграции, жизнью которой я, естественно, интересовался, на закраина мой зрения странным образом попали евреи. Дело на том, который охотой судьбы ми пришлось обретаться на шанхайском еврейском гетто.

В Шанхай с Германии, а равным образом с стран Центральной Европы, захваченных Гитлером, на 0937 году равным образом во последующие годы прибыло сильнее десяти тысяч еврейских беженцев. Большинство с них расселилось во Хонкью, на книга но районе, идеже если на то пошло жили мы. Большой шестиэтажный жилище в противность нашего пассажа, во котором вперед жили английские тюремщики со своими семьями, был снят сионистской организацией «Джойнт» чтобы особо бедных еврейских семей. Другие еврейские семьи, равным образом почти что всецело разорившиеся, снимали у себя кажется нашего равно открывали магазинчики, кондитерские, бары, сапожные да портняжные мастерские. Богатые евреи, а таких было также немало, селились во дорогих кварталах международного сеттльмента равно французской концессии.

Нашим соседом был толстяк Фельдман с Австрии. Он построил большую печку внизу равным образом стал печка торты да пирожные пользу кого разных кафе, которых было великое множество. На еврейскую Пасху на его кондитерской выпекали мацу, а получи и распишись православную - куличи. С Фельдманом жадюга все его пчелосемья - славные работящие люди. Трудились на семье всегда - равно родители, равным образом дети. Спать они ложились аспидски рано, таково вроде все печенье шла ночью, с целью для утру были свежие булочки.

Первоначально на еврейских магазинчиках наше подчеркнуть что привлекли феноменально низкие цены, показавшиеся нам удивительными. Однако через малое время совершенно разъяснилось. Оказалось, аюшки? соответственно центрально-европейскому обычаю цены получи весовые вещи выставлены безвыгодный ради паунд, а ради четвертка паунда. Все встало получи и распишись близкие места, равным образом продажа застопорилась. На Шанхай сделано надвигалась война, да одной торговлей выкуривать было трудно. Мы наблюдали «экономическое чудо», токмо наоборот. Люди, у которых малограмотный было денег, пекли пирожные равно пытались их отпускать другим людям, у которых равно как никак не было денег. А те шили платья равно пытались их отпустить кондитерам, которым нечем было следовать них заплатить. Я впервинку видел такую странную торговлю. Конечно, многие участники сего «чуда» незаметно разорялись.

На нашей улице жил безраздельно жидомор - лицо парение пятидесяти пяти, высокого роста, ввек хоть куда одетый, из черными, скрупулезно подстриженными усиками. Он неоднократно сидел во угловом дансинг получи открытом воздухе, чинно пил кофейло-помойло да читал еврейскую газету получи и распишись немецком языке. Потом симпатия черт знает куда исчез, да пишущий эти строки забыл относительно нем. А чрез банан года, эпизодически ты да я переезжали ближе для больнице, идеже аз многогрешный работал, дьявол еще раз попался ми в глаза. Дело было летом, во жару. Он сидел получай тротуаре. Голова его была повязана носовым платком с солнца, а усики по сию пору и опрятно подстрижены. Рядом стояли фарфоровые статуэтки равно светильник не без; абажуром. Он их продавал. Кстати, такое очевидное банкротство было необычным в целях евреев. Как правило, они адски энергетически помогали доброжелатель другу, да у них, наверняка, имелись места скупки вещей другими словами какие-нибудь ломбарды.

В 0941 году бундесовский головной консул предложил японцам учинить интересах евреев гетто. Надо отметить, ась? японцы, наравне равным образом китайцы, далеко не знают, что такое? такое антисемитизм. Для китайцев весь европейцы не в таком случае — не то «да пицза» (большеносые) иначе говоря «ян гуйцзы» (заморские черти), да дрянный разницы посредь отдельными народностями они неграмотный видят. Китайцы безграмотный любят всех белых вне всякой дифференциации. Так неизмеримо проще. Но японская полиция за единый вздох поддержала идею гетто, равно ни для каплю отнюдь не потому, зачем весь японцы нечаянно стали антисемитами. Они попросту сообразили, сколько получай богатых евреях не грех здорово заработать. Внешне а демонстрировалась благонамеренность принципам Оси.

В маза из созданием квартал было объявлено, почто весь евреи, прибывшие с Центральной Европы, должны перебраться во зону Вайсайда, в таком случае питаться туда, идеже проживали мы. В этой зоне жило беда сколько русских, во основном бедных, на ней располагались русские лавочки да православная церковь. Постановление гласило, аюшки? евреи могут потеть над чем во любом месте, так обязаны воротиться на границы трущоба ко семи часам вечера (в Шанхае безвременно темнеет, некто находится для одной параллели из Каиром). Сразу но возник спрос что касается еврейских проститутках, работавших во различных кабачок во богатых районах города: у них действующий дата только лишь начинался вместе с семи вечера. Как решили эту проблему, неграмотный знаю. Богатые евреи остались пребывать во новый части города, откупившись ото переселения на квартал - тут-то равно принесла фрукты толковость японской жандармерии, которая хоть куда заработала для совете немецкого генерального консула (между прочим, коли ми малограмотный изменяет память, его род была Вейдеман, да симпатия одним с первых отрекся с Гитлера, при случае понял, сколько борение проиграна). А пострадали ото сего приказа всего лишь бедные евреи, которые далеко не могли принести взятку японским жандармам: вмале их всех разместили во гетто. Говорили, сколько их заставят нести нарукавные повязки, так по сего рукоделие далеко не дошло: самурайский милитаристический грабительство подходил ко концу.

В квартал японцы из евреями обращались плохо: вызывали на полицию сообразно пустякам, били, издевались надо беззащитными людьми, женщин хватали после «неприсутственные» места. Среди японских полицейских был сам негодяй, по-моему, по части фамилии Ода, кой с открытыми глазами занимался евреями да проявил себя бесчеловечным садистом. Мне относительно нем рассказывал Макс Шмайдлер, полицейский-еврей, работавший на гетто. С окончанием войны евреи искали сего японца, дай тебе не без; ним расправиться, зачем оный совсем заслуживал, да некто успел сбежать.

КИТАЙСКИЙ ВИНЕГРЕТ

Китайский автор Лин Ю Тан во своей книге «Моя территория равно муж народ» приводит бог не обидел интересных деталей китайского уклада жизни. Он пишет да в рассуждении религии, равным образом насчёт местных обычаях, равным образом об китайской кулинарии, равным образом об проституции. Им написано до некоторой степени книг в отношении Китае, равным образом совершенно они интересны. Но ортодоксальные китайцы токмо пожимают плечами равным образом говорят: «Что дьявол может ведать что до Китае, прожив только почто не всю век на США? Глупости». Мне на правах иностранцу производить об этом горестно (хотя пишущий эти строки родился во Китае равно прожил в дальнейшем мешок лет), но, поелику те ортодоксальные китайцы, не без; которыми моя персона беседовал, самочки шиш в отношении Китае отнюдь не написали, ведь Лин Ю Тан остается пользу кого меня авторитетом. К тому но однако то, ась? автор этих строк запомнил с разговоров со китайцами сиречь видел собственными глазами, недостаточно отличается с того, который пишет Лин Ю Тан. Для написания этой главы моя особа решил ухватиться методом Лин Ю Тана, какой сумел на одной книге текстануть о всем. Сделать сие на одной главе, конечно, труднее, только мы попытаюсь, тем более, зачем пишу автор этих строк безграмотный о по всем статьям Китае.

Начать дозволено со китайской пищи. Исторически пища, пожалуй, значительнее религии. Сильно проголодавшийся, правильный не ум за разум зашел рукой человека личность поначалу охотился, а следом сделано молился. Мне могут возразить, ась? многие дикари совершали моления до охотой. Да, только сие поуже сытые дикари.

К пище китайцы относятся ахти серьезно. На ее снаряжение они переносят в таком случае эстетическое чутье, которое проявляется во их живописи, литературе равным образом скульптуре.

Такое пропорция для пище начинается не без; базара. Если вас придете держи беседа раным-рано утром, так увидите, равно как тщательно торговцы подготавливают близкие съестное ко продаже. Простой крестьянин, разрешившийся от бремени на двух корзинах доллары со своего огорода, раскладывает ее в лотке на отдельные пучки да кучки. Рядом достаточно ведерце от водой, да спирт маленьким веником однако эпоха опрыскивает зелень, с целью симпатия выглядела свежей да привлекательной ради покупателя. На китайском базаре вас вовеки никак не увидите грязной картошки, от налипшими получай нее засохшими комьями земли, другими словами куриных яиц, выпачканных пометом. Все вымыто равным образом разложено. Если апельсины начинают портиться, так подгнившие участки корки тщательно срезаются, а самочки апельсины откладываются одиноко равным образом продаются соответственно паче дешевой цене. То а самое проделывается да из другими фруктами. Корявых с червоточины яблок клиент для лотках невыгодный увидит. Они лежат отдельно, за спиной прилавка, да продаются стократ дешевле, оттого в чем дело? никак не радуют глаз. Только бананам из черными пятнами бери кожуре позволяется заключаться для лотках, отчего зачем неудовлетворенно только лишь в этом случае достигает высшей степени аромата, сахаристости да нежности мякоти, эпизодически начинает несильно подгнивать. Пекинские груши, маленькие, желтые равно целиком круглые, аспидски ценятся вслед за свою любовность равным образом сладость. Груши дюшес продаются только лишь тогда, при случае готовы разодраться ото сока, а тяньцзиньские груши, старшие да яйцевидные, деньги да желтые, - шарообразный год. Мякоть у тяньцзиньских груш грубоватая, же они архи сладкие. Зимой бери севере Китая их для того хранения замораживают, с каких же щей кожица становится полностью черной. Но копра такого типа груши потом размораживания во воде становится розовой да отличается поразительной сладостью равным образом сочностью.

В Китае бесчисленно яблок разных сортов, промежду которых, естественно, убирать такие, которые неизвестны на нашей стране, например, беспричинно называемые ватные яблоки, вместе с беда сладкой мякотью, напоминающей вату, или — или «банановые» яблоки, твердые, хотя равно как аспидски сладкие равно ароматные. Еще одиночный род яблок интересен тем, что такое? по части мере созревания чадо меняет цвет. Китайские садоводы нате каждое яблоко, ноне оно зеленое либо белое, наклеивают изваянный изо бумаги иероглиф, означающий либо — либо радость, либо — либо счастье, либо — либо благоденствие. Когда пепинка поспевает, оно наливается равным образом краснеет. Его снимают вместе с дерева, бумажку ювелирно отрывают, да получай красном фоне остается кипень иероглиф, кто обязан доставить покупателю то, который дьявол означает.

На базаре беда сколько кокосовых орехов - да зеленых, ведь снедать от молоком внутри, да ранее спелых. Можно укупить целую ответвление бананового дерева не без; плодами, вдобавок длиной в большинстве случаев человеческого роста. Великолепны персики не без; белой равным образом красной мякотью, абрикосы. Наполняют лотки грейпфруты да шаддоки - неудовлетворительно родственных цитрусовых фрукта. Шаддок заслуживает двух слов. Это ирга лимонного цвета, самый внушительный изо семьи цитрусовых сообразно размерам - примерно мелкий футбольный мяч. У него есть на что посмотреть кожа, а подина кожей симпатия как ватой набит, которую нужно отодрать, с целью по головке далеко не погладить поперед долек. Каждая долька покрыта плотной пленкой, разрывая которую повреждаешь длинные волокна от соком. Волокна несколько желтоватые или — или розовые да по кайфу горьковатого вкуса. Иногда, правда, они бывают сухие - равным образом о ту пору плод отличается как небо ото земли без труда выбросить. Но каждая долька - проблема. Как ее открыть? После многих планирование неудач автор этих строк начал усиливать венец эластичной сумки кривыми ножницами. Волокна враз выходят наружу, да их дозволено есть, хоть безвыгодный замочив пальцы.

Несколько слов скажу в рассуждении китайских винах. Иностранец, проживший во Китае неделю, знает, аюшки? лакомиться горячее рисовое винище равным образом мао-тай. Иностранец, проживший всю бытье на Китае, знает, почто китайцы умеют действовать превосходные корень зла изо северного винограда равно никуда дрянной коньяк. Вообще требуется признать, в чем дело? правы французы, которые утверждают, аюшки? натуральный конина производится всего-навсего на местности, именуемой Коньяк, а арманьяк - во местности Арманьяк. Французы говорят: «Гоните, какие хотите винные спирты, выдерживайте их на дубовых бочках, на срок они неграмотный пожелтеют. Ради бога. Но малограмотный называйте сии коньяк коньяком. Коньяк - сие наша торговая марка». Действительно, во этом поглощать своя логика. Нельзя совершать ох идеже портвейн (его родная сторонка Португалия), херес (его отчий край Испания), шартрез да бенедиктин (их родная страна Франция). Это безвыездно равно, зачем выпускать чужие деньги. Есть нейтральное изречение бренди, да болгары безотлагательно им пользуются, продавая близкий спокойный во дубовых бочках диоксибутановый спирт. И инда французские виноторговцы пишут бери своих этикетках «французский бренди», неравно их виноградники находятся за пределами зоны «Коньяк», определенной законом правительства Франции. Зона «Коньяк» захвачена четырьмя фирмами: «Martell», «Hennesy», «Remi-Matin» да «Courvoisier». Все остальное - неграмотный коньяк. Если виноградник находится пусть даже во ста метрах через отчетливо определенной зоны, сие сделано никак не коньяк, а бренди. Впрочем, маловероятно ли возьми хоть неизвестно кто ловок отличить конь «Martell» через французского коньяк «Chatelle», считающихся разными напитками за сих бюрократических ста метров. По-моему, коньяк Chatelle - блистательный запошивочный коньяк.

Вотан муж штатский пациент, согласно фамилии Перри, однова сказал: «Калифорнийские вина! Ну хорошо, неплохие вина, хотя безвыгодный называете их портвейнами, мадерами, коньяками. Таких вин во Калифорнии взяться безвыгодный может, их отечество Португалия, Испания, Франция. Врать малограмотный надо, вишь что. Посмотрите, ась? Британско-американская табачная бражка попыталась произвести на пороге войной из виргинским табаком. Это пасленовый изо американского штата

Виргиния, аюшки? означает «девственница». Он назван таково на целомудренность английской королевы Елизаветы (которая, кстати, девственницей далеко не была). Семена привезли на небесная империя да тогда вырастили табак. Неплохой табак, же неграмотный виргинский. А лозы, которые наша сестра привезли изо Франции для себя во США, на Калифорнию, начали вверять малограмотный оный виноград. Поэтому равным образом коньячок - никак не коньяк. Да равным образом вообще, сие а нелепость - с одной французской лозы мучаться уделывать равно фрэнчовый коньяк, да португальский портвейн, равным образом шпанский херес!».

Думаю, Перри был прав. Калифорнийские проступок оригинально хороши, хоть у них очищать доля жженого сахара. Но калифорнийский портвейн - малограмотный португальский портвейн, калифорнийский херес - отнюдь не гишпанский херес, калифорнийское игристое - общий далеко не шампанское, а шипучее американское.

Наш массандровский портвейн — великолепное вино, хотя сие отнюдь не портвейн. И безвыгодный надлежит думать, который если бы во красненькое наливка прикинуть винного спирта давно крепости на девятнадцать градусов, в таком случае оно с сего станется портвейном. Очень может быть, в чем дело? массандровское молодецкое кризис миновал португальского портвейна, да его потребно прозвать другим именем да прирастить на скобках «типа портвейн».

Китайцы подают для столу горячее рисовое вино. Оно неграмотный сильнее пятнадцати градусов, светло-желтого цвета. Наливают его изо маленьких чайничков на маленькие пиалы, равным образом даже если для нему привыкнуть, оно приятно. Мао-тай - сие особая вещь. Его готовят лишь во одной изо южных провинций Китая равным образом продают во глиняных бутылках. Это архи легкая сверху обличие жидкость, крохотку голубоватого цвета равным образом невероятной крепости (наверное, в большинстве случаев пятидесяти градусов). У нее двушник вкуса. Вначале ощущаешь чувство сыра, а задним числом хайло - проба свежих яблок.

Много пишут по отношению специях, добавляемых китайцами на пищу. Вообще-то по сию пору народы сие делают, так приправа одних народов кажутся странными другим народам. К заграничный пище надлежит привыкнуть, с тем ее оценить. В XVII веке на Европу приправа ввозили с Индии, ибо который на Европе в то время суть была во дефиците, равно недосоленное убоина не принимая во внимание приправ казалось невкусным. В богатых английских домах у хозяина был мешочек из солью, да когда-когда некто хотел удостоить чрезвычайно какого-либо гостя, ведь по-царски отсыпал ему щепотку. Русская изречение «не тяжко хлебавши», очевидно, имеет ведь а значение. Китайцы на птица сплошь и рядом добавляют имбирь, а индусы - корешок куркумы равно нестандартный пигмент карри. Имбирь равным образом куркума - родственные растения, несмотря на то крохотку различаются по части запаху, цвету да вкусу. Индийский мушка кэрри по рукам пользу кого приправ примерно закачаешься всегда кушанья. Он приятен получи вкус, равно одиночный только лишь его благоухание возбуждает аппетит, что такое? около тропической жаре, от случая к случаю кушать вместе малограмотный хочется, архи важно.

Китайцы ценят хрустящие свойства пищи. Это афинность особенно неотъемлемо молодым побегам бамбука - сваренные равным образом поданные от соевым соусом они куда хороши. Китайцы любят подробнее объяснять постоянно свойства пищи, называя присутствие этом сладкие, соленые, кисло-сладкие, кислосолёные, горьковатые, горькие равным образом остальные оттенки вкуса.

В китайском рационе убирать некоторые люди особенности: например, во нем более рыбы, нежели мяса, - симпатия дешевле. В провинции (об этом ми рассказывал единодержавно бельгийский миссионер) сельчане по поводу дороговизны приблизительно никак не едят мяса. Они разводят свинья белого, на правах у нас, да черного цвета, же их мышца по рукам в продажу богатым помещикам. Не едят свинину всего только китайские магометане да евреи (по религиозным соображениям), да им дозволяется глотать баранину равно говядину. Корова далеко не по слухам на Китае священным животный, в качестве кого на Индии. Вообще китайцы никак не склонны гастрономию путать божий дар с яичницей из религией да предрассудками. В пищу тогда идут вареные жуки, лягушки, маленькие «рисовые» птички, которым откусывают головы равным образом с того места высасывают мозг, а бычьи хвосты, тушенные во соевом соусе, заключая считаются деликатесом.

Заменой хлебу служит рис, только это, главным образом, получай юге. На севере китайцы готовят хлебные пампушки, блины равно толстые лепешки, чуточку поджаренные сверху масле, хотя вне соли.

Широко употребляется во пищу арахис. Существует двум сорта арахиса: значительный - выращиваемый получи севере Китая, равным образом пустячный - получи юге. Крупный класс вкуснее, да китайцы делают изо него массу сладостей: запекают во сахаре или — или покрывают тонкой сахарной корочкой, белой тож розовой. Арахис дозволительно лакомиться сырым иначе жареным. Для употребления сырым вымачивают во каком-то соусе, о ту пору симпатия становится помягче равно согласно вкусу напоминает миндаль. Очень склифосовский жаренный арахис, особенно, разве оставить его во сладостный чай. Поджаривать позволительно держи обычной сковородке, всё-таки период помешивая. Если его сколько-нибудь пережарить, так зерна станут коричневыми. Такой любо-дорого глядеть со холодным пивом, особенно, если бы его с высоты птичьего полета обсыпать солью.

То, почто мы в этом месте называю вкусным, - мое личное мнение. Оно закачаешься многом совпадает со взглядами китайцев, хотя безграмотный всегда. К примеру, аз многогрешный вовеки невыгодный ел трепангов, поелику в чем дело? ми никак не нравится их вид. Понятно, ась? сие безвыгодный аргумент. Мне никак не нравится лик «тухлых» яиц, которые медленно выдерживают во земле, крохотку ли невыгодный на известке. Не знаю, какие они возьми вкус, вовек их безвыгодный пробовал. Белок у них зеленый, желточек - маловразумительно какой, мокрый. Зато подавляющее день китайских блюд бог хороши. Копченая рыба, которую собственница коптит лично предварительно обедом, превосходна. Китайские пельмени, приготовленные изо нескольких сортов мяса не без; зеленью, могут потягаться из сибирскими. Китайцы славятся мастерством делать равным образом супы.

Читатель, конечно, роскошно понимает, сколько что до вкусах далеко не спорят. Мои старичишка равно бабушка, например, говорили, что-нибудь китайские овощь никуда далеко не годятся объединение сравнению вместе с русскими: «Русский огурец! Только во комнату войдешь, ранее чувствуешь». Возвращаясь изо Англии во небесная империя во 0948 году, пишущий эти строки беседовал во Пенанге (Малайзия, ныне Кенанг) со молодым китайцем, некоторый спросил меня: «Скажите, правда, сколько лже- бы на Китае, ми сие говорил выше- дед, совершенно дары помоны да овощь пахнут лучше, нежели здесь?». У меня в то время возникла мысль: может быть, из годами впечатление обоняния стирается равным образом благообразный засранец никак не таково насущно чувствует запахи. А может, сие лирика прошлого? Или гастрономический шовинизм? - советский чистильщик что ни говори лучше.

Я еще упоминал в рассуждении том, ась? китайское эстетическое интуиция отражается сверху приготовлении пищи. Например, в летнее время китаянки изо самых бедных семей готовят сисситий либо неуклонно получи и распишись тротуаре, сиречь у открытых дверей (не что-то около жарко), равно допускается видеть, в чем дело? равным образом на самой бедной семье пищу готовят беспричинно же, по образу во дорогих ресторанах, всего лишь листок нет слов беда сколько присест беднее. Пучок кривизна китаяночка в обязательном порядке продольно нашинкует равным образом ювелирно разложит получи одной тарелочке, получи разный у нее хорошенького понемножку соленая капуста, на чашечке - соя, которая служит равно приправой, да солью. Рис варят так, который отдельные зерна безграмотный слипаются. Креветки, с воли некрасивые, готовят во виде нежно-розовых колобков равно подают из зеленым горошком.

В состоятельных семьях был, конечно, повар, равно неграмотный один. Повар во китайской семье - persona grata, равным образом его называют почтительно: «да-ши-фу» - великих дел мастер. Но сии «великих дел мастера» сполна хозяйку безграмотный заменяли. Кулинария - жирно будет важное искусство, в надежде нежный пол могли отдать его мужчине (хотя весь известные во истории повара - мужчины, заметьте, - ни одной женщины). Китайская домостроительница должна была показать себя не без; лучшей стороны накануне гостями своим искусством, не раз отсутствующим. Она шла бери кухню, воеже состряпать какое-то особенное блюдо. Гости обязаны были ее из-за сие хвалить. А повар, если бы симпатия равно готовил сие парфе вслед нее, молчал.

Каждое утро кок ходил возьми базар. Это общностный ритуал. Знакомые лавочники легко стелились пизда ним, желая угодить: запрещено а затерять выгодного покупателя. В иностранных семьях - таково было повелось - повар-китаец, отчитываясь прежде хозяевами в отношении расходах, был в силах на свою пользу набавлять получи и распишись лэндинг купленных продуктов впредь до десяти процентов. Если дьявол набавлял больше, ведь сие считалось едва воровством. Вообще во этом была какая-то справедливость: ежели хозяева приезжали на небесная империя отымать местное население, в таком случае благодаря чего повара малограмотный могли захватывать своих приезжих хозяев? А потом, в чем дело? значили интересах иностранца сии чирик процентов? Если фунт яблок стоил чирик центов, а пищевар во отчете ставил одиннадцать, зачем с сего менялось? Если собственник получал во своей иностранной фирме восемьсот китайских долларов во месяц, а повару платил исключительно десять, то, думаю, не возбраняется разгадать повара, что выгадывал себя лишних цифра долларов на месяц.

Нужно заметить, сколько накануне войны пищевые продукты на Китае были ужас дешевыми, а дары помоны весь ни аза безграмотный стоили. Помню во 0923-ем либо 0925 году на Тяньцзине наша сестра жили на одном доме из родственниками. Нас было цифра человек: моя тетенька не без; двумя детьми, дядька от женой, тещей равным образом ребенком, моя мать, отец равно я. Повару каждое утро давали единовластно седоволосый доллар, да в сии деньжонки некто кормил нас всех. Правда, сие было сильнее пятидесяти парение назад.

Любопытную историю относительно поварах, сих «великих дел мастерах», описывает на одной с своих книг Даниэле Ва-рэ, фряжский нунций во Китае на 0911 году.

В Пекине проживала новобрачная английская чета. У них было двойка повара - родные братья. Как-то супружеская пара разругались да всеобщий месяцочек кореш от другом абсолютно невыгодный разговаривали, хоть ели во столовой во различные часы, в надежде отнюдь не видеться. К хозяину под своей смоковницей произвольный приём приходил прислуга «номер один» да подавал цифирь ради сделанные вслед дата покупки. Хозяин вместе с ним рассчитывался. Через месяцочек муж и жена помирились, равно бритт от удивлением узнал через жены, ась? для ней с головы бал приходил прислуга «номер два» равно подавал аккуратно такого склада а счет, кто симпатия ему оплачивала. Англичанин мороз по спине продирает взбесился, вызвал повара «номер один» да потребовал объяснений. Повар «номер один» ответил ему от невозмутимым видом: «Хозяин, еще побольше месяца, в качестве кого моя особа поссорился со моим братом, пишущий сии строки не без; ним безвыгодный разговариваем, равным образом автор этих строк никак не знаю, сколько спирт делает». Англичанин, пребывавший во ход месяца в точности во такого склада а ситуации, далеко не знал, сколько ответить, да история был исчерпан.

Всякий мудреный банкет начинается от зеленого чая от тыквенными, арбузными да подсолнечными семечками. Чай оный длится час, два, три, доколь далеко не соберутся постоянно гости. Хозяин ждет, ибо ась? безграмотный знает, сколечко придет гостей. Если европейский властитель заурядно боится, который гостей придет меньше, нежели возлюбленный пригласил, ведь запутанный владелец находится во паче трудном положении: гостей может взяться больше, нежели возлюбленный рассчитывал. Для выхода с сего положения во Китае придуманы круглые столы. Они складываются полма да стоят по-под стен. За совершенный табльдот дозволительно усадить что ни придется численность людей. А пищи готовится столько, зачем уходящим гостям остатки заворачивают во бумагу, воеже они да под своей смоковницей могли вкусить равным образом восстановить в памяти гостеприимного хозяина.

С едой связаны отдельные люди инструкция этикета, которые характерны токмо ради Китая. Например, затем угощения фруктами китайцы подают полотенца, смоченные во ароматизированном кипятке. Таким полотенцем вытирают первоначально лицо, а после руки. Впрочем, на китайском этикете убирать равно кой-какие погрешности, пользу кого европейцев окончательно недопустимые. Китайцы ничтоже сумняшеся сплевывают бренные останки сверху скатерть, да салфетка по прошествии ужина выглядит ужасно. С такими манерами, по-моему, было бы уймись безвыгодный покрывать питание скатертью вообще. Если, не без; нашей точки зрения, блевать ради столом неприлично, ведь кайфовый многих восточных странах, во волюм числе на Китае, разве вас далеко не рыгнули вслед столом - значит, плохо поели, а сие попрек хозяину.

Я недовольно интересовался китайскими религиями, как, по-моему, равно самочки китайцы, же их храмы великолепны. Хотя краса храма, ми думается, злоба дня архитектуры, специфичной про каждого народа, а невыгодный спрос религии. Я знал, что-нибудь конфуцианство далеко не религия, а тезаурус этических правил. Таоизм - сие конец для чему-то. Скептики говорят, сколько сие путь, какой-никакой никуда безграмотный ведет, симпатия оброс суевериями, всякими чертями равно богами. Буддизм был изрядно распространен, так возлюбленный невыгодный типичен в целях Китая. Китайские студенты, не без; которыми ваш покорный слуга учился, по части религии вовек никак не говорили, да они были суеверны да особенно верили во каких-то потусторонних лисиц. У японцев сии лисицы равным образом лакомиться во фольклоре.

Безразличие китайцев для религии делало их куда терпимыми согласно отношению ко всякого рода религиозным учениям равно течениям. Вообще интересно: нечувствительность по слухам отрицательным качеством, а терпимость, в обратном порядке -добродетелью, хотя бог то и дело сие попросту одно равно в таком случае же. Человек проявляет для чему-то терпение потому, что такое? ему по сию пору равно. Наверное, почему во Китае дозволительно было наткнуться не без; таким изобилием религий. Магометанство, правда, было распространено на большей мере середи дунган получай западе Китая, только зато многие китайцы становились католиками равно протестантами разного толка (методистами, баптистами). Иностранные католики называли их «рисовыми»: какая кирка давала сильнее риса, во ту религию они да переходили. Иными словами, основательно христианством они никак не интересовались, ежели и были промеж них равно начистую верующие, по образу равно умереть и малограмотный встать всяких религиях. В Пекине была доминион православных китайцев, потомков ал-базинских казаков, приехавших из нашим посольством во прошлом веке. Казаки остались на Пекине, женились сверху китаянках. Я встречал их потомков на православной церкви во Тяньцзине. Внешне сие были настоящие китайцы, а говорили исключительно по-русски. Вообще, на медаль ото католической равным образом протестантских церквей, православная духовное завещание поручение на Пекине для прозелитизму особенного энтузиазма никогда в жизни неграмотный выказывала, а вождь миссии архиепископ Иннокентьюшка во основном занимался составлением большого китайско-русского словаря. А дальше были равным образом политические причины, вследствие этого китайцы неграмотный спешили перепадать во православие: оно воспринималось равно как вероисповедание проигравшей войну партии, парсизм белой эмиграции, следственно околесица хорошего или — или выгодного бытийствовать на ней малограмотный могло. Зато популярностью пользовались американские секты баптистов да методистов. Вот сие было выгодно. Китайцы, работавшие со французами, отпустило переходили на католицизм. Тоже было политически выгодно. В общем, для искренности китайских христиан самочки иностранцы на Китае относились скептически. Но, повторяю, сие рассуждение неграмотный может являться без разбора отнесено ко по всем статьям верующим китайцам.

Когда чайна заболевал, ведь родственники обращались сообразно очереди для представителям всех религий во надежде, что-то какая-нибудь поможет. Это равно как подтверждает абсентеизм веры на какую-нибудь одну религию. Делались жертвоприношения, сжигались сделанные с серебряной бумаги «слитки» серебра (не жертвоваться но настоящими), во курильницах жгли ароматичные желтые палочки изо верблюжьего кала. Действительно, шибко ароматные.

Китайцы адски действительно относятся ко смерти, равно китайские обряд удивительны. Сыновья во свидетельство своей сыновней преданности умершему отцу текстуально разорялись в устройстве похорон. Все сие во конце концов было запрещено гоминьдановским правительством, так моя персона уже застал торжественные похороны. Считалось хорошим тоном поднести ранний точка своей бабушке. (Интересно, дарили ли они гробы своим тещам?). Хорошие китайские гробы стоили дорого, да бабусенька хранила этакий дом во отдельной комнате равно хвасталась им пред своими приятельницами. Доски для того гробов были толщиной сантиметров пятнадцать-двадцать. Хорошие гробы покрывались черным лаком да расписывались милый краской, получай них изображались драконы равным образом различные цветы. У богатых людей похоронная шествие растягивалась получи мало-мальски кварталов. Будучи уже мальчишкой, моя персона видел во Тяньцзине погребальный обряд какого-то родственника императорской фамилии. Похоронная кортеж шла помощью поголовно место (а Тяньцзинь был в этом случае городом не без; тремя миллионами жителей) на процесс всей первой половины дня. Участники процессии несли его доспехи, бумажные куклы, изображавшие его солдат, бумажных лошадей. Все сие затем сожгли держи его могиле (в старину сжигали настоящих людей, на правах равно у древних славян, равно в обязательном порядке - жен умершего). Гроб, устиланный шелковым балдахином, расшитым рисунками, несли больше двадцати человек. Китайцы ставят домашние гробы сверху огромные палки, сие быстрее стволы деревьев, да чтоб вздуть этакий катафалк, надлежит в самом деле несть людей. Играли оркестры. Шли плакальщицы кайфовый по всем статьям белом (у китайцев белешенький колер - цветок траура), дальше во определенном порядке шли монахи - буддисты, таоисты, конфуцианцы. Около дворца, принадлежавшего покойному, люди приглашали всех прохожих залетать внутрь. Я был от моей двоюродной сестрой, равным образом автор сих строк вошли. В колоссальном согласно размерам да роскошном объединение убранству зале были выставлены сокровища умершего: зеркала во оправе, украшенной жемчугом, старинное снаряжение равно снова бессчетно всего, а моя особа малограмотный запомнил. Но который нам понравилось, в такой мере сие то, который на брата вошедшему гостю вмиг давали пол-арбуза. Для посетителей семейные закупила мало-мальски тысяч арбузов.

В Шанхае пишущий эти строки видел захоронение меньшего масштаба, да со несколькими оркестрами. Одни захоронение ми особенно врезались на память. Перед гробом шел ансамбль - однако музыканты были одеты во форму каких-то южноамериканских адмиралов, они играли вальсик с «Веселой вдовы».

До прихода Мао Цзэдуна на Китае практиковалось многоженство. Мао его запретил - далеко не ради моральных соображений, которых у него весь невыгодный было, а не мудрствуя лукаво так, из-за компанию, отчего что-то на социалистических странах полигамия отнюдь не приветствовалось. Были учреждены курсы на подготовки судей согласно бракоразводным делам. Водан мои знающий китаец, всего только ась? вернувшийся изо Лондона да женившийся, трогай для сии курсы и, окончив их, применил близкие ученость держи практике - развелся со своей молодка женой, из которой малограмотный прожил равно года. Я о ту пору безграмотный интересовался, почто выходит из женами изо других китайских семей.‘До прихода Мао контингент жен невыгодный регламентировалось. Богатые китайские купцы, которым зачастую приходилось ездить сообразно делам во до некоторой степени городов Китая, имели сообразно жене во каждом городе. Просто равно удобно. Жениться на Китае было аспидски легко. Пока пишущий эти строки учился на университете (1934-1940 гг.), неуд моих однокурсника-китайца заключили брак. Чтобы содеять его законным, требовалось отдать на газету объявление: я, такой-то, женился получи такой-то. Этого было хватит из юридической точки зрения.

Отношение на Китае для институту брака любопытным образом иллюстрирует нераздельно эпизод, несвободный вместе с именем китайского философа Ку Хунг Минга, жившего на начале нашего века. К нему где-то приехала делегация американских преподавательниц изо женских колледжей США. Ку принял их на своем саду во Пекине. Был накрыт чайновый стол, равно гостьи расположились на плетеных креслах. Заговорили насчёт методах преподавания, а через полчасика переключились получи и распишись злоба дня в рассуждении многоженстве во Китае. Американки возмущались: «Это противоестественно!» - «Почему противоестественно? - спросил Ку. - Вот в столе овчинка выделки стоит голова равно восемь чашек. Это просто alias нет?» Американки опешили: «Естественно». — «Вот сие равным образом поглощать многоженство. А у вам во Америке, идеже существует проституция, возьми одну чашку нельзя не восемь чайников». Блестящий ответ, несмотря на то пифагор покривил душой, благодаря этому ась? на Китае, вдобавок многоженства, процветала равным образом проституция, притом на самых широких масштабах. Об этом дозволено разобрать во классическом эротическом романе Чин Пин Мой равно на поэме «Торговец маслом равно проститутка». Но американки, наверное, со временем такого ответа отказались с дальнейший чашки чая.

Китайцы, равно как равным образом совершенно древние нации, отличаются простотой. Обыкновенные принадлежности они называют точными словами. Русскому мальчику матерь говорит, что, например, следовать физзарядкой потребно проистекать туалет, равно название «туалет» имеет неопределительный смысл. Что оно значит? Мытье рук да лица не в таком случае — не то требуется намыть пока что равным образом шею? А может быть, помимо того, продраить зубы? А китайскому ребенку считается оборона «очищение девяти отверстий», да тута никаких сомнений являться малограмотный может, если бы голопуз умеет пересчитывать впредь до девяти.

Китайские принципы в отношении красоте человека иные, нежели европейские. Как-то муж непривычный корень равным образом моя персона сидели возьми трибуне футбольного поля, да некто предложил ми понять красоту проходивших женщин. Большие глаза, от китайской точки зрения, некрасивы, красивы - положительно узкие. Крупные носы безобразны, хороши - на волоске выделяющиеся. Вообще, из китайской точки зрения, европейцы просто-напросто уродливы. Потом дьявол спросил меня, вроде отличить проститутку с порядочной женщины, равно ваш покорный слуга ему ответил, что такое? сие не перед силу выработать наверняка. Он расхохотался: «Ты что, никак не знаешь? Вот так тому и быть проститутка, а та - порядочная женщина». Я круглым счетом равно отнюдь не понял, по образу китайцы их различают.

У китайцев, ага равным образом у наших среднеазиатских народностей, головокружительно хорошая кожа. Они ахти долготно выглядят младше своих лет, может быть, потому, который ни в жизнь безграмотный моют рыло холодной водой. Водан годок ваш покорный слуга жил во общежитии университета. Каждое утро двуха боя приносили нам немаленький кадка кипятка, равно по сию пору население здания выходили из тазиками, наливали на них вар да мыли горячей вплавь лицо. Но до этого времени но сомнительно ли ликвидус воды имеет такое значение. Мне кажется, почто у них эластичнее текстильные изделия кожи лица, равно буква безразмерность длиннее сохраняется.

У крестьян шагрень хуже, благодаря тому что что-нибудь они бессчетно времени проводят во полях бери солнце. Китайские мандарины вначале вместе предпочитали возьми феб безграмотный показываться. По улицам они неграмотный ходили, их носили на закрытых паланкинах носильщики. Загорать было невыгодный принято. Днем они сидели дома, равно только по вечерам гуляли во своих роскошных садах.

Вместе вместе с тем поражает численность лысых старух во Китае. Я думаю, сие через обычая приклеивать волосы. Китаянки покупают нате базаре длинные белые широкие стручки, сиречь ленты, какого-то дерева, очевидно, настаивают их во кипятке равно впоследствии смазывают сим настоем себя волосы. Вот отчего у них издревле ресница лежит ко волоску. Это выглядит прелестно равным образом аккуратно, а вслед за сие они, по-моему, расплачиваются ранним облысением. Старухи затем носят нате лбу черт знает что по-видимому нашего кокошника. Это ведущий платок черного цвета, вышивной разноцветными бусинками, дьявол закрывает всего только лоб, а свыше виден абсолютно голый череп.

О китайских театрах черкать малограмотный буду, благодаря этому в чем дело? ни плошки на этом отнюдь не понимаю. Они поразили меня богатством средневековых одеяний актеров равно шумом оркестра, каковой показался ми покамест хуже, нежели гул джаза на гостинице «Украина» на Москве. Я малограмотный воспринимаю китайской музыки, ежели и бряцание китайской флейты весною на равнина ми ахти приятен. Приятен равно дребезжание китайской скрипки вечером, когда-никогда во саду трещат цикады. Вотан однова аз многогрешный видел Мей Лан Фана - адски известного китайского актера, игравшего всего лишь женские роли. Мне сие было непонятно. Китайское искусство у меня безграмотный вызывает никакого удовольствия. Кстати, домашние стихотворение китайцы безграмотный читают, а поют. Это ми также чуждо. Ничего туточки безграмотный поделаешь. Разные культуры -разные вкусы. Каждому нравится свое родное.

Я сплошь и рядом задумывался, в качестве кого я воспринимаем архитектуру, скульптуру, поэзию - равно свою, равно чужих народов. Думаю, в чем дело? очищать такое понятие, что «обаяние чужбинный цивилизации». Когда во Шанхае моя персона бывал во районе, идеже жили приблизительно одни японцы, в таком случае чувствовал сие «обаяние чужеродный цивилизации»: иные духи, другая одежда, отдельные люди жесты, видоизмененный квакало - а до сей времени купно создает осязание очарования. То но самое происходит, когда-когда знаешь во большом китайском саду со горбатыми либо — либо кривыми мостиками китайскую толпу от веерами.

Китайская суйбоку-га формалистична, только также прекрасна. Одна китайская оформительница рассказывала мне, в качестве кого ее обучал археологический художник. Она должна была пробовать сверху память, сколько, например, зазубрин бери листке хризантемы, как долго рядов лепестков у ее цветка. Вот с чего сложный образец этак точен. Потом ее обучали верности руки. Художник никак не имеет карт-бланш утвердить кистью за одному да тому а месту дважды. Если некто рисует лепестки бамбука, и оный и другой лепесточек - сие одиночный мазок, изготовленный смело равным образом мгновенно. Для создания глубины тонов возьми разных блюдечках авансом разводится на разной концентрации тушь. Черные лепестки кажутся зрителю близкими, а серые — отдаленными: нежели светлее, тем ужотко через зрителя. Китайские рисунки лошадей поражают своей динамичностью. Есть на китайской живописи картины, возьми которых изображены без затей иероглифы. Китайцы воспринимают приманка иероглифы что картины равно то-то и есть поэтому, ми кажется, безвыгодный могут с них отказаться. Это было бы равносильно отказу с целой области изобразительного искусства. Тысячелетняя образование Китая бросьте издревле очаровывать, что да уровень культуры других народов. Каждая культура имеет свою особенную прелесть.

ЛАБОРАТОРИЯ МЕДИЦИНСКИХ АНАЛИЗОВ

Как ваш покорнейший слуга еще говорил, моя частная действие окончилась бесславно. Андерсон уехал, равным образом моя особа принял речь Аркадия Александровича Лемперта трудиться во его лаборатории медицинских анализов. Лемперт бежал изо России нисколько молодым человеком, никак не успев закончить медицинского факультета. В Шанхае симпатия обнаружил, ась? на городе кто в отсутствии хорошей лаборатории клинических анализов. Он ее создал. Отрабатывая неодинаковые биохимические равным образом бактериологические методики, дьявол бесчисленно работал сам, равным образом его лабораторию весь иностранные люди в белых халатах признали по образу самую лучшую во Шанхае. Впрочем, равно самую дорогую, в чем дело? равным образом лило воду получай мельницу Лемперта. Высокие цены - сие хорошее качество, престиж, реклама. В Шанхае сие ценилось.

У Лемперта было пара компаньона - рентгенологи пульмонолог Помус да медик Николайка Васильевич Бундиков, врачи-служащие компаньонов - ученый Венского университета Раубичек да ученый паразитологии Манильского университета Хауат, американец, а вот и все изрядно лаборантов. Хауат безвыгодный был, действительно говоря, служащим, пусть бы ради свою консультативную вспоможение получал какие-то деньги. Он разработал равно внедрил у Лемперта свежеиспеченный способ дифференциальной диагностики бациллярной равно амебной дизентерии не без; через простого микроскопа. Его слабость была метеорология: спирт всегда минута записывал температуру воздуха да атмосферное давление. А наш брат целое были уверены, что-то симпатия работал нате американскую разведку, эдак что поуже назревала борьба в ряду Японией равно США.

Беседуя всякий день из Хауатом равно Раубичеком, ваш покорный слуга узнал бог не обидел нового. Хауат, в обществе прочим, в целях развлечения своих друзей издал получай близкие денежки программу «факультета проституции» какого-то несуществующего университета, идеже требовательно по мнению форме, давался оглавление изучаемых предметов, практических занятий равным образом пр. Раубичек был пленение воспоминаний что до старой Вене равным образом Австро-Венгрии, что до венском университете, во котором учился, а поэтому преподавал, равным образом по отношению тех людях, которые с годами блистали во его время. Об Австро-Венгерской монархии Раубичек думал примерно в таком случае а самое, который равным образом храбрый ефрейтор Швейк. В Первой всемирный войне некто принимал сочувствие на качестве военного врача.

Раубичек рассказал мне, сколько как-то раз их изобилие был расквартирован рядом замка какого-то чешского магната, так лакомиться «около» были расквартированы солдаты, а офицеры поселились во самом замке. Замок был элегантный из великолепным парком. Офицеры собрались к вечеру нате ужин. Прислуживали слуги-чехи. Хозяин вместе с семейством уехал во какие-то больше безопасные места. Вотан корнет спросил дворецкого, идеже находится туалет. Тот ответил, что такое? туалета в отлучке равно в чем дело? господа должны подвигаться ради сего на парк. Возмущенный австрияк воскликнул: «Вот сравнение чешского порядка!». Дворецкий хладнокровно ответил: «Если бы у нас был порядок, хозяин лейтенант, в таком случае невыгодный ваша сестра не долго думая мочились бы здесь, а автор на Вене».

Хотя Раубичек был патоморфологом, возлюбленный с азартом увлекался биохимией. Его наложница рассказывала мне, зачем на с утра до ночи их свадьбы Раубичек отвез ее ко дворам равным образом сказал: «Дорогая, автор отлучусь бери время во лабораторию, тама у меня пусть будет так эксперимент». Он вернулся только лишь для следующее утро, равно у молодых взамен брачной ночи был венчальный день. Я безотлагательно неграмотный могу сказать, что-то симпатия есть во биохимии. В медицинских книгах объединение биохимии равно в соответствии с патоморфологии его имени нет. Между прочим, во книгах за паразитологии равно тропической медицине недостает имени Хауата. Этот факт, правда, шиш отнюдь не значит. Можно являться прекрасным преподавателем сверху профессорском уровне равно недовольно в чем дело? писать. Хотя останавливаться профессором, отнюдь не имея печатных трудов, нельзя. А не возбраняется составлять всю долгоденствие да фигурировать очень посредственным равным образом скучным преподавателем. Раубичек вечно приходил в работу тщательно выбритым, вместе с большим кой-как повязанным черным галстуком-бабочкой, свисающим со обоих сторон. Он жил из женой во частном пансионе нате территории французской концессии (значит имел вероятность присвоить ото гетто), идеже снимал одну комнату. В его комнате висела всего-навсего одна картина: гравюра Эразма Роттердамского. Несмотря получи то, в чем дело? возлюбленный никак не был великим биохимиком, на меня симпатия был весть ценным собеседником равно руководителем.

Компаньон Лемперта, совдеповский пантелеймон Николаха Васильевич Бундиков, оставался в целях меня загадкой. Я его побаивался, а дьявол меня еле замечал, равным образом невыгодный исключительно меня. Этот возвышенный сивеющий белокурый со холодными глазами равным образом профилем римского патриция, во всякое время спокойный, ни бери кого отнюдь не обращал внимания. Я однажды спросил его, который определяет умного человека. Он маленечко задумался да сказал: «Умный лицо тот, кто такой знает габариты своего ума». Лишь ощутительно позже, в отдельных случаях выяснилось, что-то автор сих строк обана решили кататься во Советский Союз, средь нами установились искренние да дружеские отношения. Однажды симпатия рассказал ми смешной происшествие касательно том, на правах единодержавно гинеколог прислал для нему китаянку интересах проведения теста получи и распишись преходящность фаллопиевых труб. Бундиков приказал обработать весь для тесту и, когда-когда вошла невеста китаянка, сказал ей: «Раздевайтесь да ложитесь». Она замахала возьми него обеими руками равным образом закричала: «Нет, нет. Я хочу китайского ребенка. Я далеко не хочу иностранного ребенка».

Но актив лаборатории, на первую очередь, определял, конечно, своевольно Лемперт. Он чувствительно реагировал получай до сей времени новое равно прогрессивное во области лабораторных исследований, особенно, если бы сие могло отправить прибыль, и, суще прекрасным организатором, счет потерян зарабатывал нате всяких нововведениях. Он первым во Шанхае создал у себя на лаборатории «банк крови». Тогда сие была новинка, равно во его организацию Лемперту пришлось проложить бесчисленно сил, же равно коэффициент полезного действия была соответствующей. Как только лишь во американской медицинской прессе появилось передача по части новом лечении гипертонии цианатом калия, Лемперт за единый вздох но увидел на этом методе собственную выгоду. Цианат калия токсичен, равным образом почему нет слов пора лечения им никуда не денешься эпизодично ассигновать его концентрацию во крови. Это в духе однова равно было то, аюшки? нужно. Лемперт поручил ми обработать растворы в целях количественного определения цианата калия на крови, а тоже настукать по-английски рекламное цедулка пользу кого врачей насчёт пользе сего метода равным образом что до том, что-то лаба медицинских анализов поуже готова помочь врачам, приближенно наравне приготовила однако необходимое ради контроля кайфовый времена лечения. Через полдюжины месяцев выяснилось, почто сей манера никуда безграмотный годится, да поступления из-за половая принадлежность возраст был хороший. Когда педиатр Помус вернулся с США не без; аппаратом чтобы электрокардиограмм, ведь Лемперт точно по волшебству сообразил, почто полезное интересах врачей новшество неграмотный в меньшей степени выгодно в целях нас, равным образом организовал к Помуса лекцию на Обществе русских врачей. Работоспособность Лемперта была изумительной. Он был в состоянии проштудировать всю ночь, дабы отмантулить какую-нибудь новую методику, а по части своему характеру был человеком веселым да добрым, недурственно относился ко по всем статьям людям, так особенно для себя самому.

Лаборатория занимала двушничек последних этажа пятиэтажного здания, крестик крышу, получи и распишись которой жил баран, дававший ихор с целью реакции Вассермана. Свой кабинетик Лемперт оборудовал до последнему слову техники равно моды. Стены кабинета были обшиты деревом коричневого цвета, наперекор входа находился камин, кто никогда, конечно, невыгодный топили, а надо камином висел фронтиспис Павлова. Да, Ивана Петровича Павлова. Другие стены были украшены фотографиями малоизвестных американских специалистов однако лабораторным методам исследования со личной надписью на Лемперта. У окна стоял большущий стол. Справа держи нем бумаги, а слева, в качестве кого Библия, лежал солидный вещь согласно иммунологии Топли равным образом Уилсона, некоторый пустое место отгадать безграмотный мог, ажно Раубичек. Раубичек ми сообщил, почто Лемперт эту книгу также отнюдь не читал, благодаря чего что-то пользу кого такого чтения у него ущербно образования, а выключая того, кодекс невыгодный имеет дрянной сокровище с целью практической работы лаборатории. Тем далеко не менее, Лемперт держал эту книгу - к общего фона. Вкус у него был.

Самыми интересными пользу кого меня были дни, в отдельных случаях для Лемперту приходили жены русских купцов (их было немного), с целью того ради вместе с ним посоветоваться. Лемперт полный преображался. Он да был актером на душе. Входила какая-нибудь дама, обыкновенно безо шляпки, с тем было приметно ее прическу. От нее садило дорогими французскими духами. Это были иначе говоря «Шанель №5», alias «Шалимар». Для посетителей во кабинете стояло двушничек глубоких кожаных кресла. Очень удобных в зимнее время равно непереносимых летом.

Лемперт усаживал клиентку во кресло, а лично отходил для камину. На полу у камина, по образу обычно, лежал противозатаскиватель для того падающего изо очага горящего угля, высотой сантиметров во десять. Лемперт был невысокого роста. Он вставал перед портретом Павлова нате ограничитель, становясь, таким образом, бери червон сантиметров выше, да его главный оказывалась возьми одном уровне не без; головой известного физиолога: комменсализм двух великих умов. Рядом вместе с портретом Павлова находилась красивая китайская вазочка со белыми равным образом желтыми хризантемами. А кругом возьми столах были разложены неведомые инструменты да аппараты. В глубине комнаты стоял значительный старомодный электрокардиограф, доломанный равным образом сыздавна далеко не работающий. Лемперт пользовался новейшими американскими электрокардиографами, да сей был важным элементом интерьера.

Обычно пишущий эти строки сидел из-за длинным столом во стороне и, подсчитывая кровяные шарики, вместе с наслаждением слушал болтание шефа из пациенткой.

«Слушаю вас, мадам. Ох!.. Простите, у меня беспричинно болит бок, - симпатия корчился через несуществующей боли. - Вчера совершенно утро играл на гольф, равно теперь этак ноют мышцы». В гольф он, конечно, безграмотный играл: сие было дорогостоящее удовольствие, а Лемперт мотом невыгодный был. Но разве особа играл во гольф до самого боли во боку, сие его ставило бог на седьмом небе на глазах русской эмиграции. «Итак, сударыня, ваш покорный слуга слушаю вас».

«Доктор, мои лекарь говорит, который у меня колит, равным образом возможно, тропический. У меня бывают такие боли во боку, в духе у вам за гольфа. Я где-то страдаю, ась? пусть даже бываю холодна от мужем (опустила веки, изобразив смущение). Какой разложение нужно сделать, так чтобы знать, что-нибудь со мной? Я далеко не боюсь правды. Скажите, экий у меня колит?».

Лемперт приходил во восторг. В халате, на все пуговицы застегнутом у шеи (из-за жары я надевали халаты в голое пикния равно благодаря тому эдак их застегивали), возлюбленный стоял возьми десятисантиметровой высоте равным образом обдумывал молитва речи.

«Мадам, что-то вы сказать? Ваша болезнь, моя болезнь, болячка герцога Эдинбургского, недомогание всякого человека круглым счетом свободно невыгодный определяется. Вот в этом месте Павлов (поворачивается для портрету)... Как возлюбленный работал! Рефлексы, слюна, собаки, несть собак... И терпение. Много терпения!»

Лемперт сходил от пьедестала, подходил для своему столу да притрагивался ко в жизни не нечитанному толстому тому Топли да Уилсона: «Вот на этом месте Топли да Уилсон, мои учителя, столпы всесветный иммунологии. А ваш брат думаете, мадам, аюшки? они смогли бы беспричинно одновременно дать ответ в ваш вопрос? Нет, нет. Не смогли бы».

Затем Лемперт возвращался получи и распишись родной «насест» у камина. У него были адски красивые глаза. Дамы его называли «сероглазый король». Лемперт чуть опускал веки: «Сударыня, пишущий сии строки должны полностью, вроде в эту пору говорят, комплексно, да, в частности комплексно, обозревать вас. Колит! Колит!.. А в чем дело? такое колит?.. Я знаю? Нет, сверх анализов никак не знаю. Давайте сделаем так, мадам. На следующей неделе мы с открытыми глазами попрошу профессора Раубичека, профессора Венского университета, равным образом американского профессора Хауата, профессора Манильского университета, начать вашим случаем. А следом автор приглашу вас. Ваш таксофон у меня есть?.. Нет. Сейчас запишу. И я по сию пору вообще таковой урок обсудим».

Когда буква фрау получала подсчёт вслед анализы сверху баснословную сумму, симпатия была счастлива. Этот итог возлюбленная могла проявлять своим знакомым, воеже те знали, что-то ей стоил ее кишечник. Этим в количестве симпатия могла отереть нюхалка мужу да спросить новую норковую шубу ко осени.

Ее экстрасенс был счастлив, почто послал ее ко Лемперту. Лемперт в свой черед был счастлив. И главбух Лемперта был счастлив. Все были счастливы, исключая, может быть, Павлова равно Топли не без; Уилсоном. Но их мнения пустое место невыгодный спрашивал.

Милый Лемперт был мастером светской лжи. Меня симпатия представлял врачам равно пациентам так: «Познакомьтесь. Доктор Смольников. Он куртуазно согласился благоприятствовать нам во клинической патологии». А получай самом деле автор был радешенек подвизаться у него вслед четыреста юаней на месяц, в силу того что почто я около голодали. Он поручал ми самые разнообразные процедуры, ради который пишущий эти строки ему благодарен. Я обязан был выманивать пищеварительный сок, предопределять субацидность равным образом накипь вещи. Брал деньги да считал белые да красные кровяные шарики, красил мазки крови, определял серединный калибр красных кровяных телец.

Иногда Лемперт посылал меня заимствовать деньги получи и распишись дому. Эту работу пишущий эти строки куда безграмотный любил, же деять было нечего. Как-то аз многогрешный поехал ко одной ранний американке, которая заболела неизведанно чем, да у нее нужно было брать юшка сверху полное поиски да держи реакцию Вассермана, беспричинно как бы возлюбленная собиралась вылезать замуж, а американские законы требовали данный исследование да у жениха, равно у невесты. В Шанхае таковой основание утрачивал какой есть доминанта перед общем потому, почто вслед за тем существовали лаборатории, руководители которых звонили врачу равно спрашивали: «Доктор, какую вас нужно реакцию? Отрицательную другими словами положительную? ». Да равно во всех отношениях было известно, зачем несколькими вливаниями нозарсенола позволяется положительную вассермановскую реакцию обратить на отрицательную.

Я приехал ко больной, разложил вблизи открытого окна нате столике всегда близкие инструменты равным образом зажег спиртовую лампочку пользу кого сушки стекол от мазками крови. Кровь автор у нее взял, а на данный пора подул ветер, да легкая гардина колыхнулась вовнутрь комнаты, вроде крат ко спиртовке. Занавеска загорелась. Я бросился ее тушить. Потушил. Когда взял пипетку от кровью, ведь увидел, сколько юшка во ней успела сейчас свернуться. Я, согласно глупости, решил распустить ее спиртом, же кровища махом а превратилась на какой-то непоколебимый комок. У меня остались только мазки чтобы общего анализа равным образом экстравазат нате реакцию Вассермана. Ехал пишущий эти строки на лабораторию да думал, ась? ми сильно попадет. Но Лемперт был безграмотный таким человеком. Он лишь только сказал, что-то никак не надлежит было промывать пипетку спиртом. «В нижеперечисленный крат у вы получится лучше». А в эту пору послал американке счет. Интересно, накинул ли возлюбленный покамест процентов двадцать ради загашение пожара во спальне сотрудником его лаборатории?

Кроме анализов крови, моя персона готовил срезы гистологических препаратов ради профессора Раубичека, дальше красил их, точил микротом (нож на сверхтонких срезов) - равным образом ми становилось весь скучнее да скучнее.

У Лемперта аз многогрешный проработал цифра месяцев - предварительно октября 0941 года. Уже началась инфляция, да деньги, которые пишущий эти строки получал, почти не нуль никак не стоили. Моей зарплаты отнюдь не хватало даже если получи и распишись необходимые продукты. Я медленно раздумывал и, наконец, решился взмолиться у Лемперта прибавку. Тот ответил мне, который посоветуется от компаньонами. Они отказали. К счастью, в одном изо заседаний Шанхайского медицинского общества ко ми подошел ученый Ску-айрс с фирмы «М» равно спросил, безвыгодный хочу ли моя персона перевестись сидеть для ним. С отъездом Андерсона у них осталось три доктора. Количество пациентов ни бельмеса безграмотный уменьшилось, да люди в белых халатах задыхались ото работы. Доктор Литтл, которого они пригласили пожаловать во Шанхай, с их предложения отказался, поступив бери британский военная косточка флот, приближенно как бы во Европе ранее шла война. Именно нынешний ответ равным образом решил мою судьбу.

Я сказал Лемперту, зачем англичане приглашают меня во свою фирму. Он поговорил вместе с компаньонами да сообщил, ась? моя жалование короче сейчас шестьсот юаней. Англичане предложили ми тысячу сильная сторона достижимость клинической работы. Поскольку работу на лаборатории ваш покорный слуга воспринимал что вынужденную равно определять свою житьё изучению кала да мочи меня хоть твоя милость что-то хочешь безвыгодный прельщало, ведь ваш покорный слуга сказал Лемперту, ась? ухожу. В противоречие дьявол сперва-наперво боязно рассердился, хотя просто-напросто от тридцать минут отошел да стал ахти любезен. Он понял, что такое? с этой английской поликлиники ко нему ну почто ж большое доля заказов сверху анализы, благодаря тому порвать сношения со мной, а чисто равным образом не без; англичанами, ему нетрудно ни для чему. Мы расстались друзьями.

В назначенное эпоха ваш покорный слуга пришел на фирму «М», дабы свести знакомство вместе с моим новым шефом равно его коллегами. Доктор благородный предводитель Гонтлетт был старшим во этой фирме. Кроме него, вслед за тем работали Бертон равно Скуайрс. Это все, зачем осталось ото великоватый поликлиники.

Поликлиника находилась во самом шикарном здании нате набережной. Встретились пишущий сии строки на кабинете Бертона. Около стола стоял Гонтлетт - высокий, худой, на белом пиджаке, подле - молодка равным образом роскошный Скуайрс. Бертон сидел держи кушетке в целях осмотра больных, положив одну ногу для кушетку, а другую, со протезом, спустив вниз. (Ему оторвало ногу в пора битвы получай Марне во Первую мировую войну). Разговор был короткий, потому как Гонтлетт да Бертон хотели как только посмотреть, во вкусе автор выгляжу да на правах говорю по-английски. Гонтлетт сказал, зачем автор могу похерачить работу вместе с 0 октября 0941 возраст да они берут меня сверху цифра месяцев (обычный испытываемый срок). Мне нужно было досидеть у Лемперта единаче двум недели, так путем ряд дней позже мои визита позвонила профессия №1 английской поликлиники равным образом сказала: «У доктора Гонтлетта завтрашний день важные похороны, в которых возлюбленный принуждён всенепременно обретаться (наверное, какой-то его нескладный хирургический случай, - подумал я). Не будете ли ваш брат любезны подойти получи работу завтра?». Я дал согласие.

Лемперт ровно отнесся для моему досрочному уходу, равным образом для другое утро изо своей трущобы мы шел в работу на самый роскошный хижина сверху набережной Шанхая.

ФИРМА «М»

Слово «фирма» имеет малограмотный одно вес на английском языке. Обычно сие означает «коммерческое предприятие», как бы равно во русском. «Фирмы» что медицинского термина во английских словарях нет. На английском медицинском жаргоне «фирма» - сие старший лекарь выделения иначе профессор, его старший ассистент, младшие ассистенты, взрослые сестры, денщица сеструха да студенты. Когда педагог Джонсон или — или Робинзон делают отвод со своей вышеперечисленной свитой, сие равным образом снедать «фирма» Джонсона не так — не то Робинзона, или — или Маршалла.

Основателем фирмы «М» был гэльский целитель Хендерсон, появившийся на Шанхае на 0864 году. О нем бесспорно жуть мало, эдак во вкусе заседаний фирмы, которые находятся у меня, - сие поуже вторая либо — либо третья книга, равно первая переписывание во них датируется январем 0910 года. Название, которое моя особа застал, использовалось сызнова до самого 0910 лета равно было обусловлено чистой случайностью: всегда врачи, компаньоны фирмы, имели фамилии, начинавшиеся со буквы «М», - Маклауд, Маршалл, Миллс, Меррэй равно Марш. Маршалл стал старшим компаньоном, да следственно бизнес церемонно называлась «Доктор Маршалл да партнеры» или, интересах краткости, предприятие «М».

Фирма была основана равным образом существовала во уникальных условиях, поэтому, заранее нежели удлинить анекдот по отношению ней, полезно учинить незначительный отступление во историю создания да развития международного сеттльмента, возникшего на Шанхае изумительный дальнейший половине девятнадцатого века.

Шанхай. На реке Хуанпу у набережной Банд, 00-е годы XX века


Все началось вместе с опия. Мне к тому идет невероятным, ась? перед англичан китайцы невыгодный знали сего зелья. Однако со временем первой (1839-1841 гг.) равно дальнейший (1856-1858 гг.) Опиумных войн, которые Альбион навязала Китаю, англичане заставили китайцев закупать у них индусский опиум равным образом взращивать его получи своих полях (китайцы называли опиум «заморская грязь»). Кроме того, англичане начали вывозить на небесная империя хлопчатобумажные да шерстяные текстильные изделия с Ланкашира равно принялись ради постижение «открытых» (под угрозой пушек) про европейцев пяти портов. Так да образовался Шанхай. Вдоль берега реки Вампу 0 китайцы выделили англичанам большущий да нехороший кус болотистой земли, равно иностранные купцы, во подавляющем своем числе англичане, начали его заселять. Это интернациональное перифитон получило номинация «международного сеттльмента». Французы предпочли занимать с целью себя прилегающий кусочек владенья да основали французскую концессию. Подобную а историю возникновения международные сеттльменты равным образом иностранные концессии имели равно во других китайских городах - Тяньцзине, Ханькоу. И духовный рас. метода сих поселений зависел отнюдь не столько с места нахождения, почем ото его типа: домашние особенности во сеттльментах, приманка - на тех alias иных концессиях.

Международный сеттльмент, даже если да управлялся совсем англичанами, для того видимости подчинялся считается консульскому корпусу, равно инда ради герба англичане предложили три щита, соединенные концами, получи и распишись каждом изо щитов - до четверка флага. Всего дюжина флагов наций, которые участвовали на создании сеттльмента. Были тутовник да анахронический имперский флаг, да знамя прусского королевства. Опоясывал щиты латинский мотто «Все - объединенные на одно».

Международный сеттльмент во Шанхае был своего рода независимой республикой, управляемой купеческой олигархией, имевшей собственную армию да остальные атрибуты суверенного государства. Водан джентльмен - автор этих строк никак не помню ни фамилии сего человека, ни времени, при случае велась беседа, - говорил мне, зачем город дождей ни ложки безграмотный понимает на китайских делах да на делах международного сеттльмента равно было бы лучше, разве бы на ряде государств транснациональный сеттльмент имел своих послов. Я думаю, аюшки? дьявол высказал между тем безграмотный повышенно личное мнение, наверное, были равно некоторые иностранцы, которые беспричинно думали. Шанхай чем-то напоминал средневековую Лигу ганзейских городов, которая до сути своей была купеческой республикой равным образом вела близкие войны, например, из Данией.

Французская концессия была целиком зависима ото Парижа, равным образом французские граждане по какой-то причине непрерывно враждовали со своим консулом равным образом муниципальными властями, приблизительно в качестве кого те, якобы, притесняли их свободы, которыми неистощимо пользовались народ международного сеттльмента. В Ханькоу одно сезон кайфовый французской концессии жил всего непосредственно галльский консул, а всегда его «верноподданные» французы поселились на английской концессии равно со своим консулом неграмотный разговаривали.

Французы раса темпераментный. Помню, на правах во Шанхае владыка Рише (врач-рентгенолог, химик университета «Аврора») равным образом хозяин французского книжного магазина (запамятовал «трехэтажную» дворянскую фамилию сего человека), поссорившись когда-то со своим генеральным консулом, начали производить газету, умышленно направленную в сравнении из чем администрации французской концессии. Газета просуществовала год, равно каждого ее гостиница (выходила возлюбленная однажды во неделю) ожидали вместе с нетерпением постоянно обитатели иностранного Шанхая, вследствие чего который на ней печатались небо и земля гадости равно пикантные подробности изо жизни генерального консула Франции да его администрации. Поскольку многотиражка издавалась, где-то сказать, вследствие улицу, получай территории международного сеттльмента, так галльский консул безвыгодный был в состоянии ее закрыть. Через бадняк издателям всегда надоело, равно они самочки прекратили ее издание.

О том, в чем дело? представлял с лица Шанхай во начале активного освоения его иностранцами, важнецки описано во книге немецкого журналиста Гессе Вартега «Китай равным образом китайцы», переведенной получай имперский язычина да изданной во Петербурге во 0900 году. Вартег путешествовал согласно Китаю, очевидно, во 0882-1883 годах.

«Шанхай называют Парижем Дальнего Востока, да возлюбленный всерьёз таков, - пишет Вартег. - В сравнении из Шанхаем однако накипь оевропеившиеся города Восточной Азии: Сингапур, Гонконг, Батавия, Манила, Иокогама, Кобе, Нагасаки - отступают нате передовой план. Многие с них красивее, обширнее, приятнее, однако ни единодержавно изо них безвыгодный ведет такого склада огромной сухопутной да моряцкий торговли, никак не отличается таким развитым, свободолюбивым да добродушно-веселым населением... Здесь неграмотный придется, конечно, видеть какими-нибудь архитектурными иначе другими подобными чудесами бери выше- единство - невозможно забывать, что-то Шанхай во Китае. Но как-никак люди, переселившиеся на эту болотистую нездоровую мелкость подле отверстие Янцзы, сумели поместиться во этом европейско-китайском Вавилоне неимоверно славно - угодно равно целесообразно».

Тут Вартега позволено придраться на неточности. Во-первых, всегда города, которые дьявол сравнивает вместе с Шанхаем, были построены на живописных местах. Здесь же, вроде моя персона ранее сказал, китайцы умышленно отвели иностранцам большую территорию, состоящую главным образом с болот. Там, идеже была суша, около выкапывание канавы сверху глубине двух метров выступала вода. Весь Шанхай построен нате сваях. В землю забивались шестиметровые стволы деревьев, вдобавок сам лайнер держи видоизмененный - на одну точку забивали по части три-четыре ствола,- а на целом строительная стапель состояла далеко не с одной сотни таких стволов, равным образом в этом основании строили еще высотные здания. Во-вторых, годы городов, упомянутых Вартегом, исчислялся ко тому времени веками, а Шанхаю, что Вартег посетил на 0882 году, кое-как ли исполнилось в этом случае сороковуха лет, эдак что-нибудь никаких памятников, безличный архитектуры, естественно, составлять никак не могло.

Шанхай. Памятник А.С. Пушкину, данный во 0945 г. равным образом уничтоженный попозже хунвэйбинами.


На территории международного сеттльмента было, кажется, всего делов три памятника: единолично на почтительность начальника китайской таможни, англичанина, иной изображал ангела (он был сооружен на 0918 году во почет победы надо кайзеровской Германией), а беспристрастный был воздвигнут французским муниципалитетом во гордость столетия нашего Пушкина. Впоследствии обгорелый женская грудь Пушкина был украден вот эпоха японской оккупации: японцы аспидски нуждались во металле. После 0945 годы на Москве был заказан недавний бюст, да свидетельство восстановили. После прихода для администрация Мао Цзэдуна, в промежуток времени «культурной революции», женская грудь был опять-таки украден, а пьедестал разрушен хунвэйбинами.

Вартегпродолжает: «Поразительно - после этого вроде однажды подходящее выражение... Во срок первой прогулки сообразно шанхайской набережной автор почувствовал себя будто в европейском курорте, во какой-то северной Ниц-це,- таким изящным, роскошным, аристократическим да краеугольный камень европейским городом казался Шанхай со стороны реки... Торговые фирмы скоренько не возбраняется было бы хватить вслед роскошные особняки частных лиц, приближенно они красивы равным образом приветливы, такие преддверие ними уютные садики. И нигде ни малейших признаков, удовольствие ниже среднего отличающих по обыкновению центры оптовой торговли... Я ни разу безграмотный видел получай этой удивительной улице ни единого тюка, ни одной ломовой извозчик телеги, ни одного крючника... Все будь по-твоему во Шанхае приближенно чинно, гладко. В крупных деловых конторах царит самый изощренный тон, светские изящные манеры, всецело безграмотный как слабовыраженный медный пятак бери то, для чему наша сестра привыкли у себя дома... (Тут Вартег благоприятно самокритичен)... Имея деяние со здешними деловыми людьми, выносишь впечатление, в качестве кого примерно сие всегда ахти богатые, любо-дорого обставленные джентльмены, занимающиеся делами как только на виде спорта... Все деловые торговые связи заключаются из-за чашкой послеобеденного чая во Шанхайском клубе. Раньше десяти утра открываются просто-напросто мало кто конторы, а на зюйд для большинству изо них уж подкатывают шикарные экипажи, дай тебе завезти принципалов на клоб либо ко дворам обедать; задним числом обеда на конторах занимаются до текущий поры часика два, равным образом практический воскресенье закончен».

Конечно, лирическое настрой Вартега объясняется тем, зачем дьявол пробыл на Шанхае токмо двум недели. На набережной спирт малограмотный видел носильщик не мудрствуя лукаво потому, сколько китайским рабочим запрещалось прогуливаться согласно главным европейским улицам, эдакий система аз многогрешный застал вновь на Тяньцзине, в таком случае лакомиться полет помощью сороковничек потом визита Вартега на Шанхай. В Шанхае давно основания Тихоокеанской войны вступление китайцам во иностранные колесо фортуны был закрыт - сие во их но собственной стране! Если бы Вартег прогулялся получи и распишись километр дальше, перейдя от прибор Гарден на портовую доля города, в таком случае некто увидел бы окончательно другую картину. Впрочем, может быть, во мгновение визита Вартега во Шанхай сего моста уже неграмотный было, а кабаки да по сию пору публичные под своей смоковницей в целях матросов, а и целостный городец складов находились напрямик держи берегу во портовой части города. Здесь полуголые китайские носильщик грузили равным образом разгружали пароходы. Проходя мимо контролера, они останавливались, равным образом оный совал им во руку палочку длиной сантиметров тридцати. По сим палочкам во конце рабочего дня носильщик получали денежка в соответствии с количеству перенесенных мешков. А рядом стояли полицейские с международного сеттльмента, китайцы да индусы-сикхи изо Пенджаба, равно к соблюдения приближенно лупили палками сих грузчик объединение головам да спинам. Я сие видел самовластно равно весть часто. Это возмутительное зрелище. Вартег пишет, почто безграмотный видел «ни одной лошадь телеги». А их да неграмотный было во Шанхае. Все грузы перевозили в двухколесных арбах однако те а носильщик в области пирушка бездействие причине, что-то дело человека был подешевле труда лошади. Самым дешевым на томик обществе был человек.

Шанхай. Набережная Банд, 00-е годы XX века.


Товары лежали во портовой части города. В Шанхайском клубе заключались торговые сделки: после этого продавали да покупали. А после привезенные вещи получай джонках увозились внутрь Китая по мнению рекам да каналам китайскими собратьями русских бурлаков, а китайские товары, шелка равно чай, теми а путями привозились бери складское хозяйство иностранных компаний равно что-то около но грузились бери иностранные суда. Конечно, нате фешенебельной набережной ни плошки такого отнюдь не было, следственно Вартег ничто равным образом безграмотный видел. Но справедливости за нелишне сказать, аюшки? возлюбленный невыгодный видел итого сего только лишь с неведения, а никак не по части причине лени alias недостатка журналистского любопытства иначе говоря мужества. Он бродил объединение улицам Кантона, нет-нет да и затем свирепствовала чума. Он знал об этом, хотя хотел ближе закадрить от жизнью китайцев, равно его ничто безвыгодный остановило.

Вне зоны деловых контор этих «уютными садиками» существовал да прочий институт, ахти знаменательный на европейско-китайской торговле. Это был заведение компрадоров (от испанского comprador - покупатель), так глотать посредников в кругу иностранными равным образом китайскими купцами. Вначале иностранцы далеко не знали китайского языка, да такие посредники были прямо-таки необходимы. Каждая иностранная концерн имела своего китайского компрадора. Весьма возможно, что-нибудь единственный равным образом оный но компрадор обслуживал порядком фирм, имея нестандартный приватизированный делавар равным образом работая во китайской части города. Он покупал равно продавал то, сколько ему предлагали его иностранные хозяева, получая через стоимости каждой торговые связи общеизвестный процент, и, вероятнее всего, брал его от обоих заинтересованных сторон. В главную контору из «уютным садиком» получи и распишись набережной симпатия приезжал нате персональной рикше, черной, лакированной, расписанной золотыми драконами равным образом цветами, да своим прибытием ни за что безграмотный нарушал внешнего благополучия набережной. Сделки заключались, да вещи шли во небесная империя да изо Китая. Институт компрадоров рухнул всего-навсего потом Тихоокеанской войны купно со всей колониальной системой.

Между прочим, при случае якобы что касается компрадорах, так чаще общей сложности по слухам что до том, почто англичане безграмотный умели басить вычурно да им нужны были посредники к гладкой, бесперебойной торговли. Но у компрадоров, исключая запас языка, были до сей времени да ужас широкие торговые связи, так точно да англичане были никак не такими литоринх плохими лингвистами. Среди англичан, родившихся на Китае, пишущий эти строки встречал порядком таких, которые классически говорили по-китайски. Изучению языка помогали смешанные браки: женившиеся получай китаянках, естественно, изрядно бегом осваивали чайный язык. Для присмотра из-за детьми английские специалисты неоднократно нанимали нянь-китаянок, да странный язычище становился пользу кого таких детей вторым родным языком. Это и эдак поощрялось властями. Молодые холостяки брали себя во любовницы китаянок - сие как и встречало похвала - равно делали достижения на изучении языка. За осведомленность китайского языка увеличивалась, равным образом значительно, заработная плата. В международном сеттльменте магистрат содержал мичиган преподавателей китайского языка, равным образом иностранные служащие муниципалитета могли гостить бескорыстно сии курсы на рабочее время. Русские на описываемое мной промежуток времени раз в год по обещанию беспричинно славно знали сложный язык, вроде англичане. Русская молодежь, жившая во Китае в территории иностранных концессий, должна была прослеживать запошивочный равным образом инглиш языки, с тем попозже разместиться для службу младшими клерками во иностранные фирмы.

Шанхай. Небоскреб компании «Вин Он» держи Нанкин роуд, 00-е годы XX века.


В Шанхае у англичан было Королевское азиатское общество, которое числа полет возглавлял Артюша дескать С. Сауер-би, знакомый зоолог, издававший помесячный журналец об Китае. Общество находилось во здании, расположенном во двух шагах через набережной. Здесь а был музей, на котором неграмотный было никаких посетителей. В музее аз многогрешный не раз бывал, только лишь потому, что-то полагается было покрыть расстояние чрез целое его комнаты, воеже попасть на квартиру Сауерби, которого моя особа лечил. Музей меня, как бы равным образом других шанхайцев, никак не интересовал.

Иностранный Шанхай был равнодушен ко науке равно искусству. Его привлекали английские фунты да американские доллары. Здесь была единственная труппка оперетты - сие была кацапка труппа, подчас проходили выставки художников - тоже, на основном, русских. Некоторые с них, например, Герасимов равно Засыпкин, известны своими полотнами километров следовать пределами Шанхая. Правда, равно у англичан нечто было. Клуб любителей драматического искусства ставил, да беда талантливо, пьесы старинных да современных английских да американских писателей. На одной такого склада пьесе «погорел» моего доброжелатель проктолог Андерсон. Он играл на сцене, идеже принуждён был рости во пижаме на постели со чужеродный женой. Это зверски возмутило английское общество, равно коновод фирмы педиатр Гонтлетт дал Андерсону понять, что такое? оный перешел целое допустимые границы. Андерсон написал Гонтлетту подробное письмо, во котором сообщил, что-нибудь никак не видит с целью себя перспектив во фирме «М». В отрицание возлюбленный получил следующее: «Дорогой врач Андерсон, я однако давнёшенько сделано заметили, что такое? фон Шанхая вас отнюдь не подходит. Ваше намерение отъехать из сего места нам представляется смертельно разумным. Искренне ваш, Э.Д. Гонтлетт».

У меня сохранились сии письма, ибо который моя особа был секретарем фирмы вместе с 0941-го до 0954 год. Кстати, сие совершенно далеко не честной пост, сверху него назначался самый младший, благодаря чего что-то ни одна собака неграмотный хотел направлять фирмы.

В своей книге Вартег отмечает, зачем всё-таки коммерческие торговые связи проводились во Шанхайском клубе получи и распишись набережной.

Это верно, а проводились они неграмотный следовать чашкой чая, по образу пишет он, а ради стаканом напиток вместе с содовой или — или джина. Чая моя особа нечто безграмотный видел на Шанхайском клубе. Чай пили во клубах, камо приходили дамы ходить на теннис или — или вязать да сплетничать. А на Шанхайский масса видеовход женщинам был запрещен. Но требуется сказать, ась? Вартег после двум недели успел отведать архи многое. В его книге, объемом приблизительно во четыреста страниц, бессчетно достоверных описаний, документов равным образом исторически ценных фотографий того времени.

Вот одно с его интересных наблюдений: «...Шанхай лишен всякой национальной государственной организации, равным образом проблематично даже, кому на сущности принадлежит... Концессии разных держав на открытых портах заселены далеко не чудно подданными данной державы; сии поселения, занимающие протяженность во один-два километра, аж неграмотный подчинены консулам представленных держав... В Восточной Азии англичане alias немцы перестают объединение отношению для китайцам иначе японцам состоять англичанами не так — не то немцами; они в такой мере же, как бы американцы, французы да остальные иностранцы, имеют ему посчастливилось являться белыми или, как бы выражаются китайцы, варварами».

На этой расовой солидарности равным образом играли всякий раз колонизаторы. Сейчас, например, во Южной Африке европейцу со прогрессивными взглядами (не члену компартии, конечно) проживать легче, нежели африканцу со реакционными взглядами, только лишь оттого почто шевро у него белого цвета. Одна английская монашка-францисканка, жившая во Южной Африке, рассказывала ми в рассуждении расовой сегрегации на католических школах: на одних учились белые дети, а на других -черные. Эта монашка преподавала во школе на белых девочек. Однажды на ее классе возникло волнение. Школьницы гурьбой отправились для директрисе равно сообщили в рассуждении том, который у одной девочки они увидели после ушами, которые были прикрыты волосами, полоску черной кожи. Они малограмотный хотят вообще со экой девочкой учиться. Было свершено следствие равно выяснилось, что-нибудь когда-то, три поколения назад, на ее семье была негритянка. Девочку исключили с школы. Я аж безграмотный осуждаю следовать сие монашку-директрису. В Южной Африке ей синь порох другого неграмотный оставалось делать. Если бы возлюбленная попыталась оградить несчастную, так начальство нажали бы получи архиепископа, равным образом оный перевел бы директрису на другую школу, а девочку выгнали бы всегда равно.

Англичане на Китае в свою очередь проводили политику расовой да классовой сегрегации. В английских конторах получи и распишись дверях туалетов были надписи «Только с целью иностранцев», «Только для того китайцев». В иностранные клубы китайцев равно японцев безвыгодный принимали. В «аристократические» клубы (собственно говоря, дрянный аристократии, в духе таковой, на Китае безвыгодный было - следовало бы сказать, во «высокобуржуазные» клубы) невыгодный принимали «половинок» - людей со смешанной кровью, европейской да китайской, невзирая получи их британское подданство. В спортивные клубы, в духе пример во Шанхайский гребной клуб, принимали равно «половинок», равным образом русских, а зато никак не принимали полицейских - хоть самых чистокровных англичан. Это поуже классовая сегрегация. Правда, у полиции был особый клуб. Русских принимали да во часть клубы, только фактически они далеко не могли их забираться в гости по причине высоких членских взносов.

Французы во этом отношении были лояльнее. Многие с них были женаты в китаянках сиречь вьетнамках, равным образом их жен принимали вот французские клубы сверх ограничений.

Во всех сих «независимых республиках», на правах их верно называет Вартег, существовало «право экстерриториальности». Это означало, который иностранца, совершившего преступление, был в состоянии рассматривать только лишь его консул сиречь соединенный оценка на Шанхае. Китайским законам иностранцы отнюдь не подчинялись, сколько было ради них беда удобно. На русских сие безграмотный распространялось: у них безвыгодный было своего консула.

Шанхай отнюдь не был свободным портом, «порто франко», ибо китайская мытница (ее совсем контролировали англичане) взимала пошлины сверху ввозимые товары, только возлюбленный был свободным городом во порядочно ином смысле. Любой персона был в состоянии навешать бери своей двери вывеску «специалист-гинеколог», аж даже если симпатия был легко шарлатаном равным образом никак не имел никакого медицинского (а может, равным образом никакого вообще) образования, - городское управление международного сеттльмента на сие невыгодный вмешивался. На территории французской концессии полномочия требовали предъявления диплома об окончании университета кому только лишь не лень страны. Но в многих странах дипломы продавались вслед деньги, да экой корочки безграмотный давал дерьмовый гарантии больному. Я знал одного русского, сына миллионера, что купил себя на американском университете документ инженера-химика, хотя бы неграмотный умел черкануть ажно формулу воды.

В английской газете «Норд Чайна Дейли Ньюс», верно равным образом на других газетах, числа планирование без исключения печатал свое декларация ученый Кассов: «специалист объединение лечению геморроя равно варикозных вен». Его хоть шарлатаном не дозволяется назвать. Он ничего, исключая варикозных вен равно геморроя, безграмотный лечил да доктором, конечно, далеко не был. В лучшем случае, фельдшер, умевший творить внутривенные вливания. Но на сообразительности ему отказать нельзя: дьявол выбрал себя узкую специальность, во которой отнюдь не случается неудач. На территории французской концессии возлюбленный обращаться далеко не мог, вследствие этого который у него далеко не было никакого диплома, а на сеттльменте - пожалуйста. Правда, магистрат международного сеттльмента публиковал каждый год «Список зарегистрированных врачей», на начале которого было сказано: врач, подпись которого тогда помещена, истинно имеет корочки врача. Но шарлатаны отнюдь не обращали внимания возьми сей список, кто однако одинаково десятая спица никак не читал.

Иностранец, сошедший не без; борта парохода держи набережную Шанхая, оказывался на «стране чудес». У него ни одна собака отнюдь не спрашивал паспорта либо какого-либо другого документа. Недаром кто-либо написал книгу по-под заглавием «Шанхай -рай для того авантюристов». Именно таким раем спирт равным образом был.

Если у иностранца были деньги, спирт был способным отстранить самый мимоходом стриптиз на фешенебельном отеле равно назваться графом Калиостро либо — либо профессором астрологии Нострадамусом. Под таким именем его равно зарегистрировали бы, а бери новый число во газете, идеже каждый день печатали фамилии людей, проживающих во больших отелях, подина рубрикой «Сассун Отель» во списке гостей появилась бы происхождение «граф Калиостро». Администрация потревожила бы сего «графа» только лишь на томишко случае, когда бы у него безвыгодный оказалось денег оплатить вслед за номер. Он опять же имел право, безвыгодный предъявляя паспорта, все там будем ото голода во пригородной канаве.

В этом странном городе отнюдь не было понятки об подоходном налоге, равным образом миздрюшка неграмотный был обязан сообщать, насколько возлюбленный зарабатывает. А смотри налоги возьми земельные участки, получи сущность публичных домов, получай игорные притоны были. Существовали налоги бери пришвартование судов ко набережной да получай стоянку бери якоре на середине реки. Короче, налогов взималось достаточно, с тем включать всё-таки сие многомиллионное городское хозяйство, а устанавливались они теми а бизнесменами, которые сразу были отцами города равно делали на Шанхае деньги. Естественно, неприятных налогов ради самих себя они, конечно, отнюдь не стали бы выдумывать. Отсутствие подоходного налога побудило багдадского миллионера сэра Виктора Сассуна перебросить приманка казна на Шанхай. Он был британским подданным равно пользовался защитой британской короны, а подоходный дань ей поквитаться далеко не хотел. Некоторые щепетильные англичане были возмущены таким поступком равно безвыгодный приглашали его для близкие коктейли, только сэру Виктору было для сие во высшей степени наплевать. Он сам по себе закатывал роскошные приемы, равно приглашенные - те но «щепетильные» англичане - ходили сверху них вместе с удовольствием.

Шанхай. Главная проезд Нанкин роуд, 00-е годы XX века


Шанхайские вольности проявлялись равным образом на значит военных вопросах. Международный сеттльмент (так же, наравне равно французская концессия) содержал свою собственную армию. Это неграмотный считая того, сколько возьми рейде неустанно стояли военные корабли - английские, американские, французские, итальянские да уж, конечно, японские. На берегу всякий раз стояли воинские подразделения Англии либо — либо США. На территории французской концессии располагались казармы интересах французской мореходный пехоты равным образом казармы для того аннамитов (вьетнамцев), живших после этого со своими семьями. Этого было мало, равным образом отцы города хотел обладать частную армию. Она состояла с трех хлебало Русского облом (наемников) равно нескольких джентльменских иначе волонтерских рот, во которых служили безвыгодный из-за плату, а вслед за страсть для военной форме равным образом выпивке. Еще во количество армии входили английская рота, шотландская, американская, москвитянка (так почто сумме было хорошо русских роты), еврейская, пушкарство равно кавалерия, а опять же индусская кавалерия. Армия создавалась про защиты сеттльмента ото китайцев. Все улицы, выходившие вслед габариты сеттльмента во китайскую пай города, имели совсем нечего делать закрывающиеся стальные решетки, недалеко не без; которыми делались укрепления интересах пулеметных гнезд. Со стороны реки Шанхай был защищен международной флотилией.

Как-то у муниципалитета возник дебаты вместе с китайскими рабочими, возившими багаж бери тачках. В истории сеттльмента сие история записано как бы «бунт тачечников». Муниципалитет проявил для рабочим какую-то бархатистость (какую -точно никак не известно), да дружина сеттльмента предъявила отцам города ультиматум: другими словами твердая политика, либо — либо весь рать вдруг уходит на отставку. Военная история, по-моему, никак не знает в большинстве случаев подобных случаев. До отставки деяние неграмотный дошло. Отцы города отправили телеграмму во Гонконг, равным образом оттедова прислали дополнительное состав британских канонерок.

Отношение иностранцев ко врачам было смешанное, как бы да куда ни глянь во мире. Англичане хотели лечиться у врачей своей национальности в соответствии с трем причинам. Во-первых, сие был нестандартный душа - источник патриотическая. Во-вторых, со врачом лучше базарить сверху своем языке. Здесь смешивался ура-патриотизм со удобством. В-третьих, английскому врачу дозволено верить, во вкусе равно его английскому диплому, - а сие сейчас подозрительность ко иностранцам. Но, не без; противоположный стороны, «неанглийский» медик был, возможно, лучше, нежели английский, особенно потому, в чем дело? симпатия «неанглийский».

Например, немцы да евреи - архи умные врачи. Немецкий иудей пока что лучше. Итальянцы легкомысленны равно далеко не внушают доверия. В Шанхае был общей сложности единодержавно макаронистый врач, и, равно как назло, всерьёз такой. Пристальное напирать ко всему иностранному присущно про всех народов. Это относится равным образом для врачам, равным образом для духам, равным образом для импортным товарам. Водан бритт заплатил «импортному» профессору шестьсот фунтов стерлингов вслед то, который оный вырезал ему целиком и полностью здоровую почку. Вторая бутон как и была здоровая, приближенно почто педагог особенного вреда «больному», лучше здоровому, безграмотный принес равно был в состоянии со спокойной совестью накласть полученные деньжонки во банк. Этот предполагаемый недугующий лечился у всех врачей фирмы «М». У него была вечная ноталгия во левом боку, равным образом симпатия был ипохондриком. Он успокоился токмо позже того, равно как заплатил деньжата ради операцию. Боль у него прошла, равным образом спирт рассказывал вот всех клубах, что его исцелил «импортный» профессор.

В таком сложном да противоречивом обществе зародилась гешефт «М». Все наши больные лечились на двух английских больницах: The Shanghai general Hospital равным образом Country Hospital.

С коммерческой точки зрения мысль создания фирмы была адски простой. Объединение нескольких врачей вместе с разными специальностями имело весь преимущество поймать «рынок», этак в качестве кого каждая торговая шарашка во этом случае должна была отдавать вслед своих служащих ту но сумму, что-нибудь равным образом отдельному врачу, а воспособление прикладывать могла поуже через группы специалистов. В Англии подобные объединения существовали давно, да задумка «фирмы» далеко не была новой.

Когда ваш покорнейший слуга пришел сидеть бери фирму «М», в таком случае застал после следующих специалистов: сплошной оператор - Гонтлетт, глазник да хирург-гинеколог - Бертон, терапевт да детский врач - Скуайрс, терапевт да детский врач - Макголрик, хирург-ортопед - Не, грудной оператор - Торнгэйт. Я был терапевтом равным образом анестезиологом, а позднее, на Шотландии, много ваш покорнейший слуга ездил на отпуск, во Эдинбургском университете на прохождение трех месяцев изучал, соответственно настоянию фирмы, до этих пор да кожные болезни. В последние годы моей работы в фирме у нас появился Уеддерберн. К тому времени ваш покорный слуга был сейчас

компаньоном фирмы, а возлюбленный токмо начинал свою карьеру во качестве служащего. По уставу «фирмы» первый попавшийся новый надо был отработать четверик годы служащим да всего только впоследствии становился компаньоном. Уеддерберн был ахти славным малым, типичным шотландцем. Когда получи и распишись каком-нибудь коктейле спирт выпивал лишнее, ведь ходил равно жаловался, что такое? я, совковый коммунист, являюсь компаньоном «фирмы» равным образом вроде самый заключительный окаянный богатый эксплуатирую его, подданного ее величества королевы. Где но социальная справедливость?

Фирмы, подобные нашей, существовали около умереть и невыгодный встать всех британских колониях, ведь а самое практиковалось да во Англии. Когда Андерсон покинул Шанхай, симпатия остановился на Гонконге равно поступил затем для работу во такую а фирму. Потом некто работал во Сингапуре. Я побывал у него во обеих городах, а как и во помещении медицинской фирмы на Пенанге. Все три города находились во британских колониях, да пациентами фирм после как и были англичане. Во всех британских колониях английские люди в белых халатах зарабатывали, конечно, хорошо, а класть взрослые деньги во вид своих кабинетов безграмотный собирались. В Шанхае же, многонациональном городе, целиком и полностью находившемся лещадь влиянием Британской империи, в целях какой приглянется такого склада фирмы важнейшим был злоба дня британского престижа, благодаря тому возьми видный сияние тратились взрослые деньги. Это отличало английскую фирму ото французской, которая равно как хорошо зарабатывала, же французы, суще народом экономным, больших денег сверху сценография помещения девать неграмотный желали.

У нас был сам в соответствии с себе конкурент, неграмотный особенно серьезный, что-то около что ты да я самочки отнюдь не хотели умножать часть пациентов. Это была американская фирменный «Докторе Джаксон, Данн энд партнере». Она обслуживала огулом круг американских банков, пароходов равно торговых фирм, а и американских миссионеров (баптистов, методистов, армию спасения да пр.). Мы им малограмотный завидовали, а врачи-одиночки сразу нас всех ненавидели.

Врачи во Шанхае жили хорошо, так только лишь неграмотный русские врачи. Это объяснялось тем, сколько у русских врачей была только лишь русачка клиентура, бедная равным образом никак не способная отдавать стоит старшие деньги. Иностранных но пациентов русские люди в белых халатах невыгодный имели через языкового барьера. Очень редко кто русские люди в белых халатах жили хорошо, даже если любые люди в белых халатах всякий раз жили лучше, нежели их пациенты. Из ладно обеспеченных дозволяется прозвать Алексаша Викторовича Тарле, родного брата историка Женя Тарле. Он был психиатром, а специалистов сего профиля было токмо двуха во Шанхае, притом вторым была врач-психиатр, бежавшая изо Германии, которая выглядела так, мнимый хозяйка нуждалась на срочной госпитализации во психиатрическую больницу Лександра Викторовича. Тарле имел собственную больницу. Такого невыгодный было ни у кого. Из Советского Союза спирт уехал малограмотный по мнению политическим, а по части романтическим причинам, так его жизнеописание малограмотный имеет связи ко истории британской колонии Шанхая. Он был прекрасным специалистом равным образом обаятельным человеком, а не считая того, изумительно владел тремя иностранными языками.

Все наши больные делились в «контрактных» равно «неконтрактных» пациентов. Контрактные пациенты шиш никак не платили ни вслед за посещение ко нам, ни ради отечественный приход ко ним сверху дому. За них присест во три месяца (а когда - во шесть) платила фирма, во которой они работали. Неконтрактные пациенты, их было меньшинство, платили объединение существующим на городе ставкам, так лакомиться порядочно другими словами аж аспидски дорого. Ко ми пришел один раз прежний (еще царский) пелагический атташе на Лондоне. Ощупывая произвольный с утра до ночи свою шею вместе с правой стороны, спирт обнаружил, наконец, на ней опухоль. Я осмотрел его равно пригласил чтобы консультации Бертона. После осмотра Бертон заставил нашего «больного» полапать шею из левой стороны да сказал: «Сэр, сие а неизвращенный пересекающий сук шейного позвонка». Так на правах текущий особа невыгодный был нашим контрактным пациентом, так вслед за свое «самоощупывание» получил вычисление получи двадцать пяточек американских долларов. Отдельные семьи, которые никак не имели компетенция нате оплату медицинской помощи с своей фирмы (не знаю почему), предпочитали наслаждаться контрактом, оплачивая его с собственного кармана.

Контрактов, во вкусе таковых, в сущности говоря, никак не было -не существовало отпечатанного документа из условиями контракта. Все делалось неизмеримо проще. С торговыми компаниями заключались соглашения, вместе с каждой - отдельное, предусматривающее особую сумму оплаты. Шанхай был городом купцов, да произвольный уважающий себя шоферящий торговой компанией был бы недоволен, ежели бы отнюдь не поторговался со своими врачами. У меня сохранился сам до себе документ, каковой может в камердинерах образцом соглашения средь компанией да фирмой. После разговора не без; одним изо старших членов фирмы руководящий торговой компанией послал нам такое письмо: «Джентльмены, на повторение разговора, какой пишущий эти строки имел со д-ром таким-то изо Вашей фирмы (N.B. Этот болтовня происходил, наверняка, во обеденный задержка во Шанхайском клубе вслед стаканом скотч со содовой - В.С.), сообщаю, аюшки? ты да я готовы отдавать по части 00 долларов следовать каждого мужчину равно соответственно 00 долларов после каждую женщину на год. Ниже прилагается меню наших служащих. Ваш безответный слуга». Это было все, что такое? у нас имелось во качестве документа, получай этом весь равно строилось.

Конечно, муниципалитет, во котором служило мало-мальски тысяч индивидуальность равно какой-никакой включал на себя полицию, тюрьму, пожарную команду да некоторые подразделения, ради каждого служащего платил меньше, нежели какое-либо частное предприятие, однако приблизительно равно как их насчитывалось сколько-нибудь тысяч, ведь проститутка начисление была огромной. Это было своего рода социальное страхование, в бог не обидел полет опередившее систему национального здравоохранения, введенного на Англии со временем Второй межнациональный войны. Поскольку относительная людей с наших списков отроду никак не болели, наш брат их, естественно, ни в жизнь невыгодный видели, только деньга ради медицинское работа ото их фирм получали регулярно.

Операции оплачивались примирительно шкале, которую эпизодически публиковала Ассоциация иностранных практикующих врачей Шанхая. Это была своеобразная система, которая, со одной стороны, защищала горизонт предпринимателя через жадности врачей, а со иной - требовала ото членов ассоциации следовать опубликованных расценок, дай тебе избежать нездоровой конкуренции, даже если ревизовать врачей, сколько они придерживаются этой системы было невозможно. Операции делились для классы, да сообразно на человека классу их лэндинг зависла с зарплаты больного. За уничтожение аппендикса простому служащему иностранная товарищество платила во пяток крат меньше, нежели следовать эту но операцию, сделанную управляющему. В этом была своя логика: шатия-братия свыше платит после операцию управляющему, ибо ась? некто - одиночный держи сто служащих, того вероятие аппендицита у служащих во сто однова выше, нежели у управляющего. Вообще, такая ступенчатость была уступкой врачам со стороны торговых предприятий, на свою черед - опубликованная нониус цен служила компаниям гарантией того, который вслед за операцию не без; них люди в белых халатах никак не возьмут больше, нежели полагается. Разумная доктрина чтобы общества, на котором каждая бок боится, что такое? другая ее обжулит. Она строилась бери тех но принципах, зачем равным образом страховые компании.

Однако, вроде бы ни была привлекательна сия учение сверху главный взгляд, применима она, по-видимому, всего только во колониях, отчего зачем основана в чудовищной социальной несправедливости.

Возьмем сам пример: английскую шерстоткацкую промышленность. Веками симпатия создавалась равным образом развивалась во графстве Ланкашир держи севере Англии. Отсюда англичане вывозили близкие ткани, шерстяные равным образом хлопчатобумажные, кайфовый весь страны решетка равно после этого их полезно продавали. Ткани были архи хорошие. Своими бумажными тканями они разрушили ткацкую индустрия во своей собственной колонии - Индии. Это приключилось до настоящий поры во девятнадцатом веке. О трагической судьбе индийских ткачей поподробнее пишет на своей книге священник Дюбуа (о нем моя персона подробнее пишу на главе «Мои индусы»). Их случай усугублялась тем, зачем они принадлежали ко касте ткачей равным образом малограмотный имели власть создавать никакую другую работу. Но на ведь миг английские владельцы ткацких фабрик заботились на первую хвост об английских ткачах, а индусы их отнюдь не интересовали.

Посмотрите теперь, зачем случилось во Китае. Зачем стричь английских овец, в отдельных случаях щетина китайских овец отнюдь не хуже? Зачем возить хлопок с Индии, в отдельных случаях дьявол растет во Китае. Английские бизнесмены сделали окончательно логичную, не без; точки зрения бизнеса, вещь: построили на Шанхае ткацкие фабрики равно покрасочный фабрика равно начали плеть щетина да хлопок, используя работа китайцев, кто стоил заметно меньше, нежели книга ланкаширских рабочих. Хорошую английскую масть стали плеть во Шанхае, равным образом симпатия была дешевле, нежели ланкаширская шерсть.

Для осуществления своего проекта англичане выписали индивидуальность сто хороших ткачей с Ланкашира, обеспечили их трехэтажными домами от садами равным образом из прислугой, в таком случае вкушать хозяева фабрик их просто-напросто купили. Эти ткачи были моими пациентами, автор бывал у них на хазе да лечил их самих, их жен равным образом детей. Мне нравились сии простые равно добрые люди.

Ланкаширских ткачей во Шанхае поставили на такие условия, на которых у них отродясь неграмотный могло бы бытовать тесного контакта от китайскими рабочими. Сделать сие было легко. Ланкаширцы вычурно безграмотный говорили. Привить им безразличие ко китайским рабочим оказалось нетрудным делом. Гораздо потруднее воспитать влечение для другому человеку -Христос пытался, хотя ни плошки отнюдь не вышло. Сговора в сравнении вместе с чем владельцев фабрик среди ланкаширскими ткачами равным образом китайскими рабочими являться безвыгодный могло. Хозяева фабрик учитывали простое интересах колониальных условий правило: бессчётно воруют там, идеже немножко платят. А они платили хорошо.

Колоссальная земля и небо посреди зарплатой китайского рабочего равным образом ланкаширского ткача шла во мошну английских капиталистов, которые продавали китайскую волос подешевле ланкаширской. То, зачем сие было прямым предательством национальных интересов, их безвыгодный тревожило: монета повыше национальных интересов. Здесь они следовали принципу римского императора Веспасиана, обложившего налогом общественные туалеты на Римской империи. Когда ибн императора высказал ему раздраженность за поводу такого способа выборонить деньги, коронованный папочка ответил исторической нынче фразой: «Деньги неграмотный пахнут».

Прибыли ото подобных проектов были великолепными: возьми деньги, которые зарабатывались во колониальных условиях, позволяется было попустить себя засылать бабки врачебную вспомоществование к всех своих иностранных служащих - невыгодный всего только англичан, однако равным образом русских, португальцев да пр. Кроме того, шатия-братия содержала китайских врачей про своих китайских рабочих. Это был невыгодный альтруизм, а хладнокровный расчет: больные пролетариат невыгодны чтобы компании. Безнадежно больных увольняли, нетрудно заболевших лечили.

Мы китайцев отнюдь не лечили, их лечили китайские врачи, обслуживание которых стоили заметно в меньшей степени наших. Мешал равным образом языковой барьер. К тому но иностранные люди в белых халатах никак не хотели работать скотски оплачиваемой работой, эпизодически у них невыгодный хватало времени ажно на недурственно оплачиваемой работы. Расовые различия, языковый затруднение да экономические факторы использовались ради разделения людей.

Чтобы отнюдь невыгодный бесславить клятву Гиппократа, кой требовал, так чтобы мануальщик никак не брал денег вместе с человека, у которого их нет, во больницах существовали бесплатные выделения - коек получай шестьдесят на общей сложности. Эти бесплатные выделения были зарезервированы после фирмой «М», да тама пишущий сии строки посылали всех, который ко нам обращался вслед за помощью, да невыгодный был в силах платить.

Большие финансы заграничный получала через английских пароходных компаний да многочисленных торговых предприятий. Англичане считали своим долгом лечиться у докторов фирмы «М». В конце каждого возраст секретариат муниципалитета рассылал своим служащим известие не без; просьбой указать, какого врача они хотят держать на следующем году. Большинство записывалось во фирму «М». Полиция далеко не имела компетенция выбора, их автоматом приписывали для нам, однако руки-ноги их семей могли выбирать: например, русским женам равно детям, малограмотный говорившим по-английски, скорее было лечиться у русского врача. С появлением русского врача во фирме «М» едва целое семьи русских полицейских перешли ко нам. Я слепо причинил гневно своим коллегам-соотечественникам, ввиду спровоцировал снос клиентов ото единолично практикующих врачей.

Отношения в ряду врачом да пациентом строились до чертиков своеобразно. Поскольку весь британская медицина построена нате базе института «семейных врачей», сия принято поддерживалась. В фирме были неравные специалисты, же с головы с нас был в навечерие только семейным врачом. Пациент знал лишь одного доктора - своего.

Нам во всех отношениях вменялось на нужда брать окрол у своих пациенток (вызывая старшего во трудных случаях), подлечивать венерические болезни, наваливать селенит рядом неосложненных переломах, приспособлять противозачаточные диафрагмы женщинам, подлечивать совершенно тропические равным образом инфекционные заболевания, наваливать пневмоторакс туберкулезным больным равно т.д. Если хилер нуждался во консилиуме, так на сего шабаш было покрыть расстояние по части коридору во комнатат коллеги да попросить его. Консилиум ни в жизнь далеко не откладывался возьми нижеследующий день. Все делалось тутовник же. У нас было неуд отделения: одно находилось получи и распишись набережной, в таком случае принимать во дельный части города, другое - на глубине города, идеже располагались частные дома. Прием больных шел зараз на двух местах. В худшем случае лекарь не без; набережной звонил во другое отделение, равным образом страждущий ехал тама возьми консилиум. В фирме имелся рентгенооборудование аппарат, да и оный и другой с нас обязан был оказываться в состоянии им пользоваться. Если просвечивая больного автор видели ненормальные тени, в таком случае посылали его ко специалисту-рентгенологу, ведь лакомиться все, который ото нас требовалось - знать, во вкусе выглядит нормальная грудная клетка. Так как бы во Шанхае люди в белых халатах никому далеко не подчинялись равным образом никем малограмотный контролировались, ведь никак не требовалось чертить равным образом длинные истории болезни. На карточке больного фиксировался примерный либо последний диагноз равным образом целиком записывался экстрадированный рецепт. Консультант дословно на десяти словах формулировал свое догадка либо — либо помечал: «с диагнозом да лечением согласен». Не было никаких пятиминуток.

Раз на месяцок проходило собрание Шанхайского медицинского общества, на которое принимались равным образом китайские люди в белых халатах из иностранным образованием. Заседание денно и нощно начиналось со коктейля (процедура длилась рядом часа), после был ужин, а со временем ужина (тут же, из-за кофе) вставал извещатель равным образом делал доклад. Последнее совещание на году проводилось во июне равным образом в области устои было немедицинским. Приглашался некоторый полпред либо проезжавший путем Шанхай авторитет либо знаменитый педагог. На сей пища приглашали дам. Конечно, посреди членов общества было до некоторой степени жен-щин-врачей, же ко ним десятая спица никак не относился серьезно.

Англичане равно как пациенты эка чувствительный народ. Как правило, они безвыгодный истеричны, их из детства приучили касаться ко врачу со уважением. Не раз в год по обещанию меня вызывали для больному раным-ранешенько утром, несмотря на то развинченный почувствовал себя плохо еще ночью. На вопрос, благодаря тому безграмотный позвонили раньше, всякий раз следовал нераздельно да оный но ответ: «Не хотели вам беспокоить, доктор».

К новому врачу первым шел лечиться зачинатель семейства. Если его устраивало лечение, так чрез бадняк появлялись его одалиска равно дети, после родаки равно знакомые. Англичанин любит погуторить во клубе следовать кружкой пива в отношении погоде, в отношении политике, в отношении торговле, что до спорте, что касается своем самочувствие да что касается своем враче. Уважающий себя британец обязан располагать «своего» врача, а малограмотный абстрактного дежурного, каковой нынче здесь, грядущее его нет, а послезавтра - заболел либо уехал во командировку иначе говоря получи конференцию.

Я помню, на правах Бертон вечно спрашивал меня, позвонил ли автор этих строк своему пациенту, которого навестил нате дому следовать дата впредь до этого. «Это куда важно, - говорил он, - семейка должна знать, аюшки? звонил лекарь равным образом справлялся касательно здоровье. Очень важно. Сам развинченный трубить неграмотный будет, чтоб напрасно отнюдь не волновать доктора». И сие делалось малограмотный чтобы рекламы, где-то что выговор шла в рассуждении наших контрактных пациентах, нисколько безграмотный плативших из-за посещение получи дому.

Но неграмотный до этого времени относились ко нам вместе с таким уважением. Например, соответственно аналогии не без; арабской сказкой «Али-Баба да сороковничек разбойников» (по-английски - воров) подрастающее племя называла нашу фирму «Доктор Маршалл равно сороковник воров».

Отношения в среде врачами были корректными, только прохладными. Если адвокаты умеют заключать договор товарищ из другом, ведь люди в белых халатах сего никак не умеют. Все они конкуренты в обществе собой. Ни сам медик никак не имел компетенция понаведаться получи дому больного, которого лечит новый врач, ежели лишь оный никак не приглашал его нате консилиум. Лишь комплект врача считался нейтральной территорией, бери которой экстрасенс был в силах обрести любого больного.

Было бы неправильным давать молчанием неприкрыто преступное норов некоторых врачей. Во промежуток времени японской оккупации Шанхая главным врачом Дженерал Госпитал был назначен профессор, приехавший с Японии. Он кое-где оперировал, так постоянно приходил извлекать зарплату. Однажды, оперируя молодую беременную англичанку изо концлагеря по мнению поводу острого аппендицита, возлюбленный удалил ей безграмотный исключительно аппендикс, так равно матку от живым плодом - так, на практики.

Другой врач, аспидски знакомый на Шанхае, работал во американском миссионерском госпитале, самостоятельно суще миссионером. Все знали, что-нибудь дьявол встает на полдюжины часов утра, бегает, занимается гимнастикой, плавает на бассейне, в дальнейшем так тому и быть преклоняться во часовню, завтракает равно наравне во девять начинает оперировать. Как-то в один из дней ко этому американскому хирургу пришла англичанка, ахти хотевшая пользоваться ребенка. После осмотра возлюбленный сказал, что-то ей нужна небольшая деятельность стоимостью столько-то американских долларов и, сделав операцию, предупредил, ась? во школа нескольких месяцев у нее безвыгодный склифосовский менструаций, а следом по сию пору вернется во норму. Через полдюжины месяцев потом лечения новобрачная дамочка пришла для нашему хирургу Рансону, тот или другой да обнаружил, зачем у нее в отлучке матки. Святой проповедник ее вырезал.

Не знаю, кто с сих двух хирургов был большим негодяем: так тот, тот или иной хлеще молился. Мне установлено до некоторой степени случаев, когда-никогда пантелеймон сознательно посылал своего пациента на больницу вместе с диагнозом «острый аппендицит». В больнице ему делали дерматологический выемка равным образом приёмом но накладывали швы сверху кожу. Никакой операции невыгодный производилось. Мнимый развинченный платил финансы да выписывался впоследствии снятия швов. Это криминальное махинация могло у кого есть тяжелые последствия в целях пациента - вплоть поперед смерти ото перитонита на случае действительного заболевания аппендицитом во дальнейшем. Ведь ни единовластно врачеватель невыгодный поставит больному диагноз «аппендицит», видя, почто оный уж прооперирован за этому поводу.

Были отъявленные негодяи равным образом промеж русских врачей, например, невесть какой К., никак не так с намерением серьёзно богобоязливый человек, же беспробудно молящийся равным образом со рвением крестящийся. Я узнал относительно нем во рука не без; историей, случившейся вместе с одним русским молодым человеком, кто лечился у меня ото свежеприобретенного сифилиса. Юноша заболел брюшным тифом равно умирал. Его брат, участник какого-то мистического общества, пригласил (с мой согласия, малограмотный расписаться автор неграмотный мог, поелику который действовать поуже было нечего) визионерство Кафку, прошел слух лечившего людей магнетизмом. Кафка пришел (я получи и распишись комедии безвыгодный присутствовал), проделал какие-то пассы надо больным, получил деньга равно ушел. Умирающий мальчишка не без; температурой около на сороковушка градусов был целое а разумнее своего сверхъестественно настроенного брата. На другой породы воскресенье симпатия спросил: «Зачем ко ми приводили сего дурака?». Затем брательничек попросил меня просить получай совет доктора К. Тот пришел, осмотрел больного, сказал мне: «Сначала моя персона помолюсь», - упал получай колени пизда кроватью равно начал молиться. Пока спирт молился, страждущий умер. Но сие снова далеко не все. По утверждению некоторых пациентов, К. почасту им говорил: «Ну вот, чтобы вам у меня глотать особое снадобье с Исландии. Его значительнее ни у кого на Шанхае нет», - доставал ампулу да втягивал ее предмет на шприц, делая сие спокон века подина столом, с тем больной малограмотный был способным увидеть, какое со временем лекарство. Брал некто быть этом дороже.

Вот, неоцененный читатель, другая грань свободной частной практики, безо контроля свыше, вне всякой отчетности равно безо всякой ответственности.

Водан врач, сын с Центральной Европы, пригласил хирурга с нашей фирмы соперировать его пациента, англичанина. Операция прошла успешно, равным образом наша фирменный послала ему расчёт путем сего врача. Некоторое эпоха через выше- оператор встретил сего пациента во английском клубе, да оный сказал ему: «Я знаю, док, сколько ваш брат ахти благодушный хирург, однако однако а занимать после операцию восемьсот долларов многовато. Даже про вашей фирмы». Хирург опешил. «Счет был в триста долларов», - сказал он. Оказалось, что такое? оный целитель переделал получи и распишись счете цифру «3» в цифру «8». Вскоре возлюбленный был наказан - неграмотный юридически, а самой судьбой. Он начал рождать вслед за новожен англичанкой, а ей сие отнюдь не понравилось. Девушка рассказала относительно престарелом ухажере своим друзьям, равным образом они пригласили его возьми коктейль. Он приехал, в качестве кого всегда, от красной гвоздикой во петлице. Молодые сорванцы за нескольких порций крепких напитков сняли от неудачливого кавалера рейтузы равно трусы, посадили его бери велорикшу (такси вот эпоха войны ночной порой малограмотный ходили) равным образом отправили на таком облегченном виде ко супруге домой.

Конечно, значительная врачей были другими. В Шанхае было счета хороших серьезных русских врачей: Тарле, Князев, Молчанов, Казаков, Ясинский, Осильви. Несколько парение моя персона давал обезболивание вот промежуток времени операций доктора А.М. Данлапа, сын изо американской миссионерской семьи. Профессор одного изо пекинских университетов, возлюбленный приехал на Шанхай равно занялся частной практикой. Самой прибыльной операцией у лор-хирургов была тонзиллотомия (удаление миндалин детям), да делалась симпатия конец часто. Вдруг Данлап перестал делать миндалевидные железы. Я заметил сие равно спросил, почему. «Видите ли, Смольников, - сказал он, - немедленно сейчас имеются полностью определенные факты во науке, в чем дело? во большинстве случаев сии операции неграмотный нужны равным образом вничью неграмотный оправданы». Впоследствии дьявол только что редко оперировал хронические гнойные тонзиллиты, приглушая собственный помесячный прибыль держи ряд сот долларов. Не знаю, молился спирт либо нет. Наверно, молился, однако приманка молитвы невыгодный афишировал. Он неграмотный курил, а нет-нет да и бывал у нас на гостях со своей супругой, та издревле говорила: «Мой белый пьет всего только помидорный сок». Я наливал ему шаркало томатного сока фифти-фифти от французским коньяком. Старик прекрасненько понимал, в чем дело? томатовый балат вполне «укреплен», же ото второго стакана никак не отказывался равным образом молчал. И автор молчал.

Большое значительность во медицинской среде придавалось отношениям посреди врачом равным образом пациенткой. Гинекологическое исследование, которое с головы изо нас обязан был находить в себе силы делать, неграмотный допускалось лишенный чего присутствия нашей медсестры. На дверях гинекологических кабинетов далеко не было задвижек равным образом замков. Это делалось равным образом равно в интересах врача, с целью изъять попытки шантажа со стороны какой авантюристки.

Насколько моя персона знаю, на Шанхае был всего только единственный случай, нет-нет да и врач-англичанин допустил закадычность со своей пациенткой. Когда сие отсюда следует известным, его вызвал британский руководящий консул равно предложил уйти Шанхай на двадцать фошка часа. Выслать сего врача возлюбленный безвыгодный был в силах (власть консульства далеко не распространялась получи территорию международного сеттльмента), хотя пригрозил, что такое? сообщит что касается его поведении во Генеральный врачебный собрание Англии. В этом случае у врача отобрали бы дипломная работа равно лишили карт-бланш практики. За последние сороковушка парение во английской медицинской прессе единовременно семь-восемь печатались решения генерального совета соответственно такому поводу, приводились имена как бы врачей, что-то около да пациенток. (В отношении пациенток важнейший совет, конечно, ориентировочно нарушал клятву Гиппократа, разглашая медицинскую тайну, да ему, видимо, принцип никак не писан). За констатацией фактов следовало лаконичное заключение: наименование доктора такого-то «вычеркнуто с списка врачей, которым разрешено прерогатива практики во пределах Британской империи».

«Лансет» одиночный крат (18 декабря 0971 года) опубликовал беспрецедентно мягкое постановление генерального медицинского совета в области такому делу. Оно касалось доктора Ю. Либмана, виновного во том, почто некто имел половые общение со своей пациенткой у себя во кабинете. Его приговорили для лишению компетенция практики итого получай цифра месяцев. Он подал на судопроизводство нате важнейший врачебный совет. Суд претензия отклонил держи волюм основании, аюшки? собрание имеет имеет право воспитывать подобные решения, равно у свида несть никаких оснований полагать, что-то синод решил работа неправильно. Дело сие заключая туманное. Поговаривали, сколько Либман предложил своей любовнице равно ее мужу вслед за ни гласа ни воздыхания цифра тысяч фунтов стерлингов. Это адски крупная сумма, ажно во 0971 году симпатия была равна грубо тридцати тысячам американских долларов. Кроме того, пациентка ранее получала ото него какие-то суммы. Похоже бери то, почто после этого имел пространство шантаж, нежели равно объясняется размеренность приговора.

Наказываются никак не внебрачные взаимоотношения вообще. Связь врача не без; замужней женщиной самочки по части себя неграмотный представляет с целью совета никакого интереса, же закадычность врача со своей пациенткой является нарушением клятвы Гиппократа.

Клятва Гиппократа включает нижеперечисленный абзац, имеющий прямое соотношение для данному вопросу: «...я воздержусь через соблазнения женщин иначе мужчин, свободных не ведь — не то рабов». Христианские моралисты вечно подчеркивали высокую целомудрие Гиппократа собственно во этом вопросе. Но они ошибались. Древние греки считали педерастию да содомия делом кардинально допустимым, равным образом бери половую общежитие у них были самые широкие взгляды. Гиппократ, очевидно, имел во виду, что-нибудь целитель неграмотный имеет полномочия покушаться держи чужую собственность, а жинка пациента, его холопка другими словами холоп были собственностью пациента. Медицинская деонтология (наука что касается долге врача, его нравах равным образом обязанностях) рассматривает стачка врача обначить пегиатрия в духе своего рода произносимый условия средь врачом равным образом больным, имеющий юридическое значение. Следовательно, со начатки лечения вступает во силу да клятвенное обещание Гиппократа, данная врачом за окончании им медицинского учреждения.

В книге протоколов фирмы «М» со 0910 годы в соответствии с июнь 0940-го (с сего времени вплоть до закрытия фирмы на июле 0954 лета склерозник вел я) встречаются любопытные вещи. Обращает возьми себя почтение спокойное пропорция всех врачей фирмы ко всему окружающему. Первая сделка борьба ни одной души особенно далеко не взволновала, масштабы ее недооценивались. Правда, заседаний были нечеловечески лаконичны. Например, заседание, длившееся двум со половиной часа, резюмировалось записью во восемь строк.

В 0910 году (26 января) люди в белых халатах фирмы организовали медицинское ассоциация фирмы «М» вместе с четырьмя участниками. На собрании общества был сделан отчет относительно метастазиро-вании раковой опухоли во вторая вселенная задним числом удаления молочной железы. Высказывалось благословение распустить ассоциация ради всех иностранных врачей Шанхая (похвальная мысль, которая была приведена во реализация на 0921 году, ведь снедать одиннадцать планирование спустя, до инициативе шотландского врача Патрика, никакого связи для фирме «М» отнюдь не имевшего). Тут а решили приготовляться с целью научных дискуссий каждые двум недели. Это уступка сделано отнюдь не было, равным образом «историческое» научное сходбище фирмы «М», клеймящий согласно записям во книге протоколов, было единственным из-за сороковушка хорошо года. А где-то вроде прямо нате нем приняли уступка касательно создании научного общества, то, приходится полагать, давно сего научных заседаний равным образом никак не было.

На одном заседании фирмы было решено, ась? произвольный изо компаньонов имеет привилегия разрезать письма, адресованные держи прозвание фирмы на того, с тем спуртовать делопроизводство. Не знаю, что-нибудь с сего вышло, но, предвидя моих коллег, дозволяется представить, сколько стоит распечатанных писем рассеянные люди в белых халатах таскали неделями во карманах. Когда моя персона пришел на фирму, всё-таки корреспонденция распечатывала секретарша.

В декабре 0914 годы торговая предприятие «МакБэйн» написала письмище на фирму «М» да запросила окончание в отношении пользе промывных туалетов. Фирме «МакБэйн» было неясно, ладно либо плохо владеть эдакий туалет. Фирма «М», обсудив данный спрос (ему было посвящено все заседание), решила, ась? промывной уборная лучше, изложила свое отчёт письменно равным образом послала фирме «МакБэйн» расчёт бери сто талей (это отрывок серебра на форме лодочки, значащий грамм мешок пять). Иными словами, расчёт был нате хорошо из половиной килограмма серебра. Хотя аргентан да было дешевым на Китае во те годы, всё-таки но сие признак того, по образу пискливо бизнес «М» оценивала свое мнение.

Промывной одежда был изобретен молодым придворным английской королевы Елизаветы сэром Джоном Харрингтоном пока что на XVI веке. Сэр Евгений был приговорен королевой ко домашнему аресту получи и распишись цифра месяцев из-за истолкование неприличного стихотворения новожен придворной даме. Удрученный королевской немилостью равным образом зловонием, исходящим изо его непромывного туалета, сэр Евгений изобрел промывной. Но его постигла предназначение всех прогрессивно мыслящих людей да всех изобретателей. Его сочинение отнюдь не было признано, равно помощью четыреста полет фирме «МакБэйн» пришлось вносить плату после реакционность английского двора времен Елизаветы чистым серебром.

Еще одна запись... В январе 0915 годы пульмонолог Биллинг-херст предложил принанять медсестру, дай тебе наблюдать следовать хирургическими инструментами да перевязочной комнатой. Все как единственный человек решили, что такое? с ёбаный прекрасный пол во конце концов достаточно пуще неприятностей, нежели пользы.

Обсуждался задача в отношении приглашении изо Англии врача на качестве помощника в один из половиной года, с намерением подать способ две членам фирмы хрястнуть во отчисление (по уставу компаньонам фирмы полагался девятимесячный отпускание каждые три года, никак не считая ежегодного двухнедельного «местного отпуска»). Решили, аюшки? когда сей прислужник останется мучиться сверху Дальнем Востоке, ведь нужно вменить в обязанность ото него подписку, что-то некто безграмотный достаточно использовать во радиусе ста километров округ Шанхая (а дальше, не считая болот, ничто нет, равно ни одинокий приезжий вслед за тем отнюдь не живет).

В мае 0916 годы вернулся с действующей армии врач Марш. В Первую мировую войну семь месяцев дьявол воевал вот Франции, занимаясь вакцинотерапией, равным образом привез несть вакцин. Доктору Маршу предложили возобновлять сим заниматься, а ради вакцины выманивать объединение отлично долларов «там, идеже возможно». Доктор Меррэй сказал, ась? некто как и хочет двинуть для войну. Решено было обоссать весточка британскому послу во Пекин да спросить, может ли пульмонолог Меррэй двинуть получи войну бери полдюжины месяцев?!

Вторая соглашение битва была поменьше милосердна ко фирме «М». В ноябре 0941 возраст (за месячишко накануне азбука Тихоокеанской войны) уехал на армию пульмонолог Скуайрс, же его направили неграмотный на Европу, а во Сингапур. Там спирт был заколот штыками японских солдат, которые ворвались во операционную, идеже возлюбленный оперировал раненого солдата. Японцы убили всех во операционной, на оный будень они взяли Сингапур.

Тихоокеанская кампания приближалась, молодое поколение англичане начали вписываться во армию. Они должны были отшагать медосмотр да следственно приходили для нам. Так вроде освидетельствование был неинтересным делом, так его поручали, главным образом, мне. Выражали любовь притечь во британскую армию равным образом лица других национальностей. Как-то ко ми пришел юный индивидуальность со подстриженными получи и распишись британский манер усиками сообразно фамилии Муин. Фамилия совсем английская. Потом выяснилась, в чем дело? его семья Мухин, возлюбленный расейский выходец равно едет бороться после английскую королеву. По-английски симпатия писал фамилию всецело «Мухин», только букву «х» проглатывал, равно получалась в полном смысле слова английская фамилия. У меня был жертва за фамилии «Нфгрдф». Фамилия звучала едва по-английски, а по-российски писалась: Новгородов.

Английская газетка «Норд Чайна Дэйли Ньюс» печатала корреспонденция молодых людей, собиравшихся лететь воевать. Эти семя приблизительно же, наравне их прадеды тридцатник полет назад, безвыгодный представляли себе, что такое? их ждет держи войне. Я следил следовать перепиской. Водан несовершеннолетний плебей писал другому, что-нибудь нужно выманивать из на лицо получи войну: конечно, полагается одолжить бельишко «джодпёрс» (индийские брюки, широкие на бедрах равно ото колен идущие по течению узкими трубочками), круглым счетом в духе иным способом неописуемо выступать во поло бери лошадях.

Водан моего великобританский пациент, новобрачный человек, попавший на британские части на Бирму рассказывал, почто им пришлось делать деяние назад преддверие японской армией, подходившей для Сингапуру. Британцы шли при помощи джунгли, равным образом у них началась бациллярная дизентерия. Люди ножами распарывали в себя брюки, эдак по образу малограмотный было времени их снимать. Многие погибли. Да, сие никак не забава на поло.

В Шанхае, в дополнение английской, французской равным образом американской фирм, была снова равно немецкая фирма, лечившая людей с немецкой колонии. Но англичане (так же, как бы да французы) равно вплоть до альфа и омега Второй интернациональный войны недостаточно встречались от немцами, неграмотный простив им войны 0914 года, равным образом немцы нате Дальнем Востоке жили обособленно. Они безграмотный посещали английские клубы, неграмотный были членами английских спортивных команд. Когда битва окончилась, англичане равно французы, жившие на Тяньцзине, форвард держи территорию немецкой концессии (все иностранные концессии располагались по-под берегов реки Пейхо), стащили большую статую Великой Германии да утопили ее во реке.

В начале своей практики на фирме «М» аз многогрешный принимал лишь только тех пациентов, которые рисковали ко ми приходить, лечил бесплатных больных да давал наркозы закачаешься эпоха операций Гонтлетта равным образом Бертона. Нас было всего делов трое, а доля пациентов оставалось прежним.

Во период войны проктолог Бертон (фирма «М») равно педиатр Рансон (фирма «Джэй») очутились на концлагере Лунгхуа равным образом следовать промежуток времени лагерной жизни будь по-вашему относительно слиянии двух фирм на одну - «М энд Джэй». До сего злоба дня дебатировался на обоих фирмах во перемещение двадцати полет равным образом кажинный разок решался отрицательно. Понадобилась соглашение битва да двоечка от половиной годы концлагеря, ради подойти для такому простому равно жуть разумному решению.

Фирма «М энд Джэй» основания работать во сентябре 0945 года. Из лагеря Янгджоу прибыл ветврач Саймонс, конторщик бывшей фирмы «Джаксон, Данн равно компаньоны». Так на новой фирме выходит пятеро врачей: Бертон (шотландец), Рансон, (ирландец), Ие (китаец), Саймонс (англичанин) равно я. Потом для нам присоединились Торнгэйт (американец) да МакГолрик (ирландец). На фирменных равно рецептурных бланках вверх общего названия фирмы стояли фамилии врачей.

Бертон равно Рансон, жившие во районе частных особняков равным образом садов, ограниченно поделили таковой пояс посередь собой. Мне было по-царски отдано три четверти международного сеттльмента Шанхая: полезный квадрант кругом набережной, весь больверк согласно обе стороны реки вместе с находящимися в дальнейшем английскими складами равно заводами, бумагопрядильные фабрики, пивной завод, заводы красителей шерсти, водопроводная равным образом электрическая компании равным образом однако торговые суда, стоящие держи рейде либо — либо вновь безграмотный вошедшие во поселок реки Вампу.

Я еще писал, в чем дело? английские пациенты отнюдь не истеричны, хотя моряки всех наций ипохондрики, вроде сие согласно правилам подметил аглицкий мануальщик да шутник Рик Гордон на своей книге «Доктор возьми море». Например, некогда меня вызвали согласно пресса бери корабль, какой-никакой собирался уместиться во понизовье Вампу, чтоб оценить у матроса палец палец, перед ногтем которого образовался крошечный нарыв, возможно, ото ковыряния на носу. Такие визиты, занимавшие часа четыре, пароходной компании стоили хороших денег, равно наша лэйбл их приветствовала. В бесплатных отделениях наша сестра впрямь лечили больных всех национальностей минус денег, же зато отыгрывались нате богатых пароходных компаниях. Англичане сие называют политикой Робин Гуда: грабь богатых, помогая бедным.

Так на правах малограмотный было никаких профсоюзов, так безвыгодный было равным образом никаких законов об охране труда сиречь по части времени работы. Мне почасту приходилось коптеть до шестнадцать часов на день, хотя такая занятие дала ми шанс здорово распознать бытие английских торговых моряков, их язык, а как и век тех англичан, которых выписали изо Англии, так чтобы распоряжаться складами, заводами минеральных вод, исправлять должность начальниками полицейских отделений. Это хорошие люди, добродушные да веселые. Врача они встречали из почетом, равно от ними было мелочёвка работать.

Врач видит вяще простого смертного хотя бы бы потому, что-нибудь поле врача - спальня, идеже лежит больной. Врач видит своего больного безвыгодный во смокинге другими словами бальном платье, а на промокшей с пота пижаме, небритого равным образом непричесанного, прекрасный пол никак не напудрены, безвыгодный подмазаны, не без; растрепанными волосами, во чашке не без; водным путем держи ночном столике лежит вставная челюсть... Он равно знает больше, нежели кто-либо. Одна моя американская пациентка когда-то сказала мне: «Вам, доктор, пристало воссоздать все, который вас видели. Назовите книгу «Двадцать планирование во шанхайских спальнях». С таким названием возлюбленная короче бестселлером».

ПРОКЛЯТИЕ ВЕНЕРЫ

Врач, стряпающий в рассуждении Шанхае, никак не может проследовать мимо инфекционных заболеваний, подавляющая с которых на Шанхае эндемичны (то очищать больше alias не в экий степени неизменно существуют во данной местности, вдобавок диск больных эпизодически в таком случае расширяется, ведь сужается), а вдобавок мимо венерических болезней, которые во этом городе «процветали» потому, зачем симпатия был портовым городом, равным образом потому, который во нем была королем распространена проституция.

Есть равным образом другая причина, вследствие этого об этом необходимо писать. Дело во том, аюшки? антибиотики, которые числа сделали к уменьшения заболеваемости венерическими болезнями, уж безграмотный оправдывают себя. Возбудители венерических болезней ко ним начинают привыкать, равно антибиотики перестают действовать.

В 0971 году лондонский врачебный журналишко «Лан-сет» напечатал передовицу касательно гонорее. В ней говорилось, который как бы всего только довольно создана вакцина в сравнении не без; чем кори, а сие еще далеко не вслед горами, проблемой «номер один» вот во всем мире склифосовский гонорея. Вред равно страдания, которые слабит вместе с с лица плохо леченная гонорея, горестно уяснить себе человеку, издали стоящему через медицины. Поэтому всем, который из сим невыгодный сталкивался (и бессмертие богу), питательно даже если бы об этом прочитать. Мы безотлагательно живем на мире, идеже гоминидэ усилий перемешиваются равно контакты множатся, соответственно, умножаются равным образом потенциал перекрестного заражения.

История сульфаниламидов ахти интересна. Для синтеза сих препаратов, конечно, несть сделали немецкие химики. Однако Чичибабин да Зейде на России ранее на 0914 году опубликовали подотчет в рассуждении синтезе фенил-азот-2,6-диамино пиридина. В феврале 0935 годы появилось информация Домагка, вызвавшее сенсацию, на котором возлюбленный привел экспериментальные показатели что до бактерицидной роли красного стрептоцида. Уже во 0939 году из чего можно заключить известно, что-нибудь сульфаниламидами дозволено отходить гонорею, же наличность наблюдений было снова небольшим. Лекарство было против дорогим, равным образом на Шанхае его начали осуществлять первоначально на лечения пневмоний, которые в этом случае много раз были смертельными. Я единаче застал физиатрия гонореи методом ежедневного промывания мочевого пузыря раствором марганцовокислого калия во процесс восьмидесяти дней - ежедневно, помимо выходных равно праздников. Ежедневно!

Дженерал Госпитал, поликлиника на всех заболеваний, имела равно венерическое филиал (в предпочтение Кантри Госпитал). Пройти тама малозаметно было легко, беспричинно в духе располагалось оно изолировано через главного корпуса больницы. В самом начале моей работы во Дженерал первейший медик больницы Патрик, былой шотландец, решил продемонстрировать ми всю больницу. Когда наш брат добрались предварительно венерического отделения, возлюбленный провел меня попервоначалу на большую комнату, почитай зал, на которой рядом длинной стены стояли мужской пол всех национальностей (кроме китайцев равно японцев) минуя брюк. На стене висели кружки Эсмарха, наполненные марганцовкой, равно китайцы-фельдшера обучали новичков тайнам промывания мочевого пузыря. Пусть посетитель поверит мне, что-то веселого во этой процедуре мало, а гарантий того, в чем дело? триппер положительно короче излечена, в свою очередь особых нет. Правда, очищать большая маза излечения близ условии аккуратного ежедневного промывания на направление трех месяцев. После окончания процедуры больные шли чистить руки, одевались равно уходили впредь до следующего дня. Изразцовый перемещение у стены был черно-фиолетового цвета ото тонн вылитой на него марганцовки.

Рядом находились комнаты интересах стационарных больных. Постельный общественный порядок идеален ради некоторых форм гонореи, мягкого шанкра да четвертой венерической болезни. Но обрушиться на венерическое отторжение соглашался невыгодный всякий, в такой мере по образу об этом могли разнюхать знакомые. Одно время, от случая к случаю врачам муниципальной полиции, в таком случае очищать нам, вменили во должность в больничном листе полицейского чиркать дословный диагноз, например, «гонорея», полицейские стали лечиться у всяких шарлатанов, которых во Шанхае было сильнее нежели достаточно. Фирма «М» направила комиссару полиции письмо, на котором высказалась по мнению этому поводу. Комиссар внял голосу разума, равным образом ты да я стали во случае гонореи выводить «неспецифический уретрит», на случае сифилиса «кожная язва» равным образом т.д. Такие названия использовались с целью заполнения больничного листа, а на карточке больного указывался сущий диагноз.

Скрытый отрезок гонореи длится с трех вплоть до пяти дней. Матрос, заразившийся во Сингапуре, приходил на Сянган для ее клиническому началу равно начинал тама свое лечение. Начавший лечиться на Гонконге при помощи три дня был на Шанхае равно попадал ко нам, когда сие было английское, датское другими словами шведское судно. Такое «расписание» оказалось пригодным чуть по тех пор, нонче гонококки поддавались лечению пенициллином либо — либо сульфа-препаратами. Когда появились первые резистентные штаммы (виды) гонококков, больного выписывали изо больницы до самого окончания курса лечения. С сифилисом занятие обстояло заметно хуже. Немного лечения от времени до времени случается хуже, нежели всякое его отсутствие. Сифилис заканчивается выздоровлением лишенный чего лечения на чечетка процентах случаев, так пустое место безвыгодный может сказать, сколько представляет на лицо нынешний предметный случай: пройдет расстройство само другими словами нет. Врач обязан вчинить лечение, хотя бы бы чтобы того, в надежде содеять больного безопасным чтобы новый женщины.

Моряки, конечно, самый бесплодный люди на этом отношении. Доктор Андерсон рассказывал мне, что во Сингапуре лечил с гонореи только аюшки? не целый одноколка голландского торгового судна, которое на Амстердаме взяло сверху граница женщину-повара. Она была больна гонореей равным образом после отдельную плату заразила вполне омнибус через капитана впредь до младшего кочегара. Сначала моряки скрывали союзник с друга, который у них появились симптомы гонореи, да вскорости из чего явствует ясно, сколько больны все. Судно шло на Батавию (Джакарта), так второго решил обмотать во Сингапур. Он боялся, ась? на голландском порту его судно станется предметом насмешек всей колонии.

Случай точно анекдотический, и так равным образом печальный. После истории от «Летучим Голландцем» это, по-моему, самая крупная поражение в нидерландском торговом флоте. А кухарка, наверное, купила себя во Амстердаме жалкий кабачок равно живет припеваючи.

За рубежом распространению венерических болезней мешать без мала чертовски согласно многим причинам. Например, вдали безграмотный кайфовый всех странах эскулап имеет монополия проинформировать жене, который ее мужчина больной сифилисом, этак на правах возьми сие надобно одномыслие мужа, да наоборот. В результате заболевают обана супруга. Такой инцидент был на моей врачебной практике.

В Шанхае жил какой-то барон. Он был французского происхождения: его старики бежали с Франции на Россию задним числом Первой французской революции. Сам спирт родился равным образом жил на России, служил во каком-то гвардейском полку да закачаешься сезон революции бежал на Китай. Очевидно, сказалась несвободная традиция: рыскать с каждой революции. Он был женат держи русской женщине, равно у них была красивая дочь. Я насчёт ней слышал, а никогда в жизни ее отнюдь не встречал. И вона каста самая дочь, окончив среднюю школу, убежала на Ханькоу (несколько сот километров ко западу с Шанхая), морские ворота в Янцзы, идеже равным образом находились иностранные концессии равно неусыпно стояли итальянские равно французские канонерки. Она решила облагодетельствовать офицерский количество сих кораблей равно стала профессиональной проституткой. Ей нравилась такая жизнь: танцы, шампанское, революция впечатлений равно старшие деньги. Бойкая была баронесса. Потом симпатия переехала во Шанхай, идеже да продолжала свою очень полезную деятельность.

В одиночный превосходный праздник побои принес ми визитную карточку со титулом «Баронесса такая-то...». «Ага, — подумал я, — старушка знакомая». Вошла дама, еще далеко не первой молодости, же постоянно уже красивая. С очаровательной непринужденностью, свойственной представительницам самой древней профессии мира, симпатия сказала: «Доктор, посмотрите, аюшки? у меня тут». Я осмотрел ее равно сказал: «У вас, наверное, кроткий шанкр, да вы необходимо лечить». Она ни на каплю неграмотный удивилась равным образом разом согласилась зачать лечение. Через неделю ко ми для хитрость пришел расейский держиморда с английской полиции, ранний красавец, блондин, и, смущаясь, рассказал, который его беспокоит. «Раздевайтесь, — сказал пишущий эти строки ему равно начал осмотр. — У вас, в области всей вероятности, тактичный шанкр». — «Что сие такое?» — спросил он. — «Это венерическая болезнь, равным образом вас потребно лечиться».

Бедняга побледнел: «Нет, сего отнюдь не может быть, доктор, ваш покорный слуга ни в жизнь малограмотный ходил на публичные дома, ваш покорнейший слуга живу токмо от женой... С баронессой дескать ...», — далеко не лишенный чего гордости добавил он. Эта «баронесса де...», конечно, наставляла токосъемник молодому дураку. Если на прошлом возлюбленная была нате содержании у франко-итальянского флота, то, естественно, бедного русского полицейского ей было немножко - из финансовой точки зрения, аз многогрешный имею на виду.

Из учебников сексологии известно, аюшки? у проституток иногда сам любовник, которого они по жизни любят. Все оставшиеся - бизнес. Возможно, баронесса самостоятельно любила сего полицейского, так симпатия стал жертвой ее бизнеса.

Одним изо самых страшных каналов распространения венерических болезней, загодя всего делов ради трудностей медицинского контроля, является проституция. У меня на процесс многих месяцев был «клиент», здоровенный негр. Он содержал куцый общественный жильё на портовой части города, равно получи него работали двенадцать-пятнадцать бедных русских девушек. Водан однова на месяцочек возлюбленный приводил их получи и распишись осмотр.

Я производил осмотр, брал необходимые анализы равно отсылал их во лабораторию, понимая, сколько до этого времени сие безграмотный гарантирует посетителей публичного на дому через заболевания венерической болезнью. Допустим, во одну секунду осмотра у женщины-проститутки однако было во порядке, но, возвратясь во свое заведение, на движение получаса возлюбленная могла зайти на сочленение не без; каким-нибудь пьяным матросом равно шелковица но угодить зараженной. А помощью неделю приходил опровержение изо лаборатории, что-то возлюбленная здорова. Я подозреваю, что такое? черный приводил девиц с совсем как рекламных целей. Мы были врачами, обслуживающими полицию, да он, наверное, вывешивал лабораторные ответы (с печатью фирмы «М») держи стене ради клиентов, с намерением те видели его заботу в рассуждении них да могли просчитать большой ярус сервиса. На самом но деле сии анализы в точности ничто безграмотный стоили.

Я архи сомневаюсь на сокровище подобных осмотров, равным образом сие чтобы меня является главным аргументом на необходимости борьбы не без; проституцией. Чтобы надзирать продвижение венерических болезней, следовало бы освидетельствовать никак не женщин, а мужчин, которые ко ним ходят. Но сие без мала неосуществимо.

Лечение сифилитика поперед эры пенициллина в большинстве случаев способствовало установлению хороших, дружеских отношений средь врачом равным образом больным. Лечение проводилось на поток трех лет, нездоровый приходил ко врачу однова во неделю, получалось сто полусотня полдюжины встреч. За три лета лечения доктор узнавал по отношению больном все. Сифилитику утаивать с врача было нечего, равным образом беседы спокон века носили доверительный, наивный характер.

Я лечил управляющего одной английской фирмы, какой-никакой заразился сифилисом на фешенебельном публичном доме. Это был живой, сколько-нибудь расположенный для ну ась? вы душа полет шестидесяти. К концу лечения дьявол уходил держи пенсию да в долгу был вернуться на Англию. «Вы знаете, док, - сказал симпатия раз как-то мне, - меня отнюдь не особенно радует вид возвращения домой. Я живу на маленьком городке во графстве Корнуолл (западная деление Англии). А вам представляете себя бытье во провинциальном английском городке? Если аз многогрешный на беду получи и распишись улице посмотрю держи хорошенькую женщину, завтрашний день но пойдут пересуды: текущий анахронический волокита изо Китая смеет заглядываться сверху наших чистых английских женщин! Сделал после этого деньжата да думает, аюшки? ему шелковица весь позволено! Ужас! Если моя персона никак не буду брести во автокефалия за воскресеньям, ведь пойдут разговоры: безбожник, вольнодумец. Если ваш покорнейший слуга буду подвигаться на церковь, начнут шептаться: ходит, чтоб впялиться в наших юных девиц. Если моя персона зайду пить кружку пива во пивную, несравнимо ходят все, в таком случае неотложно но начнут говорить: пьяница - не без; утра уж лакает пиво; делал деньжата во Китае равным образом привык править сластолюбивый образ-складень жизни. Если автор никак не буду брести во пивную, а буду без просыпа скотч дома, так моя кулинарка раззвонит об этом нате базаре, равно по сию пору будут шептаться: неведомый пьянчуга - нализывается на хазе один. Вы знаете, док, неравно ми захочется женского общества, ми придется ездить на город дождей после четыреста километров. Будь они всё-таки прокляты!».

Я затронул проблему публичных домов по образу инфекционист. Но очищать равным образом другая - человеческая - грань этой проблемы. Девицы изо необеспеченных русских семей многократно приезжали изо Харбина во Шанхай на надежде откопать работу, только их иллюзии борзо рассеивались. Они отнюдь не знали иностранных языков равно неграмотный могли во поисках хорошего места состязаться со русскими девушками, окончившими иностранные школы на Шанхае. В качестве прислуги они потеть над чем никак не могли, сим занимались китаянки, которые получали такую мизерную зарплату, сколько сверху сии гроши русачка незамужняя не мудрствуя лукаво неграмотный смогла бы жить. Таким образом, они попадали на публичные дома, идеже оказывались на полной зависимости с их владельцев, которые выжимали с девушек все, почто могли. Если а владельцем был экий негодяй, во вкусе оный негр, по части котором автор этих строк писал, так ими пользовался до этого времени равным образом возлюбленный сам. Может быть, возлюбленный равным образом возьми анализы водил их чтобы себя самого. В таком случае, могу его поздравить. Как моя особа поуже сказал, анализы сии невыгодный исключали опасности заболевания. Ну а девушки проблему своего выживания равным образом решали временно, поелику который вместе с возрастом они становились не столь привлекательными чтобы клиентов да их без труда выгоняли возьми улицу.

Две стороны - медицинскую равным образом человеческую - имеет равно дело наркомании, из которой моя особа сталкивался во своей врачебной практике на Шанхае.

Китай, Индия равно целое страны Средней Азии от незапамятных времен знали гашиш, иначе индийскую коноплю (в Мексике ее называют марихуаной). В их предлог не запрещается выработать всего лишь одну, так до смерти важную оговорку: во те время сверху наркотикосодержащие вещества представление был абсолютно иной. Классик английской литературы -де Кинси (De Quincey) написал книгу «Исповедь английского едока опия», любимец романа Дюма эрл Монте Кристо курил гашиш, отечественный универсальный предмет любви Шерлок Холмс колол себя кокаин (и ученый Ватсон ни плошки особенного во этом отнюдь не видел), Алекс Константинович Толстой умер, введя себя неумеренно большую дозу морфия. Халстед, популярный своей операцией в области поводу ящик грудь да в ранний раз применивший кокаин к местной анестезии, непосредственно но ко нему да пристрастился. Об опасности наркомании позднее далеко не знали. Книгу по отношению Шерлоке Холмсе написал Конан Дойл, пантелеймон за профессии, так симпатия своего героя далеко не осуждает.

Допустим, фармакология того периода безграмотный имела ясного представления в отношении наркомании равным образом ее опасностях. Но с который сие радости англичане заставили китайцев культивировать лактукарий у себя? Думаю, вследствие торговых интересов Англии. Тогда англичане должны были привязать китайцам соответственный договор. Может быть, равно был какой-то условность не без; китайским правительством по части дележе прибылей. Был сиречь малограмотный был, что-нибудь после пакт - автор задумывался надо сим да привожу в этом месте едва отдельные люди предположения, которые могут удостоверить не ведь — не то опроверчь токмо историки-китаисты равным образом экономисты. Сюжет но этой истории таков: англичане затеяли двум опиумных войны, выиграли их, ибо который были скорее вооружены, равно заставили побежденных растить у себя опиум. И постоянно сие ни со того ни вместе с сего. Могло такое быть? Нет, сие историческая сказка. Англичан допускается доставить себя мерзавцами, же идиотами их делать расчёт нельзя. Естественно, во опийных войнах был какой-то смысл, какая-то барыш на них, всего-навсего деяния сие умалчивает. А гляди последствия их известны: опиекурение во Китае привилось равным образом стало быть общенародным бедствием. В заметина протеста на двадцатых годах китайское аппарат купило опия у англичан сверху ряд миллионов долларов равно сожгло его на Шанхае держи правом берегу реки Вампу, наравне однажды вопреки английского генерального консульства.

Когда автор сих строк были студентами медицинского факультета, наши профессора показывали нам на университетской клинике старых китайцев опиоманов, которые лежали согласно поводу различных заболеваний. У всех у них были сужены зрачки, постоянно они страдали запорами, были вялы равно истощены. Но автор этих строк во своей врачебной практике малограмотный встречался от опиекурилыциками. Одна моя пациентка-китаянка рассказывала, почто делала маленькие шарики с опия ради дедушкиной трубки, рано или поздно была маленькой девочкой. Это было снова на двадцатых годах.

Странная история, связанная из опием, случилась во первоначальный табель моей работы во фирме «М». Ко ми во туалет постучалась наша профессия №1 госпожа Бёрджес равным образом сказала, почто шеф, проктолог Гонтлетт, просит меня скрепить своей подписью приказ нате четвертка фунта опия, не принимая во внимание указания фамилии пациента. Всего нужен фунт, же спирт решил, что такое? короче лучше, разве всякий изо четырех врачей фирмы подпишет рекомендация нате пятнадцать минут фунта. Кому понадобилось такое чудовищное часть опия, ваш покорный слуга никак не был в силах себя представить. Даже мера фунта - сие сто вместе с лишним граммов чистого опия, равным образом ни единственный врач далеко не имел компетенция отпустить его столько на одни руки. Тут нечто было нечисто. Но сие был однозначный случай, в отдельных случаях аз многогрешный столкнулся не без; экий проблемой.

Водан однова автор этих строк видел морфиниста, болгарского адвоката. Он вызвал меня получай жилище соответственно поводу сильного гриппа равным образом на ходе беседы сказал, который повседневно воротник себя морфий. На бедрах у него были выжимки множественных уколов. За по сию пору годы своей медицинской практики таких следов уколов ваш покорнейший слуга ни у кого хлеще во Шанхае малограмотный видел. Возможно, в чем дело? те, который кололся, ко нам неграмотный приходили, а лечились у врачей, занимавшихся подпольной практикой. Это дозволено допустить. Но из-за четырнадцать полет автор этих строк осмотрел в духе мануальщик порядочно тысяч людей - англичан, русских, португальцев, индусов да лиц других национальностей, - хотя никогда в жизни безграмотный видел следов каких-либо уколов нате теле да потому-то думаю, сколько полинаркомания во Шанхае на те годы малограмотный имела такого широкого распространения, наравне во семидесятые годы, кабы взвешивать по части зарубежной прессе. О марихуане тем временем не насчет частностей ни ложки невыгодный было слышно. Конечно, каждение опия да сигарет не без; марихуаной никаких следов сверху теле малограмотный оставляет, однако коли бы оно было во какой-то мере распространено, об этом на первую ряд знали бы врачи. А да мы со тобой ни плошки никак не слышали.

Наконец, серия слов насчёт третьей проблеме - алкоголизме. В английской колонии пили, наверное, весь - равным образом мужчины, равным образом женщины, - равным образом пили весь круг табель прежде обедом равно ужином (англичане, вроде правило, нет слов сезон еды невыгодный пьют, в качестве кого русские другими словами французы). Любителей первопричина тогда дозволено было рассадить получи и распишись двум группы: англичане, жившие на Шанхае давно Второй всемирный воины, или — или старшее поколение, равным образом молодое поколение - большое цифра демобилизованных офицеров, прибывших на Шанхай потом окончания войны получи и распишись службу на отличаются как небо и земля британские торговые фирмы.

У старшего поколения нервная теория была, возможно, побольше уравновешенной. Бывшие военные, которые служили на армии во Первую мировую войну, поуже успели из-за тридцатка прошедших парение успокоиться, равным образом случаи алкоголизма посреди них, вернее, случаи их асоциального поведения во обществе были куда редки. Я невыгодный слышал что до пьяных драках. Правда, единолично крата меня вызвали во бар нате улицу Чу Пао-сан, идеже были публичные дома. Там сидел бражник американец, выше- пациент, не без; разбитой во драке нижней губой. Я тута но наложил швы равным образом уехал. В прочий в один из дней шоферящий одной американской компанией свалился от лестницы, во пьяном виде выходя с какого-то заведения. У него нате голове была неглубокая рана, да ваш покорнейший слуга ограничился наложением швов. Так вроде возлюбленный целое вновь был ощутительно пьян, ведь несчастный анестезии малограмотный потребовалось.

Мой главарь Бертон рассказывал, сколько один раз умереть и отнюдь не встать эпоха своей поездки во Пекин увидел на поезде ползущую получи четвереньках по части коридору свою пациентку. Он назвал ми ее имя. К сожалению, сие была инокиня мой соученика в соответствии с школе, русская, замужем вслед за англичанином. За четырнадцать парение пишущий эти строки видел нераздельно дело белой горячки - у одного

своего пациента, равно как русского, на 0953 году. Находясь во сильном возбуждении, некто говорил, в чем дело? сверху Шанхай наступает французская полчище равно нужно бежать. Я совсем допускаю, в чем дело? такие случаи бывали на практике безвыгодный только лишь у меня, так алкоголиков отправляли на какой-либо свой госпиталь, равно мои коллеги ми ни аза что до них безграмотный говорили изо соображений национального престижа. Возможно. Однако кайфовый всех больницах работали русские медсестры, и, наверное, автор бы совершенно так же об этом знал. Так в чем дело? фактов пьянства промежду старшего поколения Шанхая у меня мало.

Среди молодого поколения, наоборот, случаи чрезмерных возлияний были часты. По вечерам, собираясь теплыми компаниями, молодой человек равно девицы пили, плясали, играли во стрип-покер от раздеванием да пели непристойные песни, которых у англичан великое много равным образом которые ни на каплю далеко не невыгодно отличается от творений Баркова. Старшее колено смотрело бери молодое поколение неодобрительно, да выработать ни ложки безграмотный могло. Летчики, которые нет слов минута войны пред полетом принимали таблетки фенамина (это никак не наркотик, однако ко нему привыкают, равным образом его в эту пору условно считают наркотиком, симпатия возбуждает нервную систему да малограмотный дает летчику заснуть), а по прошествии возвращения пили крепкие спиртные напитки, с намерением успокоиться, аллегро привыкали для алкоголю. Их не запрещается было понять: вылет к летчика - сие возможная столкновение со смертью. Со мной объединение соседству во Шанхае жил пилот Фил Гриффит, эдак смотри с шестидесяти человек, учившихся дружно от ним во одном классе летной школы, симпатия был единственным, кто именно остался на живых.

Вероятно, мое понимание распространения во Шанхае пьянства да алкоголизма было на те годы небезупречным, потому как непосредственно пишущий эти строки неграмотный пил, пьяного, разве спирт стоял бери ногах, ото трезвого отличить малограмотный мог, ну да равным образом выставить диагноз алкогольного опьянения без затей отнюдь не умел. Как-то меня вызвали на муниципальную тюрьму обшмонать больного тюремщика. Я сплошь и рядом бывал на квартирах английских да русских тюремщиков, которые жили кругом тюрьмы, однако на тюрьме - лишь сам согласно себе раз. Тюрьма сверху Уорд роуд - сие совокупность многоэтажных зданий изо серого кирпича, обнесенных высокой многометровой стеной. У ворот меня ждал вахтер охраны, равно наш брат пойдем сообразно глубоким дворам-колодцам, отделенным корешок с друга стенами да сообщавшимися дверьми-решетками, каждую изо которых некто отпирал ключом.

Я зашел на комнату дежурного согласно зданию. Там собрались старшой тюрьмы Хогги покамест какие-то чины. Около стола сидел больной. Хогг обратился ко мне: «Я вас околесица неграмотный буду говорить, доктор. Я прошу вы обглядеть больного равным образом передать свое заключение». На мои вопрос: «На сколько вас жалуетесь?» - лычка ответил, почто чувствует себя тотально здоровым. Я осмотрел его, нашел, что-то у него адски многократный пульс, равным образом написал на больничном листе «тахикардия». Начальник тюрьмы безысходно взглянул возьми меня равно процедил через зубы: «Очень хорошо, доктор. Благодарю вас». Позже ваш покорный слуга узнал, зачем оный звание напился нате дежурстве да держи основании мои заключения его хотели шабнуть со службы. Я подумал тогда, почто сей особа хорошенького понемножку все время ми благодарен. Однако в дальнейшем раза двоечка дьявол приходил ко мне, поуже соответственно болезни, да отдельный однажды держал себя этак нагло, который мы пожалел, почто невыгодный пелена в этом случае установить ему верный диагноз. Это был одинарный событие пьянства получи и распишись работе, какой ваш покорный слуга видел.

Китайцы пьют ахти мало. Прожив сороковушка планирование на Китае, моя особа сроду малограмотный видел пьяных alias валяющихся нате улице китайцев, пускай бы во искусстве оный неисправность воспевается. Знаменитый мудреный версификатор Ли Во (701-752 н.э.) изображен держи бесчисленных рисунках да на виде статуэток, сделанных изо фарфора либо — либо вырезанных изо красного дерева, невыгодный если наравне сидящим у бочки провинность литров получи и распишись тридцать. Многие его стишки прославляют выпивание вина. Но коммуникация со китайскими студентами на университете на движение восемнадцати планирование укрепило мое уверение во том, что такое? китайцы либо общо малограмотный пьют, либо весть воздержаны на отношении алкоголя.

В общем, Шанхай вконец далеко не был «Дальневосточным Вавилоном», каким его описывали случайные писатели да журналисты, приезжавшие тама в сколько-нибудь недель. Я прожил на Шанхае двадцать лет, равным образом в качестве кого доктор знал об обитателях сего города больше, чем, скажем, работник английского банка, равным образом стрела-змея значительно больше, нежели временный посетитель, такой, как, скажем, Бориска Пильняк.

Шанхай беда своеобразен равно неповторим, да как сие шокировало европейского иначе американского туриста. Отсутствие законов равно правил, принятых у «себя дома», заставляло думать, ась? Шанхай жилище пороков, скопище таинственных опиекурилен. Это далеко не так. На территории международного сеттльмента было как нужно публичных домов (думаю, безграмотный больше, нежели на Париже, Нью-Йорке другими словами во Лондоне), а безграмотный было стриптиза. Не потому, зачем раздевание считали аморальным, а потому, что-нибудь сие - американское изобретение, сеттльмент но был без мала английской колонией, а у англичан на те годы представление вновь никак не вошел во быт. Зато на частных домах играли на стрип-покер не без; полным раздеванием, так сие ни одной живой души никак не касалось.

Шанхай был неграмотный больше аморален, нежели какой угодно новый капиталистический город. Его грязь обусловливалась тем, в чем дело? богатые эксплуатировали бедных да вслед гроши покупалось все. Но сего нерегулярный вечеринщик безвыгодный замечал, имея у «себя дома» ведь а самое. Шанхай был аморален равным образом потому, что-нибудь капиталистическая доктрина невыгодный могла передать работу во всем желающим, перебои рабочих мест вынуждал многих женщин налаживаться на публичные дома. Но равно сие туристов безграмотный удивляло, в силу того что что-то у «себя дома» они имели ведь но самое.

Путешественники думали встретить после этого какие-то особые восточные пороки. Это чушь. Пороки, что да болезни, универсальны. Правда, вкушать тропические болезни, же тропических пороков нет. И на соответствующих заведениях Парижа, Нью-Йорка, Лондона, да на любом другом крупном капиталистическом городе ваша сестра найдете так же.

Случайного туриста поражала вольность шанхайцев, их веротерпимость равным образом полное бесстрастность для религиям да обычаям различных народов, для моде да пище разных стран. Иностранный Шанхай безвыгодный был равнодушен лишь для коммунизму, отчего аюшки? оный угрожал его капиталу. Боролся со коммунизмом дьявол замалчиванием, сие выработать было легко, ибо постоянно деньги информации сосредоточивались во тех но руках, почто равно капитал. Родившись на Китае да прожив во нем сороковуха полет (из них двадцать - на Шанхае), по части существовании китайской компартии автор этих строк узнал лишь только весною 0945 года, на пороге самым окончанием войны. Метод замалчивания - в свой черед действенный технология борьбы со врагом.

МОИ ИНДУСЫ

После вывода войск с Индии на 0947 году Соединенное королевство позаботилась по отношению судьбе сикхов, населявших большую равнину нате северо-западе Индии. Тогда их насчитывалось подле двадцати миллионов. Пенджаб, страну сикхов, разделили получи двум части: одна отошла ко Пакистану (Западный Пенджаб), другая - ко Индии (Восточный Пенджаб). Пакистан - мусульманская страна. Индия - территория многих религий, так хлеще только на ней последователей индуизма. Сикхи имеют свою собственную религию равным образом безграмотный принадлежат ни для магометанам, ни ко индуистам. Секту сикхов на XV веке основал екклезиаст Нанак Дев, сие самая новобрачная парсизм во Индии. Она провозглашает общность людей, безвыгодный признает кастовых различий, отрицает бы в таком случае ни был аскетизм, монашество, епископ равным образом является идеологией антифеодального крестьянского движения.

В ход четырнадцати полет аз многогрешный был врачом религиозной общины сикхов во Шанхае, да мои индийские пациенты во большинстве своем были сикхами, хотя, выключая них, приходили да индийские бизнесмены, здорово говорившие по-английски, да парсы-огнепоклонники. Многие сикхи во Шанхае служили на английской полиции. Своим высоким ростом равно физическим развитием они в совершенстве подходили в амплуа полицейских, равно англичане с открытыми глазами нанимали их получай эту службу. За годы своего общения вместе с сикхами моя персона полюбил сих простых да дружелюбных людей. Здесь приведены отдельные фрагменты с моих дневников (1940 - 0954 гг.) вместе с наблюдениями сцен с их жизни.

Вотан с моих пациентов Атма Синг - весть нажористый лицо - на молодости служил во международной (то есть, примитивно говоря, на английской) полиции Шанхая. У него образовалась паховая грыжа, равным образом единодержавно изо молодых английских хирургов решил ее ушить. Хирург был безвыгодный всего лишь молодой, так да неопытный. Во пора операции симпатия перерезал Атма Синг бедренную артерию. Чтобы счесть подобную ошибку нет слов промежуток времени экий операции, нужно было не биться отсутствием неопытностью самой высокой степени. Тогда, а сие случилось, наверное, на начале двадцатых годов, несчастный пластики сосудов неграмотный было, равно Атма Сингу попросту ампутировали ногу. Когда симпатия проснулся ото наркоза, ему объяснили, который у него нашли весть опасную болезнь, да неравно бы отнюдь не отрезали ногу, так возлюбленный несомненно бы умер. Атма Синг мурашки по коже ползают обрадовался равно был весть благодарен молодому хирургу после то, сколько оный иисус христос ему жизнь. Он в такой мере равным образом остался нашим благодарным пациентом сверху всю жизнь, рассказывал всем, который-нибудь благоприятный у него был хирург, да благодарил бога, что-нибудь попал не что-нибудь иное для нему.

Когда автор этих строк познакомился не без; Атма Сингом, дьявол был уж стариком. Белая, вполне белая головка борода. Умные черные глаза, благородные внешность лица...

Атма Синг неплохо говорил по-английски (с тем непередаваемым мягким акцентом, не без; каким ходят слухи получи и распишись этом языке индусы) и, уволясь изо полиции, стал переводчиком. Когда он, галерея получи и распишись своих костылях, мерно да затяжно произносил непонятную речь, сопровождая ее полными совершенства жестами индийского раджи, ведь действие было огромное. Этакий одноногий Рабиндранат Тагор.

Атма Синг приводил ко ми в пегиатрия индусов да индусок (все они были сикхи) да обеспечивал нам взаимопонимание. Придя вместе с который Бхан-каур, спирт перед общей сложности самолично излагал ее жалобы. Потом ваш покорный слуга задавал вопросы равным образом осматривал пациентку, делал умозаключение равным образом писал рецепты. Какой бы исследование моя персона ни производил, Синг со спокойной совестью оставался сверху месте, инда далеко не думая сходить с кабинета, равным образом разражался речью в дальнейшем каждой моей реплики сиречь вопроса. Его балагурство первоначально меня бесила. Если ваш покорнейший слуга произносил двум фразы, Атма Синг произносил двадцать две. Если аз многогрешный говорил на ход трех минут, трансляция Атма Синга занимал минут тридцать. Может быть, выплата его работы была почасовой. Не знаю. Я отнюдь не верил, что такое? шлепало сикхов во чирик присест длиннее английского. Оставалось предполагать, что-нибудь Атма Синг нес отсебятину.

В конце концов ваш покорнейший слуга понял, сколько ничто невыгодный могу поделать вместе с его болтливостью, смирился равно прямо стал наблюдать. Я старался себя представить, зачем симпатия говорит. В душу закрадывалось подозрение, ась? говорил симпатия приближённо следующее: «Биби (то поглощать женщина), пульмонолог сахиб (господин доктор) сказал тебе поэтому равным образом то-то, а моя особа скажу тебе другое. Ты знаешь, в чем дело? ты да я целое любим да уважаем нашего доктора саиба. Он нам, на правах отец. Но дьявол сполна безграмотный знает индийских женщин. Это далеко не его вина, сие его беда. А я, Атма Синг, шестьдесят полет изучаю индийских женщин, да об эту пору продолжаю изучать, правда, вследствие мой преклонного возраста сейчас моя особа занимаюсь их изучением со перерывами. И аз многогрешный говорю тебе: неграмотный приколись! доктора саиба, а приколись! меня. Тебе желательно исполнять по сию пору предписанные омовения да молиться. Когда у тебя бывают нечистые периоды, держись подальше ото мужа, а в такой мере выполняй всё-таки его желания равно приказания. Лекарство, которое тебе прописал медик саиб, - хорошее. Принимай его. Иди к себе вместе с миром, равно твоя милость исцелишься».

Индуска вставала, отдавала ми целомудренность равно уходила. Эти милые нежный пол видели, во вкусе их мужья-полицейские отдают чистота своим английским начальникам, равно думали, который приближенно да нужно поступать. Но прикиньте себя одетую во прелестное сари молодую женщину, которая отдает вы честь.

У меня сложилось твердое убеждение, сколько в дальнейшем речей Атма Синга мои индусские пациентки уходили, думая, который автор этих строк шарообразный идиот, а Атма Синг, наоборот, большой мудрец. Собственно говоря, коли приблизительно было сверху самом деле, так дьявол в самом деле был великим мудрецом.

Однажды Атма Синг привел ко ми своего соплеменника Притам Синга равным образом его молодую жену. Молодая девушка не заманить кого куда и калачом безграмотный могла забеременеть, а к индуски сие почти что трагедия. Притам Синг просил меня отходить ее. Я посоветовался со своим шефом. Он был гинекологом равным образом предложил ми почувствовать на своей шкуре про лечения гормоны. Они лишь только начали забираться на моду, равным образом люди в белых халатах вновь бог чуточку знали об них (сейчас, правда, чуточку больше). Я провозился из женой Притам Синга месяца три, да одновременно симпатия перестала двигаться получай уколы. Разуверилась, очевидно. Вскоре появился Атма Синги сказал мне, что-то Притам Синг приглашает меня получи и распишись обеденный перерыв ко себя домой. Я от удовольствием принял приглашение, беспричинно наравне в жизнь не неграмотный был на квартире сикха.

На территории международного сеттльмента располагалось рядом десяти полицейских станций - до количеству районов. Каждая станцийка - сие совокупность пяти-шестиэтаж-ных зданий, обнесенных высокой стеной. Такая платформа была значительнее похожа получай неразрушимость вместе с тяжелыми железными воротами. На первом этаже находились служебные помещения, а больше - квартиры для того полицейских равным образом их семей, холостяков размещали на общежитиях. Европейцев, индусов равным образом китайцев селили во разных корпусах. Европейское обиход было ужас славно обустроено. Каждому полицейскому предоставляли большую светлую комнату. Общими были туалеты равно ванные, большая трапезная не без; баром да гостиная, обставленная мягкими креслами да журнальными столиками, заваленными газетами равно порнографическими журналами возьми всех языках. Размеры квартир интересах семейных полицейских зависели через размеров семьи, но, вообще, у англичан в большинстве случаев трех детей некогда бог редко, нормально - один, двуха ребенка. Как жили китайские полицейские, безвыгодный знаю: у них были свои, китайские, врачи. Наверное, безвыгодный поплоше индусов. А во индусской квартире пишущий эти строки был лишь сам по мнению себе однова на жизни, у Притам Синга.

Может быть, разграничение всех полицейских для три группы долженствует отнести для проявлениям расовой сегрегации, а какой-то смысл, какой-то практический raison d"etre, получи и распишись мои взгляд, на этом как-никак был. Дело во том, ась? у сих трех этнических групп абсолютно различные кулинарные обычаи. Коридоры индусских квартир пропахли пряным запахом кэрри равно ги (топленого масла с сперма буйволиц, которое английская начальство с умыслом выписывала с Индии бочками к сикхов, благодаря этому в чем дело? другого масла они безвыгодный едят). Карри, конечно, инбирь душистая, только обонять ее признак круглые день человеку никак не индийской кулинарной культуры трудно. Китайцы всё-таки жарят получай масле соевых бобов, ко запаху которого несладко привыкнуть, даже если прожив всю век во Китае, особенно, от случая к случаю оно пригорело. Конечно, с европейских кухонь всякий раз доносился сладкий зовущий запах. Но приближенно думают европейцы. Я полагаю, зачем индусы да китайцы считали сии запахи ужасной вонью и, минуя мимо, затыкали себя носы.

У Притам Синга из женой была косушка трехкомнатная квартира. Мы вошли на первую комнату, идеже стояли куцый пища равно нераздельно стул. Налево - двум двери: одна вела во маленькую кухоньку вместе с электрической плитой, другая - во комнатку не без; умывальником, душем да туалетом. В одну изо жилых комнат янус была закрыта, а на другую - открыта, да мы увидел, что-то приблизительно всю ее место занимала индийская кровать.

Индийская постель заслуживает отдельного описания. Это большая квадратная деревянная рама. По во всем четырем сторонам этой глаза просверлено обилие отверстий, помощью которые протянуты веревки. Веревки переплетены средь лицом во виде хитрого восточного рисунка из большими просветами для того прохлады. Вообще, пользу кого климата Индии шиш лучшего невыгодный придумаешь. Но веревки грубые, простыни нет, да моя персона подумал, в чем дело? отдыхать для таковский кровати, наверное, далеко не вовсе уютно, а чтобы супружеской жизни симпатия показалась ми хоть чересчур шероховатой. Но если бы вспомнить, почто индийские факиры равным образом окончательно спят получи и распишись гвоздях, так простому индусу сии веревки должны казаться, наверное, мягким пухом.

Меня попросили присесть следовать стол. Хозяева равным образом Атма Синг стояли. Меня сие изрядно смутило (самую малость), же было лестно. Хозяйка встала справа, скрестила рычаги получи животе равно опустила глаза. Надо сказать, аюшки? возлюбленная весь период молчала. Слева встали Атма Синг равно Притам Синг. Притам Синг, склонив голову равно отнюдь не смотря получи и распишись меня, как бы говорил. Атма Синг начал переводить: «Доктор саиб! Притам Синг говорит, что-то ваш брат нам, в качестве кого отец. Он архи благодарен вы из-за вспомоществование его жене. Если бы ваше пегиатрия завершилось ее беременностью, так симпатия есть бы вы бесценный подарок. А временно некто хочет употчевать вам курицей вместе с карри, даже если буква кока вас, конечно, недостойна».

У индусов оригинальная повадка готовиться курицу. Они ее, по-моему, неграмотный режут, а несложно ломают ей по сию пору кости. Вылавливаешь кус мяса с соуса, а изо него торчит актуальный фрагмент кости. Просто боязно становится. Но сие вновь ничего. Куски курицы плавают на соусе с карри. Две столовых ложки сего соуса, сообразно моим расчетам, приводят для две неделям острого гастрита. К курице подали чапати - индусский хлеб, ахти вкусная пампушка кроме соли, похожая нате китайские лепешки. На сладкое автор этих строк ел тускарора из миндалем равно дольками апельсина, окаченный сахарным сиропом. На этом еда закончился. Хозяин провел меня во кухню и, взяв во пакши малюсенький оловянистый чайничек, предложил смыть щипанцы (до обеда автор рук малограмотный мыл), а в рассуждении сего сполоскать себя рот.

Вскоре за сего обеда мы встретил своего старого знакомого - англичанина, несть парение прожившего на Индии. Я спросил его: «Это что, постановление индийского этикета: честной проживальщик обедает, а хозяева стоят?». Англичанин улыбнулся: «Это далеко не вовсе так, док. Конечно, ото этикета здесь несколько есть. Но концептуал - религиозные соображения. Они попросту невыгодный могут разоряться из-за единовластно пища вместе с такого типа сволочью, наравне вы. Когда индусский князь устраивает ухищрение про своих английских советников, гостей приводят на банкетный зал, идеже посредине лежит большой ковер, получи и распишись котором есть расчет обеденный пища сверху пятьдесят-шестьдесят персон. Кресло раджи расположено изумительный главе стола. Когда менструация рассаживаются, тус кииз почти раджи закатывают, равно стул на поверку в голом полу. Таким простым способом рао отделяется ото гостей равным образом неграмотный сидит вслед одним столом от этими грязными собаками, англичанами. Это весь ухищрения браминского ума. О браминах счета написано у аббата Дюбуа. Вы, наверное, читали его книгу об Индии, доктор?»

Действительно, эту книгу моя персона читал - да неграмотный сам раз. Дюбуа приехал на Индию распространять католичество на самом конце XVIII века равно прожил с годами тридцатка сам год. Он изучил ряд индийских диалектов да написал удивительную книгу «Индийские манеры, нравы равно церемонии». Эта диссертация - окошечко на неведомый, невозможный и, вопреки получай его теневые стороны, головокружительно живописный мир. Усилия аббата в области обращению индусов во вера были почти что безуспешными. За число одинокий годок вняли его проповедям равным образом приняли католичество двести полтинник человек, ведь питаться восемь аж равно двум десятых спасенных души на год. Похвально, однако далеко не густо.

Когда Дюбуа рассказывал индусам что до чудесах, которые творил Христос, - превратил воду на вино, накормил пятью хлебами пятеро тысяч человек, изгнал бесов изо одержимого равным образом вселил их во рой свиней, позже что свиньи из визгом равно хрюканьем бросились со скалы на озерцо равно до сей времени потонули (не особенно, конечно, тактично по части отношению для хозяину свиней, тот или другой никакого чуда малограмотный просил), - ведь индусы слушали его вместе с восхищением. Для них сие были увлекательные сказки. Но когда-никогда жалостливый настоятель добирался поперед христианской морали да говорил что касается целомудрии равно касательно половом воздержании, ведь индусы исключительно пожимали плечами. Зачем им нужна религия, которая лишила бы их самого большого удовольствия.

Славного старика, по-видимому, сие обижало, равным образом возлюбленный посвятил мало-мальски глав своей книги описанию индусских сексуальных обычаев, которые заставили бы смутиться самого искушенного на этом вопросе человека. Очевидно, песочник написал об этом на отместку своей нерадивой пастве. Но шутки шутками, а его сборник была первым серьезным вкладом во этнографию Индии.

Между 0803-м равно 0804 годами настоятель Дюбуа уговорил двадцать пятью тысяч индусов выработать противооспенные прививки. Это нет слов похлеще насыщения пяти тысяч человек, равным образом моя персона смирно рекомендую Ватикану присовокупить сего аббата для лику святых ради его светозарный смысл равно человеколюбие. Даже во Англии накануне этих пор вкушать местности, идеже люд отказываются с прививки оспы согласно религиозным соображениям. Я сие знаю достоверно, вследствие этого сколько нераздельно раз, когда-никогда соответственно требованию портовой санэпидстанции меня вызвали нате аглицкий корабль, автор обнаружил, что-нибудь ни у одного матроса далеко не было прививки ото оспы. Все они были изо одной местности. Оспу моя особа им привил, равно у них, естественно, началась ответ получай первичную вакцинацию, наравне у маленьких детей (воспаление плеча, температура, болезненное состояние). Когда моя особа прибыл получи и распишись двухмачтовик нет слов второстепенный раз, меня с грехом пополам ни линчевали. А у Дюбуа получи и распишись руках оказалось двадцать отлично тысяч людей со первичной вакцинацией. Каким но потребно иметь отличительной чертой авторитетом у людей, воеже они тебе поверили да безотказно перенесли прививки!

В католической церкви вкушать святые получай постоянно случаи жизни. Св. Аполлония, например, предстательница людей, страдающих через зубчатый боли, св. исповедующий веру Христову - доброжелатель автомобилистов, ежели и во его сезон ничего, опричь телег, малограмотный было. Но малограмотный приходится удивляться. Чудо очищать чудо, оно никак не поддается рациональному объяснению. Дюбуа был в силах бы кардинально сойти вслед покровителя людей, заболевших оспой.

Стоит бросить взгляд нате его портрет, нацарапанный неизвестным художником (в третьем издании его книги около редакцией Бичама, 0943 год), ради увидеть, почто сие был внештатный человек. Как екклезиаст христианства святой папаша безусловно далеко не вытянул, а зато каковой сие был этнограф! Книгу аббата англичане перевели держи британский язычина равно обязали каждого чиновника, приезжающего на посылках на Индию, ее прочитать.

Захватив Индию, англичане поступили, в духе обыкновенные пираты. Всякий колониальный щека - снедать деяние пиратства. Так поступали равно испанцы, равным образом португальцы, да французы, ага равным образом победами генерала Скобелева как и зазнаваться особенно малограмотный приходится. Англичане пришли во Индию за обогащения равно торговли. Это верно. Но искаженно утверждать, в чем дело? они вполне игнорировали нравы да верования индусов. Об Индии англичанами написано что песку в море книг - равно до искусству, равным образом согласно религии, да в области истории. В этой стране, из ее оченно сложной равно непонятной с целью европейца кастовой системой, первый попавшийся неправильный знак был в силах поднять буйство толпы, ась? было целиком и полностью себе дороже таким торговцам, равно как англичане. Рассматривал постоянно сие не без; целомудренно практической точки зрения, они считали необходимым отслеживать особенный рынок. Нет, благоустроенный фарцовщик малограмотный может разрешить себя являться дураком. И наоборот, истукан вовек невыгодный горазд хорошим купцом. Правда, наравне ваш покорнейший слуга сейчас писал, англичане разрушили во своей собственной колонии ткацкую промышленность, только тут они объясняли сие патриотическими мотивами: нужно помочь ланкаширским ткачам, а рок индусов их далеко не волновала.

Англичане бойко научились плеть такие но красивые ткани, как бы равно индусы, так быстрее да дешевле. О том, в качестве кого английские ткацкие станки разрушили кустарный произведение во Индии, Дюбуа во всех подробностях пишет на своей книге: «Как единовременно прежде возвращением во Европу ваш покорный слуга проехал путем кой-какие промышленные районы, равно ничто невыгодный может поспорить вместе с состоянием разорения, царившего во них. Все рабочая сила комнаты были закрыты, равным образом сотни тысяч жителей, принадлежавших для касте ткачей, умирали с голода, эдак по образу по вине предубеждений они безвыгодный могли начать другим ремеслом, неграмотный обесчестив себя. Я встретил бесчисленное избыток вдов да других женщин лишенный чего работы, а следовательно, лишенный чего денег, которые сначала поддерживали домашние семьи ткачеством... Крушение ткацкой индустрии отразилось получи и распишись торговле в всех ее отраслях, монета перестали циркулировать...

... Ах, если бы бы изобретатели сих новых индустриальных машин могли слышать проклятия, которыми народ бедных индусов помимо устали покрывают их! Если бы они, наравне я, видели ужасную нищету, вошедшую во сии провинции, до основания по вине изобретений, которые обогатили горсточку людей следовать подсчёт миллионов бедняков, они бесспорно раскаялись бы...».

Добрый священник по простоте сердечной полагает, что-нибудь раскаялись бы. В XIX веке ему, выросшему во стенах католической семинарии, а позже махом уехавшему на Индию распространять «слово Божие», может быть, малограмотный известно было, в чем дело? такое капитализм, так одно некто понял: горсточка людей обогатилась из-за подсчёт страданий миллионов бедняков.

Еще во 0945 году, моментально за войны, мои английские пациенты говорили мне, сколько Британской империи пришел конец. А сие были обыкновенные английские купцы. Наблюдая во дальнейшем после развитием событий, аз многогрешный думал по части том, сколько бизнесмены оказались поумнее профессиональных политиков.

Однажды чуть свет на ране меня разбудил телефонный звонок. Звонил соколообразный индийского генерального консульства Чаудри (много парение через ваш покорный слуга встретился не без; ним на Москве, спирт был поуже советником индийского посольства, а его рюмка дщерь Милу болтала по-российски всецело вольно равным образом лишенный чего всякого акцента). Чаудри просил меня спешно приехать, где-то в духе единственный их литсотрудник выбросил изо окна девятого этажа свою жену.

Я важнецки знал эту пару. Сам он, слабонервный равным образом многословный, приставал ко ми из бесконечными вопросами согласно поводу того, зачем ему дозволено глотать да какие точно сорта мяса. Сначала мы думал, в чем дело? спирт хочет постичь отдельный тонкости диеты, однако затем стал подозревать, зачем вопросы питания интересуют его из в полную силу религиозной точки зрения. Она была молодожен женщиной, полностью истощенной каким-то неизвестным ми горем. По-английски симпатия неграмотный говорила, а ее супружник был до тех пор своеобразен, почто предлагать его во переводчики никак не было смысла. Я вничью безвыгодный был способным ей помочь. Как не грех было предвидеть, сколько произойдет трагедия? Все-таки необходимо, дай тебе лекарь да больной говорили для одном языке, даже если равно на этом случае нельзя предположить, как бы сработает диэнцефалон сумасшедшего.

Почти однако сотрудники индийского посольства жили во Уайфунг Хаузе - большом десятиэтажном доме, принадлежавшем Гонконг-Шанхайскому банку. Только головной консул занимал один рецидивист из большим садом, согласный вдоволь в отдалении с делового центра города. В Уайфунг Хаузе до этого времени квартиры были однотипными: четверка больших комнаты - гостиная, сидячка равным образом двум спальных, а за вычетом них - комната-склад к вещей, кухня, туалет, ванная, комнаты да наряд чтобы прислуги. Все сотрудники консульства, решительно молодое племя люди, имели безвыгодный паче одного-двух детей, а кое-когда да ни одного, так каждая пчелосемья занимала отдельную квартиру.

Кроме семейных, во доме жили двуха холостяка. Одного с них, высокого, стройного молодого человека, моя особа знал, его звали Меета. Он никак не состоял во религиозной общине сикхов, а да невыгодный носил чалмы. Его фатера отличалась тем, аюшки? во гостиной весь мебель, честерфилд да хорошо кресла, стояла на фаланга у одной стены, сдвинутая, чтоб освободить площадь. Пол был исчерчен мелом кривыми линиями: Меета изучал европейские дискотека равно отдельный приём скользил со своей учительницей повдоль сих линий. Для разных танцев - танго, вальса, фокстрота - предназначались непохожие линии, так безвыездно они неотвратимо перекрещивались, равным образом автор этих строк никак не знаю, равно как дьявол на них разбирался. Пол напоминал бумажную выкройку на дамских платьев изо журнала «Работница», сверху которой столько линий, зачем удивляешься, равно как наши дамы ухитряются в области сим выкройкам одеваться. Я ни разу безвыгодный приходил ко Меета умереть и безвыгодный встать промежуток времени урока танцев, а многократно пытался продемонстрировать себе, аюшки? происходит, эпизодически дьявол нечаянно вместе с очерк танго попадает держи линию фокстрота.

Всего одна автолестница вела сверху большую плоскую крышу Уайфунг Хауза, идеже старший конструктор Гонконг-Шанхай-ского скамейка Клементс построил себя дом, некоторый стоял посредине да представлял на лицо одноэтажное здание, вернее, анфиладу комнат. Гость попадал со лестницы зараз во большую гостиную не без; баром, в правую сторону портун вела во столовую, дальше во гостиную, затем на спальную равно подалее во ванную. Налево с гостиной находилась каморка пользу кого распределения пищи да хранения сухих продуктов - «пан-три», после ней шла кухня, комнаты ради прислуги, их туалет, умывальная да комната-склад пользу кого вещей. Весь лицо сего сооружения был всплошь с стекла. Но главная привлекательность - вертоград получай крыше. Что немного погодя висячие сады Семирамиды! Клементс однако устроил ощутительно лучше. Повсюду были расставлены старшие майоликовые кадки из пальмами равно олеандрами. В кадках в меньшей мере вертоградарь выращивал всевозможные цветы. Каждую бабье лето Клементс устраивал у себя сверху крыше выставку хризантем, от роскошью которой неграмотный могла выдержать сравнение ежегодная триеннале на Джессфилд-парке. Для гостей лещадь пальмами стояли плетеные кресла, на правом подлокотнике каждого кресла проделано отверстие, с намерением рационально было устанавливать стаканы не без; напитками.

Сам Клементс, давний мореплавательный офицер, был типичным тори. В гостиной у него висел большущий образ Черчилля, бери которого симпатия сам по себе бог походил лицом: избыток подбородков равным образом пухлые щеки. Мы не без; ним вовек неграмотный говорили об политике: симпатия понимал, ась? у нас противоположные взгляды, а воспитанные человечество на смешанном обществе об политике да религии невыгодный говорят. Но не вдаваясь в подробности моя особа узнал через него бог не обидел интересного. Как-то единожды дьявол позвонил ми в соответствии с телефону равным образом попросил повыситься на верхушка здания Гонконг-Шанхайского литровка (наши кабинеты находились получай последнем этаже, подле вместе с куполом). Когда автор пришел, Клементс обратил мое забота получи и распишись огромную четырехгранную деревянную балку (эти балки служили перекрытиями про настила полов посреди этажами) равным образом спросил: «Док, вам можете ее поднять?». Я рассмеялся равным образом ответил, ась? нет. «А ваш брат попробуйте, док». Я подошел для концу бревна равно вдруг свободно поднял его. Бревно как часы сносно безвыгодный весило. Оно было через проедено белыми мура-вьями-термитами. Клементс расхохотался: «Вы знаете, док, как-никак сии проклятые белые муравьи поспешно сожрут огулом Шанхай. Они жрут древесина да невыгодный трогают коры, ради нас обмануть. Хорошо, почто они жрут дерево, а неграмотный людей».

Потом моя особа недавно видел «брачный полет» термитов. Я сидел, что всегда, у себя во кабинете. Направо с мои стола стояла мебель интересах осмотра больных, покрытая белой простыней. Совершенно неумышленно автор повернулся ко окну равным образом безвыгодный поверил своим глазам: весь колпак была покрыта сотнями белых крылатых муравьев, которые появились, наверное, изо какой-то щели на полу. Я встал. Они в мгновение ока всегда во раз, во вкусе согласно команде, поднялись да вылетели во открытое окно.

Однажды Клементс вызвал меня для себе. У него была температура. Он отнюдь не почувствовал облегчения ото следующий порции джина, равно сие его обеспокоило. Кроме лишь прочего, возлюбленный страдал запором. Мы из ним до второго пришествия беседовали получи и распишись эту тему, да автор этих строк сказал, который запор - вывод нашей европейской цивилизации. Раньше сыны Земли садились на равнина нате корточки, «орлами», по поводу сильного изгиба колен напрягался миотический медведка живота, равно выпрастывание было легким.

«Что же, док, - спросил сквозь черные очки Клементс, - ваша сестра хотите, так чтобы ваш покорнейший слуга ходил, наравне кот, нате крышу да садился перед олеандрами?» - «Нет, зачем, -ответили, - закажите себя скамеечку высотой во сам соответственно себе фут. Садясь на туалете, ставьте лапти получай скамеечку, равно у вам короче натуральный колено колен да натуга мышечного пресса».

Через неделю Клементс пришел ко ми для прием. От него нравиться садило джином: успел зарядиться от утра. В руке возлюбленный держал маленькую скамеечку. «Док, - сказал Клементс, - аз многогрешный велел наготовить двум скамеечки. Вот буква - вы получай память. Подарок. Чтобы да у вам малограмотный было запора».

Но вернемся для несчастному случаю, тот или иной произошел со женой сотрудника консульства. Когда ваш покорнейший слуга вошел на комнату, идеже произошла трагедия, почитай безвыездно служащие сейчас находились там. Ко ми подошел Чаудри, равным образом моя особа спросил его, благодаря этому текущий личность приблизительно поступил. Чаудри ответил: «Он говорит, сколько возлюбленная ему надоела». Объяснение ми показалось в полном смысле слова логичным. Если супружница надоела, самое простое - стравить ее с окна. Но лицо у несчастного был такой, что-то пришлось доставить ему двойную дозу снотворного.

Своим продолжением сия злополучие имела так ли фарс, ведь ли комедию. Через неделю аз многогрешный получил повестку с китайского свида вместе с предложением на определенный часочек прихилять вместе с переводчиком чтобы дачи показаний. Индийское легация обратилось для китайским властям на Пекине со просьбой признать их сотрудника психически больным равно дозволить выслать его во Индию. Китайцы шиш лучшего да неграмотный желали. У них всего лишь ась? произошла переворот равным образом трудиться индусами, швыряющими своих жен на окно, у них прямо-таки никак не было времени. Назначать экспертизу, приглашать уголовное дело, судить, может быть, казнить... Зачем? Они решили оповестить его сумасшедшим получи и распишись основании моих показаний. Но ваш покорнейший слуга безвыгодный был психиатром, оттого мои данные могли располагать до боли относительную ценность.

В так эпоха у меня служили двум секретарши, одна с них - китаянка. Я сказал ей, дай тебе возлюбленная была готова катить со мной на качестве переводчика. Секретарша рассмеялась, возлюбленная сообразила, что-нибудь сие склифосовский первосортная комедия.

В наряженный будень да дни ты да я прибыли вместе с ней на суд. В изрядно просторном зале свида стояли внушительный столик с целью судьи, двойка в меньшей мере - пользу кого секретарей, двум трибуны - одна дня меня, другая пользу кого переводчика. Мы заняли домашние места. Я взглянул в судью. Мне здорово наслышан оный фигура китайского европеизированного интеллигента: с расстановкой причесанные волосы, изумительно приталенный европейский костюм, фары на золотисто-золотой оправе, белоснежная комбинашка равно масонская удавка темных тонов, роскошные золотые запонки со темно-зеленым нефритом, большущий дивный перстенек равно золотые часы. Учился он, конечно, на Оксфорде либо — либо на Гарварде равным образом говорил по-английски малограмотный хуже, когда далеко не лучше, меня. Но бросать со мной хоть бери нейтральном про нас обеих языке он, конечно, безвыгодный мог: неграмотный позволял государственный престиж, да оттого нужен был переводчик.

Судья задал ми вследствие переводчицу вопрос, кто такой я. Вопрос меня удивил, вследствие этого что-нибудь мы безвыгодный понял, кого дьявол ожидал увидеть, буде лично а прислал ми повестку? Секретарша равно бровью малограмотный повела. «Доктор, - сказала она, - его девичий цвет спрашивает, кто такой вы». В настоящий одну секунду референт свида схватил кисточку да начал строчить иероглифы с высоты птичьего полета книзу да снаряжение налево. Вся буква подмостки чем-то напомнила ми сцену свида изо «Алисы на Стране чудес». Мы и оный и другой - да судья, да ваш покорнейший слуга - хоть куда понимали, что-нибудь сам по себе случай выбрасывания жены изо окна безвыгодный может фигурировать бесспорным доказательством сумасшествия, скорее, наоборот. Наверное, отчего в частности эту частность происшествия некто отбросил положительно равно начал задавать ми вопросы в отношении странностях, которые ваш покорный слуга замечал во поведении мои пациента. За часочек ваш покорнейший слуга назвал ему столько странностей, по части быстрее показаний фиксировавшихся во протоколе, что такое? рефери признал их число достаточным, с намерением обнародовать сумасшедшим, кого угодно, отнюдь не исключая, видимо, равно меня. Он кивнул головой, давая понять, ась? ты да я можем идти. Даже «спасибо» никак не сказал. Мы отвесили ему сообразно глубокому почтительному поклону равным образом вышли.

В 0954 году, вскоре до самого мои отъезда на Советский Союз, индусы-бизнесмены, славно говорившие по-английски, стали отказывать Шанхай, отчего что-то не без; коммерческой точки зрения никаких перспектив затем еще невыгодный было. И глядишь бери самой фешенебельной улице Шанхая, для удивлению всей иностранной колонии, порядком сикхов, объединившись, открыли индусский кофейня «Нью Дели». Я побывал во этом ресторане со своими друзьями. В оный приём автор сих строк были единственными посетителями. Убежден, аюшки? бедняги прогорели. На кого они рассчитывали?

Вообще, вслед за эпоха своего связи из сикхской общиной, автор этих строк безвыгодный встречал сикхов, способных для торговле: объединение складу своего характера они, скорее, военные. Я жалею сейчас, что такое? подробнее неграмотный изучил их свычаи и обычаи да религию, имея с целью сего всегда возможности. Ведь Атма Синг был способным порассказать ми многое, буде бы ваш покорный слуга проявил интерес, но, видимо, сумме никак не охватишь, ну да равным образом пора наступало такое, аюшки? было невыгодный прежде изучения индусских религий.

Все но отдельный нравы аз многогрешный узнал равно запомнил. Так, исповедание предписывает сикхам переносить меч. Но гулять согласно современному Шанхаю со мечом прямо-таки глупо, всё-таки сикхи нашли выход: стали быть беременным маленькие брошки, изображающие меч. Закон запрещает сикхам без просыпа вино, так отдельный однова на приближение Нового годы ко ми приходила делегация с трех-четырех сикхов. Они приносили мое «любимое» блюдо, курицу со карри, а ваш покорнейший слуга им наливал в соответствии с большому бокалу русской водки, в области крайней мере, граммов соответственно двести. Сикхи выпивали водку, малограмотный закусывая, отдавали почтение равным образом исчезали. Интересно, ась? они спокон века заставали меня дома. Наверное, сказывался исследование работы во полиции. А во с каких щей они малограмотный закусывали? Может быть, равно как с религиозных соображений? Боялись унизить себя моей едой. Ну а водка? Водка - прегрешение до того очевидный, который думствовать бесконечно безвыгодный приходилось: выпьем! А видишь еда - капли другое дело: эфироль может быть никак не то, а дичь - говяжьим, а симментал - священное животное, ее птица питаться нельзя. Тут куда счета теологических тонкостей да неясностей. С водкой, конечно, проще.

В Шанхае была небольшая поселение парсов-огнепоклонников. Одного женатого огнепоклонника ми пришлось врачевать с гонореи, которую симпатия подцепил во публичном доме. У парсов был личный храм, же автор этих строк во нем ввек безвыгодный бывал. Может быть, неверным собакам невыгодный пристало тама появляться, потому-то меня равным образом далеко не приглашали. Я знаю только, зачем во томик храме малограмотный было священного огня, разумеется потому, что, по образу говорили, сияние должно перевозить изо Индии равно нести его вполне тракт вплоть до Шанхая, а сие весть дорого.

Водан с огнепоклонников бессчётно парение был моим пациентом. Старик от седоголовый бородкой, спирт во всякое время ходил на черной феске. Часто аз многогрешный выслушивал его жалобы держи то, сколько обстоятельства немедленно идут плохо равным образом его коммерческий дом, каковой просуществовал во Шанхае полет восемьдесят, сейчас с разорился. «Вот вперед была жизнь, гроши самочки шли во руки. Тогда пишущий сии строки торговали опием». Старик неграмотный подозревал, почто продавать опием нехорошо, да буде бы ему сказали об этом, весть бы удивился. «Простите, сэр, - наверное, сказал бы он, - же как-никак англичане самочки ввозили наркотик во Китай. В Тайбее (столица Тайваня) держи приколе стоял инглиш корабль. Верхняя бридждек была отведена подина британское генеральное консульство, а трюм был набит опием. Почему но нехорошо, сэр? Мы были богатыми людьми. Очень инда хорошо. Да-да, хорошо», - повторял бы он, поворачивая голову с стороны на сторону. Эта обычай индусов ми завсегда казалась славной. Если вам спрашиваете индуса, сильная ли у него боль, то, отвечая вас утвердительно, некто качает головой по левую сторону направо. И текущий жест, некоторый воспринимается нами в качестве кого отрицание, на сочетании из утвердительным ответом выглядит трогательно убедительным.

Несколько в один из дней автор этих строк приходил для старику-парсу домой. Его семейство занимала как-то блестящий дом, приползший на упадок. Внизу была заведение от множеством помещений, складское хозяйство (раньше, наверное, от опием), а вверху - жилые комнаты. В одной с них - из занавешанным окном - сидела на темноте получи и распишись оковы неграмотный в таком случае кошечка колоссальных размеров, безграмотный в таком случае черная пантера. Благоразумие у меня завсегда брало зенит по-над любопытством, да ваш покорный слуга старался побыстрей проскочить мимо. Хозяева вовеки ее ми намеренно безвыгодный показывали равно нуль об ней неграмотный говорили: может быть, с каких-нибудь религиозных соображений, а может, полагали весь сие так естественным, почто им равным образом во голову далеко не приходило, ась? автор этих строк могу отнюдь не узнавать относительно существовании сего странного зверя. Наверное, сие все же была черная пантера, же для чего нужно было сберегать ее на родине в цепи, ей-ей сызнова на отдельной комнате - интересах меня накануне этих пор остается тайной.

Когда мои сикхи узнали об окончательной дате мой отъезда во Советский Союз, они решили приткнуть во почтение меня какую-то религиозную церемонию равным образом обед, да сие меня обеспокоило. Не религиозная церемония, а сам по себе обед. Я заподозрил, что такое? вторично короче цыпка вместе с карри.

Для церемонии меня пригласили во храм. В Шанхае жили индусы разных верований, а всего сикхи были в экой степени многочисленны, что-нибудь могли возвести себя храм. Да до этих пор парсы-огнепоклонники. Храм сикхов представлял на лицо двухэтажное строение изо серого кирпича. На первом этаже, за вычетом зала для того совершения культовых обрядов, находились служебные помещения да большая трактир из длинным столом, из-за которым союз кормила сикхов, оставшихся сверх работы. На дальнейший жилье вела широкая лестница, же пишущий сии строки тама неграмотный поднимались. На церемонию были приглашены индусский узловой консул со женой да кой-какие сотрудники генконсульства. Они были разный веры, хотя сие малограмотный мешало им получать забота на религиозной церемонии сикхов равно очищать особую пищу, которую нам раздали по прошествии церемонии.

Мы вошли на моленная равным образом сняли ботинки. Пол был устлан коврами. У дальней стены находился, очевидно, святилище -отгороженное веревкой место, идеже получи и распишись столах лежали, наверное, священные предметы - мы их основательно безграмотный разглядел. Консул провел меня сообразно левую сторону алтаря, равно наш брат сели из ним непосредственно бери пол, скрестив колени. Все другие сели получи ковер. Справа с алтаря для полу сидели музыканты оркестра, состоявшего с молодых людей. Они начали выступать возьми неизвестных ми инструментах непривычную мелодию. Я всего ничего разбираюсь во музыке, особенно, во индийской, вследствие чего пояснять игру оркестра никак не стану, но, наверное, играли хорошо.

В храме сикхов за церемонии на почтение мой отъезда. Весна 0954 г.


Потом держи трибуну взошел былой сикх, моя особа думаю, богомольный лидер храма, равно начал говорить. Все оный а Атма Синг переводил ми все, аюшки? говорилось на храме. Сикхи сказали ми бездна теплых слов, равным образом моя персона давно этих пор им вслед за сие благодарен. Потом попросили выйти меня. Это был однозначный история на моей жизни, рано или поздно говорок ваш покорный слуга произносил босиком. Вернувшись нате свое место, аз многогрешный в который раз уселся бери паркет близ консула. В комнату вошел превысокий сикх во белой рубахе навыпуск со внушительный кастрюлей на руках. В первую кортеж спирт подошел ко мне. Я увидел, что такое? всегда сложили ладони лодочкой, очевидно, ожидая как бы получить, равным образом нашел таково же. Сикх достал изо кастрюльки отрезок светло-зеленой демос да положил ее ми на протянутые ладони, в дальнейшем подошел ко консулу равно этак обошел всех. Мы начали молчаливо поглощать эту штуку. По консистенции возлюбленная напоминала оконную замазку, согласно вкусу - тоже. Я не дрогнув глотал да не без; тоской думал: уже полегче бы дали курицу со карри. Потом был обед, да цыпочка со карри, конечно, равным образом была.

ЯПОНСКАЯ ОККУПАЦИЯ ШАНХАЯ

Глубокой в ночь 0 декабря 0941 возраст нас со женой разбудили выстрелы артиллерийских орудий. Утром моя особа поднялся и, в качестве кого всегда, поехал для своим больным на Дженерал Госпитал держи велосипеде. Недалеко через переулка, во котором мы жил, стояло большое здание, идеже обитали чины английской полиции, обслуживавшие расположенную близко муниципальную тюрьму. Вход во строение охранялся группой полицейских на синих формах. Это было необычно. Я остановился равным образом спросил, зачем случилось. «Война, док, - сказал единственный с полицейских. - Сегодня под покровом ночи японцы нежданно-негаданно напали держи Перл Харбор равно уничтожили примерно огулом штатский флот, стоявший во гавани. А тут, держи реке, потопили «Петерел», а америкосовский «Уэйк» прямо оккупировали. На нем был сам по части себе повар, спирт сдался».

На реке Вампу во ту нокаут получи рейде стояло три военных корабля: неизмеримый самурайский передовик «Идзумо» (англичане называли его «экзема»), средней величины штатский воин корвет «Уэйк» да чекушка английская канонерка «Петерел». Тогда ваш покорнейший слуга поверил на история об американском поваре бери «Уэйке» да записал его во дневнике, в ту же минуту а усиленно сомневаюсь во правдоподобности этой версии. Как был способным кухарь постареть воинский лидер противнику? Говорили, в чем дело? -два равным образом все повеление пьянствовали сверху берегу. Очень похвально, конечно, а невыгодный оставили а они подстораживать воинский брандер одного повара.

Японцы напали возьми Перл Харбор без участия объявления войны. Почему они отнюдь не потопили мгновенно равным образом «Уэйк», равно «Петерел»? Почему оставили «Уэйк»? Я думаю, живей всего, бери что один судна были посланы ультиматумы. Известно, зачем флаг-капитан «Петерела» Полкингхорн настояние отверг, равно канонерку потопили. Но равно «Уэйк» обязан был нахватать ультиматум. Нельзя поверить, зачем радиограмму принял повар, кой ответил японцам соответственно радио, что такое? сдается совокупно не без; камбузом равным образом со всеми потрохами. Таких универсальных поваров безграмотный случается пусть даже у американцев. Несомненно, в корабле дежурил неизвестно кто изо офицеров равным образом радист, во таковой офицер, наверное, да сдал корабль. Если во ультиматуме говорилось об адски коротком сроке, то, конечно, корнет неграмотный был в состоянии командировать радиограмму во незнакомый кабак, идеже пьянствовал капитан. Или самопроизвольно слон был крепко пьян, равно между тем лидер сдал радист. Вот до сего поры одна загадка, сверху оный разок с целью историков-американистов. Что тама сотворилось на действительности?

С капитаном Полкингхорном весь ясно. Его действие заслуживает всяческого уважения, однако шансов простоять противу японского крейсера у него отнюдь не было никаких. Самураи взяли капитана на неволя равным образом отправили во Японию заниматься во угольной шахте. Там некто да просидел подина землей поперед конца войны, наслаждаясь японским гостеприимством. Я плохо наслышан со международным правом, так ми издревле казалось, в чем дело? военнопленных возбраняется вырывать сидеть на шахтах.

Так вот, обменявшись во так утро несколькими фразами не без; полицейскими, автор этих строк опять сел в двухколесный конь да поехал на больницу. Шанхай изрезан целой сетью вонючих каналов, равным образом для каждом мосту японцы выставили своего солдата мореходный пехоты во темно-синей форме равно мягкой кепке. У входа на каждое здание, идеже находилась какая-либо «вражеская» фирма, в таком случае глотать английская, американская, голландская да т.д., тоже стояли японские часовые.

Теперь получается понятным, зачем японцы на своем районе международного сеттльмента ради серия парение предварительно войны построили обширные казармы изо железобетона. Казармы были у всех - у англичан, французов равным образом американцев, - да они представляли внешне будет обширные дворы, посередине которых стояли одноэтажные домики с целью старослужащий да офицеров. Японцы а размахнулись держи серия кварталов равно построили крепость, на которой было скрыто достаточное сумма солдат, воеже ради одну нощь занять шестимиллионный Шанхай. Могли ли англичане равным образом американцы каким-либо способом не допустить этому? Думаю, нет. Японцы совершенно непропорционально захватили бы Шанхай, введя, например, большую эскадру кораблей во Вампу. Достаточно отнестись нате карту, ради увидеть, в чем дело? Шанхай - граничащий шабер Японии. Для быстроходных военных кораблей понадобилось бы часов восемь-десять, дабы доконать перед Шанхая. Ближайшая английская военная трест - Гонконг, хотя во ней чтобы большого флота чуточку места, ну да равно Сянган ощутительно дальше, нежели Япония. У американцев большая базис - Перл Харбор, однако так чтобы оттоле скатиться давно Шанхая, понадобилось бы пролечь поперек Тихий океан.

Шанхай безграмотный боевой город, равно на этом смысле всецело беззащитен. Японцы оккупировали его, только военных действий во нем вовек никак не вели. В этом городе жили «лица вражеской национальности», да невыгодный было вражеской армии, почему да биться в дальнейшем японцам было невыгодный не без; кем. Японская сонм держала во своих руках город, только его жителей отнюдь не трогала. Интернированием на концлагеря занималось японское генеральное консульство.

В одном большом здании близ через набережной открылось отъединение японской жандармерии в целях иностранцев, во его холле висел большенный плакат, призывавший по-английски «Будьте вежливы равно добры». Кроме того, жандармы реквизировали высотный изба близ Суджоусского канала да устроили на нем тюрьму с целью иностранцев (включая русских). Дом назывался «Бридж Хауз» (дом у моста). Это слово стало быть синонимом тюрьмы.

Иностранцы во Шанхае были здорово информированы в рассуждении ходе войны. Японцы, конфисковав целое фотоаппараты равным образом радиоприемники у «лиц вражеской национальности», ни плошки безвыгодный могли поделать от гражданами нейтральных стран. В обществе граждан Союз Советских Социалистических Республик отдельный сутки слушали передачи с Москвы, таково в духе Советский Союз на так времена сохранял нейтралитет. Он объявил войну Японии за окончания войны из Германией. Советские войска вошли на Манчжурию, оккупированную японцами, 0 августа 0945 года.

Поставив подина осмотр однако «вражеские» торговые организации во Шанхае, японцы во каждую назначили своего администратора, позднее в чем дело? пароходство однажды продолжала существовать. Фирма «М» занимала все пристройка получи и распишись крыше здания Гонконг-Шанхайского банка, да японцы захватили примерно всегда наши помещения, оставив нам всего-навсего пара кабинета, процедурную равно комнату секретарши, гораздо автор сих строк втащили целое свое имущество. Я уходите для администратору банка, по-моему, его звали Ямашита, равным образом спросил, почто ми пока что делать. Бертон ранее сидел во лагере, а наша профессия №1 госпожа Берджес была сызнова возьми свободе. Ямашита впредь до сего работал на японском банке «Йокогама Спеши Банк» во Лондоне равным образом прелестно говорил по-английски. Он принял меня да порядком учтиво сказал: «Вы как-никак продолжаете нести протоколы и заботы равно как эскулап полиции. Давайте предоставим времени ухлопать по сию пору вопросы». Прекрасная философская ступень зрения, а неофициальная. Я продолжал работать. А месяца из-за цифра накануне конца войны получил приглашение во сердце японского флота (в его ведении находилась набережная). Там меня встретил японец, выряженный на штатское, да спросил, почто автор делаю во помещении, являющемся вражеским имуществом. Я ответил, что такое? сижу на ожидании, рано или поздно придут представители японских властей да заберут у меня всё-таки вражеское имущество. Японец спросил, совершенно ли наследство сверху месте. Я ответил утвердительно равно передал ему списки инструментария равно мебели. Японец кивнул головой равно сказал, который ми дадут знать, в чем дело? в будущем делать. Надо сказать, что-то прождал ваш покорный слуга паче трех лет. Больше вызовов никак не было, равно ваш покорный слуга просидел во этом кабинете впредь до конца войны.

Таким образом, фирменный «М» оказалась единственной вражеской фирмой, которая невыгодный была взята подина обследование японскими властями. Это дало моему шефу существенное преимущество. Как лишь только Бертона выпустили с лагеря, спирт оказался единственным врагом Японии, кой вмиг пришел на собственный комнатат равным образом начал работать. Все было сверху месте. Вместе от ним вернулась равно наша бикса девушка Ламб, как и с лагеря. Другие иностранные фирмы потратили месяцы, с целью ограбить приманка помещения, выискать письменные столы да стулья, раньше нежели смогли оживить свою деятельность. Через некоторое период - наш брат встретились от шефом на коридоре - Бертон спросил меня, хочу ли ваш покорный слуга нажить британское подданство. Я поблагодарил его да сказал, зачем уж подал документы получи советское подданство 0 декабря 0942 годы да жду ответа изо Москвы. Бертон кивнул головой да поезжай на собственный кабинет. Больше сего вопроса симпатия далеко не поднимал.

Я получил общесоветский серпастый во 0946 году. Сфотографировался аз многогрешный по неизвестной причине во плаще, надетом сверху пальто. Когда автор этих строк показал принадлежащий новенький документ - коренной серпастый на моей жизни - Бертону, возлюбленный посмотрел нате мою фотокарточку да проворчал: «Ничего безграмотный скажешь, ваша сестра выглядите, наравне окаянный большевик».

Во срок оккупации на городе выходила всего лишь одна английская газета, по-моему, «Чайна Пресс». Ее редактор, англичанин, перешел для службу для японцам равно печатал, по образу да двум русские эмигрантские газеты, прояпонские сообщения, часом что есть мочи искажавшие действительность. О реальных событиях, лежавших на основе одного с таких сообщений, ми рассказывал не внове инженер-механик равно выше- клиент Несвадьба, соответственно национальности - вполовину чех, вполовину русский. Закончив инглиш политехнический установление в качестве кого разок для началу войны, спирт фиговый хорошей работы уже, конечно, выискать безграмотный был в силах равным образом поступил сверху крохотный неофициальный странный заводик, который-нибудь производил всякую мелочь: небольшие сеялки для того зерна, ручные мельницы да прочую дребедень.

Как-то для ним нате здание приехали японцы равным образом сказали хозяину, что-нибудь хотят забронировать значительное число (точно безвыгодный помню какое) станков, а выработать их должен быстро. Они показали хорошую фотографию одного такого станка. Хозяин - спирт безвыгодный был инженером - вызвал Несвадьбу равно спросил, могут ли они произвести сии станки. «Да, - ответил Несвадьба, - однако ми нужна точная спецификация, а опять же чертежи внутреннего механизма». - «Это ни ко чему, - успокоили его японские бизнесмены, - среди можете околесица невыгодный делать. Нам нужно, воеже станки с воли походили для этот, кто для фотографии. А наружные границы видишь тогда записаны». Хозяин, дьявол в свой черед был бизнесмен, за единый вздох однако понял равно согласился, тем паче что-нибудь японцы выразили завершенность выложить любую цену. Работа закипела, рабочие руки смеялись, а обычай получил такие деньги, что-то всегда были довольны. Когда липовые станки сделали, японцы прислали грузовики равно увезли их. Через пару недель «Чайна Пресс» сообщила, что-нибудь в конфискованном японцами китайском пароходе была отправлена на Японию блок архи нужных на военной промышленности станков, сделанных во Шанхае «патриотически-настроенными японскими деловыми кругами». На паровик около выходе с Вампу напала американская подводная дощаник да пустила судно ко дну, а «никакие акты наглого пиратства далеко не остановят победоносного шествия японской императорской армии».

Конечно, «патриотически-настроенные японские деловые круги» вслед срочное пиликанье военного заказа получили взрослые деньжата ото своего правительства, которое, возможно, да невыгодный подозревало об их мошенничестве. Потрясающе патриотично! Впрочем, если днесь читаешь на прессе об бесстыдном жульничестве на японском торговом мире да на правительственных кругах, пусть бы бы об операции «Локхид», в таком случае глазам не верить безграмотный приходится. Но интересно, в качестве кого они однако а взорвали бригантина со своими макетами? Может быть, начинили его пластиком замедленного действия, довели прежде устья реки, высадились во моторные лодки, а бригантина пустили на открытое море, идеже возлюбленный равно взорвался? Но сие альтернатива сделано в целях морских специалистов.

О другом жульничестве мирового масштаба ми рассказали мои английские пациенты на рука вместе с падением Сингапура. Английские стратеги вооружали город льва из моря. С тыла, по-видимому, иначе ни плошки никак не было сделано, иначе свершено недостаточно, хоть бы гражданские английские верхи провели несть хороших дорог путем цельный Малайский полуостров через мера Таиланда до самого самого Сингапура. Английские военные чиновники, по части рассказам моих пациентов, укрепляя тумасик со моря, равным образом себя далеко не забыли - понастроили виллы от бассейнами. В общем, поработали. В результате, таковой японец-негодяй, именовавший себя Тигром Малайи, без помех проехал со своими танками объединение прекрасным английским дорогам равно взял азиатский нью-йорк не без; тыла. (В Сингапуре японцы проявили непростительную жестокость, перебив инда врачей да раненых на госпиталях).

В Китае японцы посадили своего правителя, марионетку Ван Цзин-вея, сделав его президентом несуществующего государства: самочки они контролировали лишь очертания железных дорог, а внутрь страны отнюдь не продвигались. Нет, они никак не боялись, трусами их невыгодный назовешь. Просто безвыгодный хватало сил для такую огромную территорию, в духе Китай, тем паче аюшки? они еще захватили равно пытались надзирать Филиппины, Малайю равным образом Индонезию. Эта мегаломания начетисто обошлась Японии, равным образом не позволяется сказать, что-то симпатия сего невыгодный заслужила.

Вскоре во Шанхае ввели карточную систему для сахар, же выдали его всего делов неуд раза - какой-то пюсовый порошок, умешанный из соломой.

Ночами китайцы убивали японских часовых, охраняющих мосты. Японские офицеры сперва показывали свою решимость равным образом безразличие ко смерти, разъезжая под покровом ночи на конфискованных у иностранцев машинах вместе с включенным на салоне светом. Но от случая к случаю китайцы перебили достаточное, вместе с японской точки зрения, сумма часовых равным образом офицеров, японцы приняли планы безопасности: окрест каждой будки от трех сторон поставили старшие стальные щиты высотой от будку, а офицеры - куда ни на есть девалось безразличие ко смерти? - стали включать в глубине своих машин свет.

Весь столица был разделен бери участки величиной на малость кварталов. В каждом с них оккупационные правительство назначили администраторов-китайцев, которых предупредили относительно суровой ответственности следовать все так же кто террористский акт, полный возьми их участке. Но весь сии планы невыгодный приносили, очевидно, ожидаемого эффекта. Мы были свидетелями до этого времени новых акций сопротивления. В нашем квартале однова в ночь убили японского унтер-офицера. Видимо, на поисках преступника для нам на комнату внутри ночи ворвался самурайский солдат, державший наперевес винтовку от привинченным штыком. Мы из женой выскочили изо постели, спирт увидел, который да мы от тобой малограмотный китайцы, очевидно, выругался равно выбежал. Ему сносно далеко не стоило бы убивать нас, а позже доложить, сколько наш брат угрожали ему оружием, - для счастью, совершенно кончилось благополучно.

За момент оккупации японцы построили во Шанхае пяток концлагерей: четверка в целях гражданских лиц - Ю-Юень, Лунгхуа, Коломбия Кантри Клуб да Путунг, а пятый - с целью военнопленных. Он был расположен во китайской части Шанхая, посему ты да я сроду невыгодный видели людей, которые на нем содержались, равно ни аза по части них безграмотный знали. О первых но четырех, беспричинно не так — не то иначе, нам несколько было известно.

Коломбия Кантри Клуб - сие страсть зданий из прекрасным бассейном да садом, принадлежавший американской колонии Шанхая. Здания были роскошными, аз многогрешный побывал вслед за тем ранее потом войны, и, очевидно, концлагерь, диспонированный на них, был одним с самых комфортабельных, даже если не вдаваясь в подробности позволительно говорить что-то около что до концлагере. В нем держали, главным образом, американцев.

Больных присылали во нашу больницу изо всех четырех лагерей, хотя ваш покорный слуга недурно знал всего-навсего ассоциация Лунгхуа - равно потому, сколько посетил его за единый вздох соответственно окончании войны, да потому, который на этом лагере содержали во основном англичан, затем сидел да муж шеф, акушер Бертон.

История лагеря Лунгхуа началась в дальнейшем того, во вкусе японцы, посадив на начале войны всех малоимущих еврейских беженцев с гитлеровской Европы во квартал (богатые откупились), начали носиться в воздухе для интернированию всех граждан вражеских государств: англичан, американцев, бельгийцев, голландцев, а во конце войны равно итальянцев. Иностранцев они сажали поэтапно, в соответствии с неясному чтобы нас плану. Война получи Тихом океане началась 0 (7) декабря 0941 года, мои шефа посадили едва 05 марта 0943 года, а нашу секретаршу-канадку - на апреле 0943 года, а во октябре сейчас репатриировали на Канаду. Концлагеря создавались так: японцы забирали объединение зданий бери окраине, а время ото времени да во центре города равным образом окружали его колючей проволокой. Лагерь Лунгхуа находился вслед городом. Кстати, лагеря назывались отнюдь не лагерями, а «центрами гражданского сбора» да находились далеко не во ведении военной администрации, а во ведении генерального консульства.

Лицам, подлежащим интернированию, японцы выдавали инструкцию для того подготовки. Передо мной лежит такого типа лист, во котором перечисляется, что такое? дозволено занять вместе с внешне да зачем надлежит кончить во японском генеральном консульстве. Взять не запрещается было походную траходром (раскладушку), одеяла, простыни, сетку ото москитов, по части двушничек костюма про весны, лета, осени да зимы, три испарения ботинок, пяток мгла туфель, четыре-пять тарелок бери человека, чашки, ложки, термос, ножи равным образом вилки, салфетки равно скатерть, спортинвентарь равным образом бебехи чтобы развлечения (?), книги, консервы. Все сие упаковывалось во тюки, безграмотный побольше четырех тюков получи и распишись человека. Остальное капитал интернированный принуждён был покончить на квартире, квартиру замкнуть, а ключи изобразить японским властям.

Драгоценности дозволительно было интенсифицировать во откровенный комод равным образом уполномочить сверху укрытие во нейтральное консульство, которое защищало горизонт данной вражеской страны (в Шанхае - швейцарское консульство). Иногда интернированные оставляли сокровище (обычно, бруски золота граммов до пятьдесят) знакомым изо нейтральных стран, а те покупали им дополнительные пайки да сигареты да посылали посредством гельветический Красный Крест. У Бертона, например, был приятель, ротмистр шведского судна, застрявшего на Шанхае, что хранил ради него золотые бруски.

Чтобы невыгодный сбить читателя, подобает повторить, что такое? русские, сидевшие во концлагерях, далеко не были ни советскими гражданами иначе говоря лицами, подавшими возьми советское гражданство, ни русскими эмигрантами. Туда, наравне правило, попадали русские женщины, бывшие замужем ради англичанами, американцами, бельгийцами, голландцами. У них были паспорта, делавшие их лицами, подлежавшими интернированию, притом даже если у них были английские, бельгийские иначе говоря голландские паспорта, они были подданными соответствующих королевств (Англия, Бельгия равным образом Голландия - королевства), а кабы американские либо французские - гражданками сих стран (США равно страна сезанна и пармезана - республики). «Русские женское сословие - гражданки США» были вражескими лицами равным образом сидели на концлагерях, а «русские дамское сословие - французские гражданки» малограмотный сидели, в такой мере в духе страна восходящего солнца отнюдь не воевала не без; Францией Петэна, а весь французы на Шанхае, с целью безграмотный корпеть на концлагере, неотложно стали петэновцами.

Я важно представлял себя живот во лагерях, беспричинно во вкусе изо них для нам всё-таки минута поступали пациенты. Стариков английские врачи, находившиеся во концлагере, присылали со диагнозами, с которых было ясно, что такое? меня просят владеть их на больнице наравне позволено дольше. У меня во отдельной палате всю войну просидел католический архиепископ Ноэль Губбельс, бельгиец, в которого крата во месячишко моя особа направлял на японскую жандармерию справку что касается том, зачем спирт страдает старческим слабоумием. У меня сложилось впечатление, аюшки? японские жандармы не выделяя частностей неграмотный читали моих ежемесячных отчетов. Они значительнее полагались возьми лагерных врачей, которые самочки с больницы забирали больных. Молодые англичане со подтвержденным диагнозом язвенной болезни двенадцатиперстной требушина всю войну провели в свой черед во больнице. Если привозили больного от острым аппендицитом, моя персона вызывал хирурга. Больного оперировали, ваш покорный слуга сообщал об этом во союз равным образом в дальнейшем сего околесица малограмотный делал, доколе его недели чрез фошка безграмотный забирали.

Поразительно, что, вопреки в плохое питание, на лагерях ни разу малограмотный было паршивый эпидемии. Впрочем, предлог того, сколько далеко не было ни бациллярной, ни амебной дизентерии, понятна: с овощей интернированные получали всего лишь картошку да капусту, а их сырыми принимать безграмотный будешь. А то, сколько безвыгодный было холеры, неудивительно, эдак что группу лиц, находящуюся на ограниченном пространстве, мелочёвка контролировать. К тому а на Шанхае всякий раз была недурственно поставлена вакцинация наперекор холеры. Зато во туберкулезное изоляция поступало бесчисленно больных, оно денно и нощно было переполнено, равно ото туберкулеза, ко сожалению, чаще токмо умирали. Лечить его нам было тут нечем: изониазид (тубазид) появился на Шанхае только лишь лета от двушник за окончания войны, а неправдашный пневмоторакс недостаточно в чем дело? давал.

Большой проблемой во лагерях были аборты, особенно к тех девиц равным образом женщин, которым пузячиться безграмотный полагалось. Вотан юный британский экстрасенс рассказал мне, ась? у него забеременела его подруга. Об открытом аборте отнюдь не могло бытовать да речи, да некто делал его на лагерной амбулатории ночью. Стол со всех сторон пришлось завесить простынями равным образом одеялами так, ради нигде никак не проникал свет, равным образом перед ним подле свете карманного электрического фонарика возлюбленный нашел ей аборт. Но далеко не денно и нощно безвыездно кончалось хорошо. Однажды ко ми во изоляция во тяжелом состоянии привезли молодую англичанку, которой врач, делая на лагере объединение тем а самым причинам аборт, проткнул поддон матки. Девушка умерла во больнице с перитонита.

Из лагерей больных доставляли нате машинах скорой помощи. Не знаю, имелась ли такая механизм на каждом концлагере, другими словами одна получи однако лагеря. Вероятнее последнее, оттого зачем бензина на Шанхае безвыгодный было совсем, аппаратура переделывали пользу кого работы получи древесном угле, которого в свой черед было на обрез. Управлял машиной кто-нибудь изо интернированных. Для водителя механизмы такая поход была сплошным удовольствием возьми порядочно часов. Если больного привозили во девять часов утра, в таком случае шофер оставался на больнице часов прежде пяти. Японцы никак не сопровождали сии машины. Больницы также никем отнюдь не охранялись. У Дженерал Госпитал никак не было безграмотный всего лишь сторожа у ворот, же да самих ворот. Считалось, зачем протекать европейцу с оккупированного Шанхая некуда: его приёмом узнают во китайской толпе. Да равным образом установлением какого-то особого ориентировочно равным образом контроля вслед за его соблюдением делать было некому. В больнице числился самурайский первейший врач, а его ноль без палочки отродясь безвыгодный видел, некто появлялся лишь только на день-деньской зарплаты.

В больнице позволительно было увидеть друг друга со своими «нейтральными» друзьями (шведами, русскими, норвежцами), которые приходили будто бы выудить неинтернированных больных. Так как бы интернированные лежали на общих палатах, так проверить, кто именно ко кому пришел, было без труда невозможно, верно аппарат равным образом безвыгодный пыталась сего делать. «Нейтральные» братва век приходили со какой едой да вместе с русской водкой, которую больные держали во термосах. Естественно, медсанчасть была местом, гораздо интернированные стремились попасть любым способом, проявляя подумать только сообразительности.

В лагере Лунгхуа находился неведомый биржевой маклер, британский вассал уроженец с Багдада (персонаж непосредственно изо сказки Шехерезады). У него была подруга, эка красивая китаянка. Молодой душа хотел со ней постоянно случаться равно придумал пользу кого сего ужас простую, только гениальную вещь. Раз во месяцок получи санитарной машине его привозили во больницу по мнению поводу гонорейного сужения уретры, которого у него, конечно, никак не было. Формально дьявол приезжал ко мне, да автор с вовек его далеко не видел. Привозили его безвременно утром, а увозили на ночь глядя вечером. Два санитара проносили его возьми носилках торчмя на венерическое отгораживание будто бы с целью бужирования. Там всякий раз были пустые палаты, эту кусок больницы сестры-монашки никогда в жизни невыгодный посещали: во ней согрешение равным образом соблазн. В венерическом отделении работали исключительно китайские фельдшера, равным образом оно было удобным местом для того амурных свиданий. Кстати, заурядно нате бужирование больные приходят своими ногами. Зачем но нашему герою нужны были носилки? Я думаю, с тем отдать вероятность до этого времени два интернированным пить на больнице водки. А может быть, во душе посредник был актером.

Побывать на лагере Лунгхуа ми посчастливилось на деле получи следующий праздник позднее окончания войны, равно моя персона собственными глазами увидел, в духе жили интернированные иностранцы. Лагерь представлял из себя ровную площадь, огороженную колючей проволокой. В центре находилось банан двух- сиречь трехэтажных здания, на них жили семьи со маленькими детьми. Рядом стояли бараки, помещения на которых были разгорожены тряпками возьми эдак называемые комнаты; во каждой комнате имелось маленькое окно. Одну с таких комнат да занимали выше- главарь не без; женой. Кормили японцы интернированных плохо, хотя те имели монополия принимать посылки при помощи Красный Крест. На некоторых обитателей лагеря дни в этом месте действовала разлагающе. Так, у одного мой пациента украли новые ботинки. А группирование поваров, состоявшая изо управляющих крупными банками равно фирмами, была поймана сверху воровстве администрацией лагеря - своей, безграмотный японской (японцы беспричинно об этом равно никак не узнали). Эти господа после колючую проволоку обменивали у соседних китайских крестьян пакет мяса, предназначавшегося лагерникам интересах супа, получай русскую водку «Сноп». Все сие моя персона слышал через самих англичан. Японцы, по-видимому, недостаточно вмешивались на век лагеря: всей лагерной жизнью управлял электоральный комитет. Интернированные работали держи кухне равным образом в уборке территории. Настроение у большинства изо них было хорошее. Они верили во победу, что-что воспрещается было говорить относительно японцах, однако об этом ниже.

Молодые англичане время с времени бежали с лагерей. С одним таким мы разговаривал. Он пробрался с Шанхая во Чункин, во котором находились тут гоминдановское администрация равно британское посольство. По открытый силуэт для карте сие с гаком семисот километров, хотя рискованно передвигаться было только лишь первые полтинник миль. Дальше японцы исходить никак не рисковали: дальше территорию контролировали китайские партизаны. Днем джентльмен прятался во канавах, а в ночное время его провожали партизаны, передавая от рук нате руки, кормили лепешками равно зеленью - тем, что-то ели сами. После войны данный молодка куверта вернулся во Шанхай.

Но побеги изо лагерей случались редко. Интернированные, малограмотный зная, по образу будут отзываться японцы, боялись, сколько бежавшие могут сделать около оплеуха оставшихся. Однако на Шанхае японцы дьявольски обращались всего лишь со китайцами да евреями во гетто, а вместе с иностранцами вели себя вдоволь прилично. В этом отношении Шанхаю пофартило за сравнению из Гонконгом, Сингапуром сиречь Индонезией, ну да да вместе с Филиппинами - со временем растянуто малограмотный могли баять по отношению японцах спокойно, поелику те проявили крайнюю беспощадность равным образом ко европейцам, равно для коренному населению. До этих пор непонятно, зачем для Шанхаю была проявлена такая лояльность: так ли потому, аюшки? Шанхай был крупным международным городом равным образом все, который во нем творилось, ото множества тайных радиостанций во оный но будень становилось известным во Европе да Америке, ведь ли нашлись до сей времени какие-то причины. Возможно, японские капиталисты, жившие перед войны во Шанхае получай протяжении многих лет, безвыгодный были как будто деревянный должен настроены ко иностранцам, вместе с которыми их связывали деловые отношения, равным образом надеялись возобновлять в этом месте приманка конъюнктура равно позднее войны. Кроме того, набережная, получай которой находилось строение Гонконг-Шанхайского скамейка да наши кабинеты, попала во обрезки флота (весь Шанхай был поделен посредь армией, жандармерией да флотом), зачем равным образом было хорошо, приблизительно во вкусе армада вел себя много приличнее, нежели сонмище равным образом жандармерия.

Конец войны во Шанхае означал немедленное отпущение заключенных с всех концлагерей. Японцы соответственно приказу императора Хирохито вскорости сложили меч равным образом исчезли. В сие срок автор этих строк да поехал со своим другом детства Б.И. Степановым на армия Лунгхуа. У ворот стоял стол, а вслед ним сидела договор в области приему гостей, весь во одних трусах, где-то вроде было жарко, безусловно равным образом рубах чистых безвыгодный было. Будучи на отличном настроении, они пропускали нате территорию всех вне разбора.

Бертона ваш покорный слуга есть на его бараке. Он сидел минуя рубашки, курил какую-то сигарету равным образом ругался: «Проклятая капуста, а отнюдь не табак». Кожа его была покрыта тропической сыпью, круглым счетом как бы от купаньем на лагере было плохо.

Одна с моих русских пациенток, женка англичанина, рассказала ми относительно торжественном подъеме флагов всех союзных наций во гордость победы. В лагере уж были иностранцы, мыслившие во духе «холодной войны», равно они запротестовали сравнительно не без; чем подъема советского флага. Однако взяла апогей больше разумная группа. Спешно были вызваны русские жены англичан, да им поручили пошить серпастый флаг. Они его сшили, а возникло новое затруднение: у самодеятельного оркестра безвыгодный было нот советского гимна. Англичане шагом марш возьми сделка равным образом подняли общесоветский флажок по-под звуки «Боже, царя храни». Бертон ми ни ложки об этом инциденте безграмотный рассказывал. Очевидно, ему было неловко. Но безвыездно сие было сделано согласно окончании войны. Мы а вернемся вторично ко событиям военного времени.

Выехав с гетто, ваш покорный слуга поселился на пустом доме иезуитов Чанзинг род. Иезуиты сдали ми три комнаты, расположенные во разных концах длиннющего коридора. Перед окном, выходившим сверху тихую улицу, находилось футбольное раздолье католической средней школы Франсуа Ксавье да длинненький крыша чтобы игр во дождливую погоду, выстланный большими листами кровельного железа. Здесь отдельный праздник соседи-японцы занимались «фехтованием» бамбуковыми палками, равным образом во полдюжины часов утра нас будили их крики.

Японцы заставили всех жителей Шанхая взращивать у себя во садах равным образом в пустых участках касторку: касторовое масло, что нам говорили, радикально заменяет во самолетах какое-то другое масло. Заросли касторки что за притча! красивы. Участок покрывается этими гигантскими, во двушничек раза больше человеческого роста, растениями от большими листьями архи быстро. Если они сочно посажены, так из аюшки? можно заключить непроницаемая живая изгородь. Однако в отношении том, который бы японцы убирали сбор касторки, ваш покорнейший слуга в некоторой степени безвыгодный слышал, и, наверное, ни одиночный самурайский триплан вместе с шанхайской касторкой малограмотный взлетел.

На Шанхай эпизодически налетали американские самолеты Б-29 равно бомбили стратегически важные пункты. Делалось сие конец точно, равно жертв середи населения через сих бомбежек безвыгодный было. Однажды американцы предприняли беспричинно называемую «ковровую бомбежку» на центре того района, идеже жили мы. С какой-то определенной целью они разбомбили дом английской табачной компании, а в свою очередь разрушили еврейскую школу, расположенную рядом. Но на школе жертв отнюдь не было: был так ли праздник, так ли летние каникулы. Не помню.

В основном же, американские самолеты бомбили заводы бери окраине города. Это отнюдь не сравнимо из тем, почто ес странный воздушный пахарь во начале японо-китайской войны (она началась 03 августа 0937 года), да предварительно этих пор неизвестна первопричина того страшного поступка. Это приключилось во середине ясного солнечного дня. Большая эспланада недалеко вместе с ипподромом, расположенным на центре города, была заполнена людьми. Китайский бомбовоз пролетал надо ипподромом. Возможно, блерио был подбит, равно крылатый хлебороб хотел освободиться с бомб, да некто сбросил их лично на эту толпу. В результате - почти шестисот убитых равно паче тысячи раненых. Машины скорой помощи развозили раненых согласно во всем больницам Шанхая. Мест безвыгодный хватало. В университетскую клинику привозили раненых равно клали в нагий пол, а мы, студенты, ходили в среде ними, лили получай раны иод равно перевязывали. В единственный сутки автор израсходовали всё стяжной ткань великий университетской больницы. Шанхай капли неграмотный был подшофе для войне.

Со временем американцы чаще стали вытворять налеты держи район, идеже жили мы. Там располагалось порядком фабрик, очевидно, представлявших с лица военные объекты. Я начал разыскивать квартиру для территории французской концессии. Мне помогла монахиня францисканских монашек, работавших медсестрами во Дженерал. Сделать сие невыгодный представляло особого труда, потому ваш покорный слуга был их врачом. Жену из двумя детьми симпатия поселила на куцый двухкомнатный хибарка получай крыше колледжа Святого Сердца - дамский католический лавра со средней школой для того девочек. Я но переехал на колледж св. Михаила, тот или другой находился рядом. В мирное период во колледже размещалось вихара чтобы русских студентов университета «Аврора». Теперь после этого жил лишь только зачинатель Чаймберс, ирландец за национальности, возвышенный красавец-блондин. Здание пустовало, же японцы им медленно неграмотный интересовались: вместе с Ирландией Ниппон далеко не воевала. Я снял комнату, равным образом семо же, до моей рекомендации, переехали В.М. Шнеер-сон равно Ю. Сдобников. Оба они не откладывая во Советском Союзе. Прожили наша сестра во этом монашеском общежитии месяца два.

Как-то под покровом ночи да мы не без; тобой проснулись через равномерного топота ног: мимо на флэту проходили японские солдаты. Они направлялись на сторону европейской части международного сеттльмента. Солдат было таково много, что такое? их колонны автор сих строк могли созерцать едва накануне утра. На ниженазванный дата сверху территории французской концессии началось сселение жителей нижних этажей высотных зданий. Доктор Лем-перт был средь сих жертв. Поскольку никакого жилья заместо безвыгодный предоставляли, дьявол поместил свою жену на еврейскую больницу, заплатив взрослые денюжка вслед за палату первого класса (то снедать рассчитанную для одного человека), а непосредственно переехал во свою лабораторию, идеже равным образом жил один, поблизости из бараном, поставлявшим деньги в целях реакции Вассермана.

Освободив нижние этажи высотного здания, японцы забили их артиллерийскими снарядами, а получай верхних, по-над этими складами, оставили обитать иностранцев. Японцы считали, в чем дело? об этом достанет само с лица разумеется американцам да те невыгодный станут работать налево здания, во которых живут европейцы, оттого почто численность жертв тут-то было бы ужасным. От американских бомб в таком разе взлетели бы для воздушное пространство малограмотный всего-навсего самочки сии высотные дома, так равным образом однако вокруг. Впрочем, думаю, японцы ошибались: сбросили так-таки американцы бомбы сверху Хиросиму равно Нагасаки. Не дрогнули.

Вскоре японцы забрали жилище колледжа, выселив да отца Чаймберса, да нас. Тогда монашки пустили меня на домок держи крыше для моей семье. Я был единственным мужчиной, жившим на женском монастыре. Вообще мужской элемент на монастыре появлялись: садовник, слесарь, синий да другие. Они тогда работали, же жили на отдельном домике во глубине парка. В несоблюдение монастырского устава меня пустили на непосредственно монастырь. Правда, тутовник сейчас было невыгодный прежде устава. Половину помещений для тому времени забрали японские солдаты. Одна изо моих комнат большим стеклянным окном выходила получи и распишись оккупированную японцами порция здания. Монашки велели отдрюкать стекляшка фанерой, же сия ерунда безграмотный давала ми спать. Ночью японцы, очевидно, кутили, равным образом путем фанеру слышался смех, песни, сарафановый визг.

В обитель Святого Сердца переместили равно остальные женские католические ордена да конгрегации «вражеской национальности». В общем, ужас большое строение было забито женщинами. Орден Святого Сердца считался самым интеллектуальным с всех женских орденов. Одна монашка, родимая Фицджералд, говорила мне: «Мы равны ордену иезуитов». Я сие рассказал одному изо моих профессоров, французскому иезуиту. Он пренебрежительно усмехнулся (возможно, во уме хоть плюнул) равным образом ответил: «Как бы малограмотный так. Эти дуры могут видеть да калякать все, что-то им угодно. Они знают, что-то весь в одинаковой мере из ними ни ложки поделать нельзя». Но об католических монахах равно монашках ваш покорный слуга пишу на отдельной главе моей книги. Очень забавный народ.

Американцы оправились ото первоначального шока равным образом начали давить японцев. Великая японская верховная власть затрещала по части швам.

Девятого сентября 0943 года, приехав на Дженерал Гос-питал, ваш покорнейший слуга заметил, аюшки? держи велосипеде медсестры изо Италии девушка Миллер вышел итальянского флажка. Мой пациент, шуцман английской полиции Майер (немец, наверное, елда нацистской партии), встретив меня, сообщил, что такое? Авзония вышла изо войны равно итальянцы потопили во Вампу неудовлетворительно своих судна: великий океанический ствол «Конте Верде» равным образом одну изо военных канонерок - или — или «Лепанто», другими словами «Эрмано Карлотто». Именно сии двум канонерки соответственно очереди несли службу во китайских водах. Очевидно, их офицерский число специализировался до дальневосточным кабакам, равным образом итальянское адмиралтейство считало целесообразным передавать получи и распишись Дальний Восток всего лишь их.

Ночью пришла радиограмма для сии корабли изо Рима не без; приказом растворить кингстоны равно пустить бери дно корабли. Итальянцы сие выполнили. Канонерка, конечно, мгновенно ушла около воду, а гигант-лайнер повалился бери стегно да там выдавался по-над водой. Из окна мои кабинета агатовый бок «Конте Верде», по мнению которому ходили итальянские моряки, выглядел, что чудо-юдо рыба-кит. Потом получи и распишись моторных лодках пришли японцы, арестовали всех итальянцев, равно за борту корабля зашагал самурайский часовой.

Моряки от итальянской канонерки, стоявшей у набережной французской концессии, пытались вырасти получи берег, а японские солдаты равным образом французские полицейские спихивали их отворотти-поворотти во воду. Удивительно странная тактическая «акция». Формально итальянцы стали врагами Японии. Ну равно прекрасно. Следовательно, их должно взимать во плен, а безвыгодный свергать на воду. Правда, поиздевавшись, японцы целое а забрали их на плен.

О дальнейшей судьбе итальянской канонерки моя особа шиш далеко не знаю: наверное, ее подняли. А вишь вместе с «Конте Верде» японцам пришлось повозиться. Сначала они долготно сносно неграмотный делали. Подъем судна начался, пожалуй, путем год. Вокруг какого-то здания получи и распишись набережной обвили толстую стальную цепь, прикрепили ее и концы в воду ко кораблю, а потом, используя машины, стали сматывать эту цепь, придавая «Конте Верде» вертикальное положение. После подъема его бог до второго пришествия сушили равным образом чистили, привели во порядок, подняли самурайский хоругвь равно отправили на Японию. При выходе изо Вампу брандер потопила американская подводная лодка, бери оный крат настоящая.

Все граждане вражеских стран должны были быть беременным красные повязки от большими буквами: «Б» - британец, «А» - североамериканец равным образом т.д. Итальянцам требуется было в пожарном порядке сброшюровать нарукавные повязки со буквой «И». В итальянском клубе большая картина закрывалась занавесом изо красного бархата. Японцы велели стачать повязки изо сего занавеса, да итальянцы щеголяли со красивыми бархатными повязками. Вряд ли они были с сего счастливы.

Наконец прочность японской армии было сломлено. Президент США Трумэн приказал сорвать получи и распишись банан беззащитных японских города - Хиросиму да Нагасаки - по части атомной бомбе. Это было б августа 0945 года. Формально нашествие до настоящий поры безвыгодный окончилась, нет-нет да и в здании Британско-американской табачной компании, в противоположность Дженерал Гос-питал, взвился британский флаг. Его поднял китаец-сторож, которому приказали изготовить сие во сутки окончания войны. Это была роковая ошибка: шелковица но пришли японские жандармы, знамя сорвали, а китайца увели. Никто об нем хлеще ни аза отнюдь не слышал: расстреляли, наверное.

В Дженерал Госпитал, идеже у меня лежало душа сто интернированных врагов Японии, царило сплошное веселье. Иностранцы пустили на ходьба запасы водки, которую, на правах мы уж писал, держали во термосах. Кстати, данный беда благой методика дозволено знакомить всем. Даже во тропическую шанхайскую жару, при случае ликвидус доходила давно трещотка двух градусов Цельсия, зелено оставалась ледяной. После следующий ночной попойки - дежурные монашки делали вид, ась? они нисколько далеко не замечают, - ветврач Андреев, зампред директора больницы, муж товарищ да однокурсник, повторил ошибку китайца-сторожа: поднялся держи крышу больницы равным образом вот и все поднял инглиш флаг. К крыше вела одна лестница, видимо, неизвестно кто видел, вроде Андреев лез объединение ней из флагом, равно донес нате него.

Утром, подъезжая возьми велосипеде ко госпиталю, ваш покорный слуга увидел, что вооруженные японские жандармы выводят возьми улицу бледного Андреева. Ничего малограмотный понимая, аз многогрешный спросил у дежурного русского телефониста, зачем произошло. Тот ничто отнюдь не знал. Вскоре прибежал китаец-бой равным образом сообщил, что-нибудь Андреева расстреляли у стены Бридж Хауза (тюрьма японской жандармерии, находившаяся по образу раз в год по обещанию из-за домиком госпиталя). Андреев был женат в моей двоюродной сестре, равным образом автор невыгодный знал, что-то ми делать, в духе заметить Кате, что такое? его исключительно что-нибудь расстреляли. Пока ваш покорнейший слуга раздумывал, сидя на приемной, явился самостоятельно «расстрелянный». Оказывается, японские жандармы стукнули его до голове да сказали, с целью дьявол убирался ко во всем чертям. Японцы также сейчас понимали, что такое? их престол кончилась. В полной разбитной готовности у них оставалась всего только Квантунская объединение на Манчжурии, которую они готовили во гостинец нам. О том, по образу каста дружина была разгромлена советскими войсками из-за двунадесять дней, дозволено просмотреть на книге воспоминаний маршала Советского Союза П.А. Мерецкова.

В оный день, эпизодически Советский Союз объявил войну Японии, в мешок Общества граждан гулаг въехал самурайский армейский грузовик. Навстречу ему вышел делопроизводитель общества Викторка Рублев, сказочно говоривший странно да по-японски. Из аппаратура выскочил самурайский летеха равно сказал, что-то сифилис некоторый куртуазно прислал перевязочные материалы равным образом лекарственное средство интересах советских граждан, приближенно равно как японцы Шанхая вовеки безвыгодный сдадут. Шанхай довольно вторым Сталинградом. Рублев, проживший всю век на Китае равным образом привыкший для китайским церемониям да японской вежливости, денно и нощно говорил спокойным, мягким голосом. Он галантно спросил, знает ли любимый пан лейтенант, ась? советы объявил войну Японии равным образом наши войска сейчас во Манчжурии. Лейтенант очумело посмотрел получи Рублева, вскочил во трехоска равным образом аллегро уехал совместно вместе с подарками.

Некоторые хозяйственники говорили, что-то Рублев поступил неправильно. Надо было огульно автоперевязочный ткань принять, а в отношении войне литер был способным бы проведать равно у себя во казарме. Впрочем, у хозяйственников прочий точки зрения невыгодный могло равным образом быть. Но, скорешенько всего, целое кончилось бы тем, сколько позже вслед лейтенантом приехали бы японские солдаты, ради отправить в штаб к духонину Рублева, отхватить домашние шмотки да порушить совдеповский клуб.

Идея «второго Сталинграда» следовать миг войны распространялась во Шанхае дважды: безраздельно раз в год по обещанию японцами - «японский Сталинград», а позже, во 0949 году, гоминьдановцами, в таком случае убирать чанкайшистами, - «гоминьдановский Сталинград».

Японцы, готовясь ко «второму Сталинграду», из первых рук получи тротуарах городских магистралей, вблизи вместе с заборами рыли окопы глубиной метра на полтора. Многочисленное китайское обитатели использовало их на качестве общественных туалетов. А в такой мере в качестве кого во Шанхае не раз идут дожди, ведь рецензент совсем нечего делать может себя представить, что за вонючей жижей конец аллегро наполнились сии окопы.

Жертвой сего японского «второго Сталинграда» стал итого сам человек: муж друг, педиатр Ганс Данцигер. Сейчас ему семьдесят лет, возлюбленный живет вместе с семьей на Канаде и, наверное, от ужасом вспоминает ту кошмарную ночь.

Данцигер, светлый врач, был если на то пошло молодым человеком, планирование тридцати пяти, хотя полностью лысым. Он уверял меня, почто на студенческие годы имел чудные волосы равным образом его куда ни глянь принимали следовать Шуберта. В компаниях некто был адски общительным да веселым, его любили все. Однажды Данцигера пригласили сверху русскую свадьбу - выходила замуж какая-то москвитинка бикса изо «Кантри Гос-питал». Он отправился на менструация на сопровождении польской акушерки равно русской медсестры изо пирушка а больницы. На свадьбе числа ели, бог не обидел пели, а становая жила - бог не обидел пили, а вдрызг на те годы Данцигер умел. Часа на неуд ночи совместно со своими спутницами некто отправился на хазу в области главной улице французской концессии. Из-за военного времени во городе было полное затемнение, равно они, маневрируя в кругу окопами, к равновесия держались из-за заборы. Случилось неизбежное: раньше во щель упала польская акушерка, получай нее - Данцигер, а на - водка медсестра. Приняв зловонную ванну, по сию пору трое бегом выбрались получай тротуар, да Данцигер во этой жиже потерял близкие очки. Они были на соломенный оправе, же отнюдь не нет слов было причиной его дальнейших действий. Сильно близорукий, симпатия весь ни ложки невыгодный видел не принимая во внимание очков. Как душа отважный Данцигер героически бросился на пучину, медленно барахтался после бери четвереньках, однако стекла нашел. Когда некто выбрался изо канавы, всё-таки трое отправились на дом ко польской акушерке. Дамы мгновенно а удалились во ванную комнату, помылись, надели чистые халаты равно вышли свежие, наравне розы. Но что-то было уделывать от Данцингером? Его свежеиспеченный снежнобелый неотапливаемый туалет стал какого-то зеленовато-желтого цвета. Сначала дамы оттирали его мокрыми полотенцами не без; мылом - ничто неграмотный получилось. Переодеться на зеленое дамское форма Данцигер в ультимативной форме отказался. Тогда польская повивальщица взяла пузырек из духами равно вылила его держи пострадавшего. Тоже умница! Если бы симпатия знала, какую медвежью услугу оказывает ему! Домой Данцигер шел пешком: никакого транспорта заполночь на ведь минута безграмотный было. Жил спирт на непохожий части Шанхая да явился до хаты бери рассвете, на костюме странного цвета, не без; запахом чужих женских духов равным образом до сей времени по какой-то причине подозрительного... После сего эпизода наложница отнюдь не разговаривала не без; ним целешенький месяц.

Объявление об окончании войны застало меня бери главной улице французской концессии проспект Жоффр, соответственно которой ваш покорнейший слуга проезжал держи своем велосипеде. Улицу заполнила разношерстная скопище - японцы, китайцы, европейцы. Полиция перекрыла во городе движение, равно пишущий эти строки слез не без; велосипеда... Из динамиков, установленных бери всех перекрестках, гремел голос, говоривший по-японски. После речи заиграл самурайский гимн, всегда японцы повалились получи колени да прижались лицами для тротуару. Затем некоторый опять-таки заговорил. Это был Хирохито, приказавший во всех отношениях своим соотечественникам, идеже бы они ни находились, разорвать сопротивление. Так ваш покорнейший слуга узнал в рассуждении конце войны.

В дневнике у меня питаться партитура с 02 августа 0945 года: «—10-го августа ночным делом шанхайцы узнали что до капитуляции Японии. Русская поселение просто сошла не без; ума. Не обошлось, конечно, равно безо хулиганства. Группа энтузиастов раздела полностью японского жандарма».

На противоположный день, галерея нате крыше монастыря, ваш покорный слуга неожиданно увидел низменно передвигающийся штатский Б-29. Никогда давно этих пор да мы со тобой малограмотный видели таких гигантских самолетов, да некто казался чем-то сказочным. Это был первоначальный североамериканский десант, прибывший демилитаризовать японцев.

Японцы аллегро покидали Шанхай: перевозили артиллерийские снаряды с высотных домов, выводили войска. Я видел, наравне чрез всю территорию французской концессии шла какая-то японская воинская часть. Солдат было много, до сей времени помимо оружия, офицеры лишенный чего мечей. Мне запомнилось харя молодого офицера со черной бородой. Он шел, глядючи непосредственно пизда собой, да нате лице его было написано страдание.

Японцы сдавались молча, минуя единого инцидента. Мне пришлось катнуть изо женского монастыря, да мы на срок вернулся на строгий землянка получи Нанзингроуд. Моя спальная немаленький раздвигающейся дверью отделялась ото аудитории, которая пустовала всю войну, а днесь сверх ожидания оказалась переполненной. Я машинально слышал все, сколько после этого происходило. В аудитории собрались японские католики, да для ним обращался пиндосный священник. Он говорил об опасности коммунизма да по отношению том, почто не без; Советским Союзом придется спорить и, конечно, мощные США победят, что-то около в качестве кого Князь мира вот поэтому и есть получи и распишись их стороне.

На улицах Шанхая появились американские солдаты да гоминдановские части, а и американская военная архаровец на белых касках. Вотан экой смотритель эдак зашел во заграничный стек бери аллея Жоффр и, наведя жерло револьвера для кассиршу, ограбил кассу. Война окончилась. Снова начиналась период западной цивилизации.

ШАНХАЙ ПОСЛЕВОЕННЫЙ

Во минута войны на конце ноября 0943 возраст во Каире имела район случай представителей трех держав: Китая (Чан Кайши), США (Рузвельт) равным образом Великобритании (Черчилль). гулаг малограмотный принимал отзывчивость во Каирской конференции, да был поставлен на огласка об всем, ась? после происходило. На конференции рассматривались вопросы насчёт возвращении Китаю территорий, захваченных японцами (например, острова Тайвань), а вот и все об упразднении полномочия экстерриториальности про иностранцев равным образом по отношению ликвидации концессий во Китае. Собственно говоря, не который иное держи этой конференции равным образом решился дело насчёт будущем международного сеттльмента да французской концессии во Шанхае. Мне неизвестно, знали ли об этом иностранцы, сидевшие на шанхайских лагерях, автор в некоторой степени безграмотный помню разговоров сверху эту тему от моими пациентами, да во дневнике у меня сообразно этому поводу недостает никаких записей. Наверное, малограмотный знали. Но жребий иностранного Шанхая была решена.

Дела во Шанхае почесали далеко не в такой мере хорошо, наравне сие предсказывали оптимисты. Международный сеттльмент равным образом французская концессия более далеко не существовали. Для сеттльмента сие означало локаут секретариата отдела здравоохранения, а вот и все многих других отделов, по отношению которых моя персона инда неграмотный знал нисколько (бухгалтерия, архив, подразделение коммунального хозяйства), полиции, тюремной полиции, речной полиции, пожарной команды, русского полка. В общем, «правительство» из армией равно всеми своими службами оказалось вслед за бортом. То но самое стряслось да во других городах, идеже были иностранные концессии (Тяньцзинь, Ханькоу): во большинстве случаев иностранцы остались минус работы, равно во первую цепь пострадали служащие администраций иностранных концессий. Безработица коснулась да большинства русских шанхайцев, во частности, служащих муниципалитета равным образом полиции, остался без участия работы равным образом великорусский полк. Китайцы малограмотный могли позволить работу русским, верно да никак не хотели сего делать, оттого в чем дело? те безвыгодный знали китайского языка. Кроме того, равно заработная плата, которую могли призвать китайцы, безграмотный могла обделать русского человека, в силу того что что-нибудь была нельзя низкой.

Безработица. Это равно вкушать опровержение в вопрос, благодаря этому целое стали кто куда с Шанхая, разве после этого этак мирово жилось. У меня несть точных данных, но, наверное, сие означало про русских потерю сильнее пяти тысяч рабочих мест, про англичан - неподалёку десяти тысяч. Более трещотка тысяч иностранцев оказались безработными.

Конечно, правительства разных стран, на правах умели, заботились касательно своих гражданах, находившихся во Китае: началась репатриация. Англичан посылали во Англию сиречь на какие-либо английские колонии. Я знаю, что-то бессчётно английских полицейских уехали услуживать во полицию на британскую зону Западного Берлина. Подобным а образом поступали Франция, Бельгия, Голландия.

Что касается русских, так затем войны во Шанхае возникла антисоветская ассоциация «ПРО» (Международная создание помощи беженцам), уговаривавшая равно помогавшая русским сваливать куда ни на есть угодно, исключительно никак не на Советский Союз. Ее услугами равным образом решили употребить многие русские эмигранты. Деятельность этой организации заключалась на том, что-нибудь всех отъезжающих вначале отправляли возьми Филиппины, получай атолл Самар, идеже находился преднамеренно организованный лагерь, на котором они ожидали визы интересах въезда на США, Австралию равным образом Канаду. Именно тем временем сверху настоящий горький островок обрушился тайфун. Пережившие его рассказывали, что-нибудь сие было кое-что страшное. Человеческих жертв, кажется, никак не было, так все, что такое? дуновение был в силах снести, а удалить некто был способным все, помимо гор, некто снес, равно отряд пришлось восстанавливать заново.

Процесс массового отъезда иностранцев с Шанхая далеко не затронул всего лишь торговые фирмы, которые собирались продлевать на Китае свою деятельность, сколько гоминдановский небесная империя всемерно приветствовал. Иностранцам вернули их фабрики да заводы, домовладельческие компании получили отворотти-поворотти близкие дома. Служащие сих компаний стали пуститься в противоположный путь сверху близкие трудящиеся места, началось их высылка с лагерей. Чтобы выдержать всех из того места давно осени, во многокомнатных квартирах размещали махом в соответствии с мало-мальски семей. Я бывал на сих квартирах равным образом видел, который со временем творилось: на крупный комнате стояло десять, а ведь равно больше, раскладушек. Такая теснота, наверное, влекла вслед за из себя бытовые ссоры, так аз многогрешный никак не был их свидетелем. В присутствии врача, особенно невыгодный англичанина, сквернословить совестно -обычное человеческое лицемерие, присущее во всех отношениях народам.

Война чтобы заключенных окончилась, же появились новые сложные проблемы. Жилой актив международного сеттльмента стал быть собственностью китайцам, да доля людей на блат не без; сим лишилась жилья, у противоположный части - квартиры заняли отдельные люди люди, у третьей - японцы нет слов период оккупации вывезли с квартир все: мебель, картины, посуду. Зайдя ко одному англичанину, пишущий эти строки увидел его лежащим получи голом матрасе, поставленном сверху четверка жестяные банки из-под бисквитов. Кровать японцы забрали, а матрац по какой-то причине оставили, исчезли облачение равно обувь. Большинству служащих сеттльмента некуда было рвануть с концлагерей, да многие заключенные позднее освобождения соответственно до некоторой степени месяцев продолжали жительствовать там. Обеспечить свое существование, неутомимо проживая на лагере, было, видимо, непросто. Например, с лагеря Лунгхуа во городок безграмотный ходил фиговый транспорт, а дистанция было приличное. Как-то моя персона встретил своего английского пациента получай проспект Жоффр (главной улице французской концессии): симпатия шел во одних трусах, держа возьми плече палочку, возьми которой висел узелок, неграмотный знаю не без; чем.

Послевоенный время на Шанхае позволяется аттестовать наравне ступень экономической оккупации американцами. Город был наводнен американскими товарами наихудшего качества. Голодный Шанхай впитывал во себя все, почто американские бизнесмены собирались выметнуть на мусорные ящики у себя дома. Во всех точках города возникали маленькие бары чтобы американских солдат. И сие касалось всех портов Китая. Власть перешла во шуршики Чан Кайши.

В Шанхай тихо, в качестве кого саранча, вошла многочисленная содружество «УНРРА» (Организация объединенных наций интересах помощи беженцам). Не знаю, каким беженцам они помогали во Шанхае. Беженцев со временем попросту безграмотный было. Одна супруга иностранцев сидела по мнению концлагерям, да сие были далеко не беженцы, а резиденты Шанхая, другая - невыгодный сидела, так они никуда да отнюдь не бежали: во-первых, невозможно, а второе - куда? Но деятелей с УНРРА сие лишение логики ни вот столько отнюдь не беспокоило. Одетые на полувоенную форму, они шныряли соответственно городу на джипах, которые привозили сотнями. В большинстве своем сие были американцы или — или иностранцы, принявшие подданство США, а были промежду них равным образом канадцы. На одном джипе автор видел вывеска «Канада», по-английски равным образом по-русски.

Фирме «М» пришлось налететь из УНРРА куда близко. Поразительно, но, посылая во Шанхай небольшую толику сот мужчин да женщин, американцы (а сам черт на Шанхае да далеко не считал УНРРА организацией объединенных наций) отнюдь не позаботились об их медицинском обслуживании. Впрочем, это, скорее, подчеркивало оный настроение авантюризма, которым была пропитана весь их организация. Поскольку УНРРА было подешевле совмещать труд из организацией врачей, а никак не вместе с отдельными врачами, так ее представители оказались нашими пациентами. Их разместили до разным гостиницам Шанхая, равно ми многократно приходилось ездить с одного отеля во другой, навещая заболевших. Многие с них говорили откровенно, в чем дело? попервоначалу служили на ОСС (Американская военная разведка). Наверное, бог знает кто с них равным образом во Шанхае продолжал корпеть согласно пирушка но линии. А отдельные люди были прямо-таки авантюристами, которые позарились возьми хорошую зарплату равным образом шанс сносно малограмотный делать.

Даже во таком прожженном городе, по образу Шанхай, сии господа выглядели жуликами. В УНРРА были да профессора медицины, черт знает нежели занимавшиеся. Бертон их нетрудно отнюдь не переносил. Как-то одна моя пациентка заболела, у нее поднялась температура. Диагноз был неясен, равно мы вызвал Бертона для консилиум. Американцы, со своей стороны, пригласили английского профессора изо УНРРА. Профессор осмотрел больную равным образом во оный момент, от случая к случаю вошел Бертон, пытался оттряхнуть термометр. У него сносно безграмотный получалось. Бертон попросил у профессора термометр да на серия приемов его стряхнул. Профессор от напускным восхищением воскликнул: «Просто удивляюсь, на правах сие вас удается!?» - «Двадцать парение практической медицины, мои мальчик», - черство ответил ему Бертон. В целом вещь вместе с УНРРА была неинтересной: главным образом, сие были истеричные люди, готовые затребовать врача всего-навсего потому, который им отнюдь не удавалось издать ветры с кишечника. Мне запомнился итого единолично тяжелый случай. Заболел французик с УНРРА да вызвал меня для себя на гостиницу. У него оказался привычный насморк, да единственное, зачем ваш покорный слуга увидел интересного, - моя пациентка-американка, как и с УНРРА, лежавшая во его постели.

В сие пора в целях фирмы началась времена искусственного «бума». Все лица, уезжавшие на США, должны были прорезаться медицинское обзор у нас. В Австралию -тоже. От всех отъезжающих китайская мытница требовала акт что касается прививках (прививки делали мы). Китайское начальник прислало нам в осмотр восемьсот китайских кадетов, которых гоминдановское верхи направляло во Англию интересах изучения мореплавания. Мы от ними провозились весь лето, работая сутками. Чтобы преодолеть побыстрее, пришлось пустить в ход для разделению труда: любой осматривал определенные органы тела. Мне поручили уши, горло, носишко да зубы. Бедному доктору Ие досталась параллель кишка. За неуд летних месяца дьявол произвел восемьсот ректальных исследований равно далее жаловался, что-то у него получай правом указательном пальце образовалась мозоль, мешающая влачить тонкие ортопедические операции.

Наступало сезон мой отпуска, что ваш покорный слуга собирался сопроводить во Шотландии. Нервное натуга у меня росло: куда быстро неопределенной была обстановка. Мою тревогу подогревал педиатр Ие, что сквозь черные очки заявлял, ась? наоборот во небесная империя меня, скорехонько всего, никак не пустят.

Я вынужден был убедиться, ась? смогу нажить на Лондоне обратную визу, потому как во Шанхае оставалась моя семья, равно отправился во Нанкин, тогдашнюю столицу Китая, на управление иностранных дел. В дороге автор малограмотный спал всю ночь. Поезд постоянно останавливался, держи неизвестных станциях вблизи вагонов толпились продавцы. Громко крича, они предлагали урвать жареных уток, не без; виду прекрасных - толстых равно зарумяненных, блестевших, словно бы лакированные. Но нате самом деле сии утки безвыгодный приближенно хороши: китайцы надувают их путем соломинку воздухом, с намерением они выглядели жирными. Кроме того, продавали всякие сладости, неизвестный слезал со поезда, кто-либо садился: возьми каждой остановке - гам равным образом суета.

Утром ваш покорнейший слуга прибыл во Нанкин. Этот город, сильнее аналогичный сверху огромную пыльную деревню, лишь только начинал помещаться столицей, несмотря на то сие сейчас было от ним бессчетно столетий назад, равным образом малограмотный раз. На вокзале меня встретили моя двоюродная сестричушка Жека Фитингоф со своим мужем Данилой да сверху машине повезли ко себе. Они жили на небольшом двухэтажном китайском домике, типичном в целях Нанкина, с окна которого открывался внешность получи небольшое водоем равно третий полюс вдали. Все сие пишущий эти строки запечатлел нате рисунке и, глядючи для него, единаче однажды убедился на том, что такое? художника изо меня малограмотный выйдет. За свою бытье моя персона нарисовал двум картины - озерцо, которое виднелось изо Жекиного окна, да крепость мистера «Шампански» на Тяньцзине. На этом мои примеры на живописи закончились.

Данила свозил меня на тадж-махал Сунь Ятсена - чудный храм, сооруженный для склоне много во сосновом лесу, а вдобавок ко городским достопримечательностям. Мы проехали первоначально по старинной урбанистический стены, высотой, наверное, на четверик этажа, которая в оны годы опоясывала сполна город, дальше - по части главной улице, широкой, длинной да пыльной, а на дождь, наверное, равным образом хоть в гроб ложись проходимой. Данила показал ми большое круглое здание, во котором размещались ЦК партии гоминьдана да кое-какие министерства. По всему городу моя особа видел на флэту на традиционном китайском стиле. И адски красивые много вокруг.

В Нанкине моя персона побывал во консульском отделе нашего посольства. Оттуда меня отправили во департамент иностранных дел Китая, идеже мираб сообщил мне, что-то пишущий эти строки в долгу направиться на полпредство Китая на Лондоне. В общем, аз многогрешный сносно далеко не добился равно уехал ни не без; чем. Обратный маршрут шел днем, равно изо окна салона-вагона пишущий эти строки любовался открывавшимися передо мной видами. небесная империя ахти красив, красивы его деревни, деревья, озера да реки, только пишущий эти строки знал, что такое? проживать на сих деревнях моя персона отнюдь не аэрозоль бы. Настроение, овладевшее мной на оный день, отразилось во нескольких строчках стихов, которые моя персона набросал тут-то непосредственно во поезде.

ПОД НАНКИНОМ

Гористые складки, скаты,
Небо, земля, содовая И бегущие куда макар телят безграмотный гонял неизвестно куда Телеграфные провода.
В осенних озерах сонных Гуси равно облака.
Туманы получай желтые склоны Наползают издалека.
В провалах, в горных вздыбах Зелень равным образом рыжина.
В серо-красных скалистых глыбах
Притаилась тишина.
Я смотрю: весь полина чужие,
Чуждые города.
Поглядеть бы нате тебя Россия,
Невиданная никогда.
(4 ноября 0947 г.)

Центральный гавань для поездов Шанхая встретил привычным шумом, криками торговцев, скорлупой подсолнечных равно тыквенных семечек сверху полу равно горячими каштанами. Но в глубине сердца моя особа был в отдалении - во неизвестной Шотландии. До отъезда оставался месяц, надлежит было еще готовиться.

В фолиант а году была объявлена возвращение советских граждан с Шанхая про всех желающих. Из пятнадцати тысяч советских граждан, проживавших на Шанхае, пятеро тысяч решили уехать. В русских эмигрантских кругах, безусловно равным образом на иностранных тоже, зараз но начался ажиотаж. В так момент на Шанхае было двум советских газеты, будто три белоэмигрантских равным образом ряд иностранных. Между прочим, одна советская сплетница (кажется, «Новости дня») была частной. Она принадлежала далеко не советскому правительству, а В. Чиликину, да отражала советскую точку зрения, в силу того что что-нибудь Чиликин принял советское гражданство. Другую газету учредило, по-моему, уплотнение советских граждан, ведь глотать возлюбленная в свою очередь была частной, кооперативной газетой. Советский важный консул мог, очевидно, отчего-то присоветовать кому что редакторам сих газет, однако невыгодный паче того. Например, эпизодически наши войска во табель объявления войны Японии вступили на Манчжурию, Чиликин выпустил свою газету вместе с большим аншлагом: ВСЯ МАНЧЖУРИЯ НАША! Гоминьдановцы отреагировали быстро: наняли группу китайских хулиганов (или сие были переодетые полицейские), равным образом те камнями вышибли окна на редакции чиликинской газеты.

В единовластно изо ноябрьских праздников, при случае советское генеральное представительство пригласило чужеземный дипломатичный остов равно советских граждан получай прием, была организована антисоветская демонстрация. Сотни китайцев дефилировали пизда окнами консульства равно выкрикивали антисоветские лозунги, впрочем всех гостей, шедших на представительство получи прием, галантно пропускали. Советский военная косточка атташе, стоявший у окна со своим американским коллегой, спросил: «Что, дорогонько обошлась вас сия антисоветская демонстрация?». Американец улыбнулся да ответил: «Ну сколько вы, принимая в чуткость труд американского доллара получи и распишись сегодня, возлюбленная стоила весть дешево».

Репатриация взбудоражила эмигрантскую прессу, равным образом та ревностно обливала грязью Советский Союз да советскую колонию Шанхая. Английские газеты также включились во эту полемику, только получи и распишись паче интересном уровне. Не обошла возлюбленная в обход равно английскую газету «Норд Чайна Дэйли Ньюс», зачем во переводе означает «Северокитайские ежедневные новости» (как Шанхай очутился получай севере Китая, остается загадкой).

У английской прессы принимать замечательная обыкновение -систематически выпускать корреспонденция читателей держи прозвание главного редактора, на что-что существует автокефальный узел газеты. Письма могут присутствовать для любую тему. Разрешается бесславить равным образом самого редактора, малограмотный применяя, естественно, грубых выражений. Его невозможно прозвать идиотом тож сумасшедшим, только позволяется написать, что-нибудь «ваше заключение страшно отличается через мнения большинства людей» иначе говоря «ход ваших мыслей чем нечистый дух не шутит ми странным равно вызывает удивление». В начале сего отдела игра стоит свеч эпиграф: «Редакция газеты отнюдь не отвечает вслед за мнения, высказываемые авторами писем». Эта удобная изречение позволяет редактору что так сверху мнения авторов писем, а тем самым дает случай вносить все, почто они хотят. Поэтому раздел денно и нощно интересен равно злободневен.

В полемике, опубликованной во газете «Норд Чайна Дэйли Ньюс», приняли отношение равным образом англичане, равным образом советские граждане, да белые эмигранты. Газетная драка длилась до некоторой степени недель. Писали зло, неоднократно остроумно, когда несложно глупо, так декламировать было адски интересно. Единственным условием к опубликования корреспонденция было дополнение ко нему визитной карточки из указанием домашнего другими словами рабочего адреса. Допускалось практика псевдонима, же из обязательным приложением визитной карточки.

Бумажная дело закончилась абсолютно неожиданным образом. Утром аз многогрешный приехал бери работу во автомобиле (после окончания войны предприятие купила ми старехонький «Моррис», равно трицикл автор этих строк бросил) равным образом прошел на состав для секретарше, с тем отсмотреть свежую газету. Среди писем редактору ми попалось вполне блестящее письмо, написанное ведь ли советским гражданином, в таком случае ли русским, симпатизирующим Советскому Союзу, которое, что выражаются англичане, «редактором настил подтирало». Письмо заканчивалось стандартной формулой вежливости: «Сэр, моя особа остаюсь вашим покорным слугой...», - равно внизу стояла подпись. Фамилия ми показалась странной - двойная сквозь тире равным образом какая-то непонятная. Я затаив дыхание ее прочел до нынешний поры крата равно точь в точь обалдел. Английскими буквами было написано такое русское трехэтажное ругательство, в рассуждении существовании которого моя особа никак не подозревал равным образом которое далее на советы ввек на применении безвыгодный слышал.

В в таком случае пора у нас работала москвитинка офис-менеджер - Натуля Александровна Менде (урожденная баронесса поле Дрентельн), высокая красивая, поуже никак не новобрачная дама. Она окончила Смольный учреждение равным образом была воплощением этикета да благовоспитанности. Я решил проконтролировать ее реакцию получи и распишись загадочную фамилию.

«Наталия Александровна, - сказал я, протягивая ей газету, - настоящее поглощать интересное записка редактору от жуть необыкновенной русской фамилией. Вот посмотрите».

Она взяла газету, надела глаза равным образом вводные положения читать. Дойдя предварительно фамилии, возлюбленная равно как «споткнулась», только мгновенье после вскочила, вцепившись из-за голову, да со криком: «Боже! Какой ужас!» - выбежала изо кабинета.

Под необыкновенной фамилией, по образу равным образом полагалось, был напечатан адрес, равно пишущий эти строки решил посмотреть, идеже что ни говори живет данный зубастый человек. Шофер привез меня для большому пустырю, обнесенному красной кирпичной стеной. Этот участок, в улице Бьющего Ключа, знали совершенно шанхайцы: возлюбленный принадлежал багдадской миллионерше Лизе Хардун, которая бессчётно парение грозилась отгрохать на этом месте черт знает что грандиозное. Конечно, отделение имел равным образом домашние номера, однако такого номера, экой был указан во газете, шишка на ровном месте ввек безграмотный видел. Всю эту ситуацию да использовал составитель нашумевшего письма. Он чтоб автор этих строк тебя больше не видел во китайскую типографию да оформил фьючерский запрет для сто визитных карточек, указав для того них свою «историческую» фамилию равным образом приветствие пустого места. Через момент карточки были готовы. Он приложил визитную карточку для своему письму равным образом отправил его во газету. Третий приспешник младшего редактора, которому был поручен отделение писем, далеко не обратил внимания в фамилию. В его функции входило редакция писем не без; единственной целью - далеко не подумать неуважительных выражений на местожительство королевы Великобритании. А круглым счетом как бы письмище касалось советской репатриации, так он, малограмотный колеблясь, отдал его на набор. К этому времени русских служащих во газете сделано отнюдь не было, приближенно аюшки? цидулка появилось изумительный всей своей первозданной красе.

В так утро поначалу хохотали по сию пору русские шанхайцы - равным образом советские, равно эмигранты, а хоть сколько-нибудь позже, потом объяснения иностранцам тонкостей русского юмора, потешался ранее равным образом целый внешний Шанхай. Не смеялся только лишь Пейтон-Гриффин, вычитчик газеты: возлюбленный был взбешен. Его реакцию усугублял уже равно оный факт, что-то супруга у него была москвитянка да бедняга отнюдь не имел ни малейшего шанса закамуфлировать ото нее сей скандал. Удар нанесли ему, несомненно, вниз пояса.

На видоизмененный будень на отделе писем газеты было напечатано следующее извещение, совершенно обычное равно принятое, если пикировка длится жуть долго: «Ввиду того, что-нибудь во всех отношениях сторонам была дана полная случай излиться по части поводу советской репатриации, дальнейшая полемизирование в соответствии с этому вопросу прекращается. Редактор».

Я был капельку наслышан из Пейтон-Гриффином. Грузный персона высокого роста, он, однажды выходя в дальнейшем обеда с Шанхайского клуба, поскользнулся держи ступеньках, упал да сломал себя лодыжку. Я отправил его на «Кантри Госпитал», идеже ему наложили гипсовую повязку. На нижеперечисленный день, делая обход, мы зашел во его палату. Он сидел со свирепым видом, отчихвощенный свежими газетами. «Вот прочитайте, док, - сказал он, протягивая ми газету, - что такое? пишет об ми оный «богом-проклятый-сукин-сын».

Это была американская газета, конкурирующая со «Норд Чайна Дэйли Ньюс». Откликаясь одновременно сверху мало-мальски злободневных событий, английские равно американские газеты, на правах правило, имеют мало-мальски передовых статей. Одна передовица, озаглавленная «Несчастный равно почти не критический случай», была посвящена Пейтон-Гриффину. Газета писала: «Вчера по прошествии полудня выше- почитать сослуживец мистер Пейтон-Гриффин, вычитчик во всем известной газеты «Норд Чайна Дэйли Ньюс», выходя с Шанхайского клуба, поскользнулся для ступеньках, упал да сломал себя ногу. Мы сам да огулом кадры нашей газеты выражаем домашние искренние соболезнования потерпевшему. Мы надеемся, что-нибудь мистер Пейтон-Гриффин протяжно на больнице безграмотный задержится равным образом вернется для своей плодотворной журналистской деятельности. Опрос шанхайских старожилов выявил одну любопытную деталь. Со дня альфа и омега Шанхайского клуба шишка на ровном месте уже безвыгодный ломал себя ног возле входе во клуб. Все переломы ног случались присутствие выходе с бара Шанхайского клуба». - «Я подам в сего негодяя на критика следовать клевету», - рычал скудный Пейтон-Гриффин. Но до самого свида обязанности неграмотный дошло. Надвигались больше серьезные события, равно Шанхай был ими поглощен.

При гоминьдановском правительстве иностранная отклик во Китае цензуре малограмотный подвергалась. До войны существовало юриспруденция экстерриториальности, а в дальнейшем войны политические миропонимание Чан Кайши да иностранцев всецело совпадали: равно те, равным образом остальные были противу коммунизма. В мае 0949 года, эпизодически Шанхай заняла народно-освободительная сонм Китая, иностранные газеты малограмотный были враз закрыты, да их редакции переменили тактику. Агентство «Синьхуа» эпизодически печатало сообщения, многие изо которых за содержанию подходили бы на советы всего к отдела «Нарочно малограмотный придумаешь» журнала «Крокодил», а англичане перепечатывали их для первой странице газет сверх комментариев. Я помню, например, заметку, которая называлась «Изнасилование фермера»: «В провинции такой-то, на уезде таком-то живет богатая обоброчительница такая-то (вначале почва далеко не была разделена посредь крестьянами, да землевладельцы оставались на своих владениях - В.С.). Проходя за полю, симпатия заметила молодого красивого фермера такого-то. Она приказала ему зайти из ней во хата да после этого его изнасиловала».

После мои отъезда во Шотландию 02 декабря 0947 возраст заседаний фирмы невыгодный велись, в силу того что что такое? ни одна душа неграмотный хотел ими заниматься. А аз многогрешный начал строчить личный ежедневник путешествия, что-то около ась? на моих записях что касается Шанхае как не быть пятимесячный пробел.

Вернувшись, моя особа возобновил со 0 мая 0948 года. Привожу серия записей.

«18 августа 0948 года. Между прочих дел на протоколе записано, аюшки? Армия Спасения просит жениться держи обслуга своих работников в духе контрактных пациентов. Было решено и подписано лекарничать их бесплатно».

Об этой мелочи пишущий эти строки упоминаю лишь только во своя рука вместе с историей, которая произошла посредь доктором Рансоном равно хирургической сестрой Армии Спасения. Дело было так. Рансона вызвали обозреть гинекологическую больную. Рансон прошел во процедурную, больную положили сверху гинекологическое кресло, равно дьявол попросил у сестры гинекологическое зеркало. «Очень хорошо, доктор», - сказала сестра, подошла ко шкафу вместе с инструментами, вынула поверхность равно исчезла. Рансон ждал полчаса. Наконец, монахиня появилась. Рансон был чрезвычайно раздражен: «Где вам пропадали, сестра?» - спросил он. - «Я кипятила зеркало». - «А нешто вам отнюдь не кипятите его по прошествии употребления, до нежели наложить во лечебный шкаф», - поинтересовался Рансон. -«Обязательно, доктор. Сперва тщательно мою его из мылом, впоследствии кипячу». - «Так с кой сие радости а вам делаете сие дальнейший раз?» - удивился Рансон. Сестра объяснила: «Я спокон века кипячу радиозеркало покамест однажды под употреблением». Рансон сказал: «Ну знаете, сестра, ежели все, аюшки? вводится нет слов влагалище, преддверие употреблением кипятить, ведь брачная житьё-бытьё суммарно горазд невозможной». Больше его во Армию Спасения получай консультации далеко не приглашали.

00 октября 0948 возраст свидание фирмы проходило, равно как всегда, получи и распишись квартире Бертона. Вначале, во вкусе обычно, коктейли, вискарь равно джин, хотя на протоколе записано: «Ввиду недостатка провизии ужина нынче неграмотный было». Хорошо еще, зачем сходнячок была. Потом малограмотный было заседаний предварительно 0 февраля 0949 года, так снедать три месяца. Чем был вызван сей перерыв, изо протоколов неясно. Правда, 05 декабря были рождественские праздники, а на январе - новогодние. Может быть, с подачи этого.

«20 равным образом 01 апреля 0949 года. Сорок хорошо английских моряка убиты равным образом сто ранены для английских военных кораблях «Аметист», «Консорт», «Черный лебедь» (флагман) равным образом «Лондон». Тридцать три моряка привезены сверху самолете во Шанхай доктором Уэддерберном».

Этот факт со британской эскадрой описывается в эту пору так. Армия Мао подошла ко северному берегу Янцзы да готовилась ко переправе. Около южного берега, у входа на Янцзы, во китайских водах стояла британская эскадра. Из скольких судов симпатия состояла равным образом что такое? тама делала - неизвестно. У меня записаны названия четырех пострадавших судов, возможно, были равным образом другие. Английский адмирал неизвестно почему решил топать ввысь до реке ко Нанкину, в духе единожды после ведь место, идеже полчище Мао готовилась для переправе. Может быть, некто хотел помочь отвезти кого-нибудь с Нанкина, а сие надежда к тому идет странным: железнодорожное уведомление посреди Нанкином равно Шанхаем безграмотный прерывалось, равным образом многие гоминьдановцы выехали с Нанкина на Шанхай согласно железной дороге, были у них равным образом самолеты. В общем, хитрый акция британского адмирала малопонятен да тотально был в силах существовать воспринят на правах ввязывание во междоусобную китайскую войну. Естественно, вроде только лишь воины Мао увидели поднимающуюся выспрь сообразно реке иностранную эскадру, они зараз открыли жар вместе с известными результатами. У англичан, видимо, отнюдь не было ожидание допускать бой, корабли развернулись, вышли во много да чрез поселок Вампу достигли Шанхая. Я видел их возьми шанхайском рейде. Великобритания, по-моему, безграмотный опротестовала сие «нападение». Да да кому возлюбленная могла доверить свою ноту протеста? Мао симпатия далеко не признавала. В английских газетах далеко не было ничего, исключая возмущения действиями китайских коммунистов. Вместе не без; тем, горестно принять за чистую монету на то, что-то британский адмирал сделай так во Нанкин минус приказа, а гоминдановцы малограмотный знали что касается подготовке армии Мао ко переправе. Если невыгодный знали, так у них плохо была поставлена разведка. Если знали, так благодаря этому малограмотный предупредили своих «друзей» — британцев? Много неясного.

А 06 апреля 0949 годы части народно-освободительной армии арестовали американского посла во Нанкине.

ПРЕПОДАВАНИЕ В УНИВЕРСИТЕТЕ «АВРОРА»

Я получил среднее воспитание во Тяньцзине для английском языке, а высшее - на университете «Аврора» во Шанхае, в французском.

Университет «Аврора» был частным университетом, принадлежавшим французской ветви Ордена иезуитов. Вообще Орден иезуитов во разных странах имел небольшую толику высших учебных заведений, на волюм числе альма-матер на Бейруте (Ливан), альма-матер Нотр Дам во США, наверняка, мало-мальски - на Латинской Америке. У нашего университета был высокомерный девиз: «Per Auroram ad Lucem» (Через зарю для свету), имевший да другой смысл, в открытую католи-

ческий: «Через «Аврору» ко свету». Неблагочестивые русские студенты придумали равным образом незаинтересованный конверсия перевод университета возьми великорусский язык: «На заре для Люсе».

Я здорово знал католических монашек равным образом монахов, а особенно иезуитов, со которыми встречался цифра не без; половиной полет ежедневно, ноне учился на университете (1934-1940 гг.), далее изредка, эпизодически заезжал побазарить не без; моими бывшими профессорами, а после двушничек раза на неделю во прохождение шести полет моей преподавательской деятельности на этом а университете. Я знал их своеручно - да вроде своих учителей, равно наравне пациентов, а следственно могу настаивать, почто сказочно знаю их равно попросту от человеческой стороны. Пусть чтец примет изумительный внимание, что-нибудь ваш покорный слуга буду составлять минус оговорок.

Вот, даже если бы, сказание не без; советским флагом. Мне позвонил начальник нашего университета батюшка Жермен. Он сказал, сколько во признак победы надо гитлеризмом ситет приходится выбросить флаги наций, сражавшихся из фашистской Германией, равно спросил, принимать ли у меня совдеповский флаг. Я ответил, зачем да. В ведь минута Общество граждан страна советов во Шанхае спирт советские флаги (хорошо сверху этом зарабатывая), да мы заказал себя самый важный да дорогой. Когда ваш покорнейший слуга привез хоругвь Жермену, возлюбленный случайно заявил мне, что-нибудь данный штандарт возвышать неграмотный будет, благодаря этому что-нибудь Советский Союз ненавидит Римского Папу. Однако для него нажали сверху, ему пришлось повесить флаг, равно до некоторой степени дней рядышком висело пятерка флагов: французский, английский, американский, серпастый да гоминьдановский. В кэш об сих днях держи моем флаге поглощать небольшая дыра. Она образовалась оттого, ась? держи ветру полотнище зацепилось вслед за колючую проволоку бери воротах, которая сообразно замыслу руководства должна была задерживать «влазу да вылазу» студентов согласно ночам изо общежитий. Флаг сей уникальный, так как история, наверное, безвыгодный знает другого случая, нет-нет да и бы совковый кумач развевался надо иезуитским университетом. Я привез его от на вывеску во СССР, равно не откладывая дьявол у меня на Москве.

Историю своего обучения моя персона начну из некоторых сведений об Ордене иезуитов. Об основателе ордена - испанском дворянине Игнатии Лойола (1491-1556) - входя во все подробности пишет Фюлоп-Мюллер во своей книге «Тайны да главенство иезуитов». Лойола был, видимо, безграмотный нисколько уравновешенным человеком, но, очевидно, здорово талантливым дипломатом. Создавая орден, возлюбленный для трем обычным монашеским обетам (безбрачие, скудость равным образом смирение) добавил сызнова равным образом четвертый: слепое покорение Папе Римскому, почто заставило Папу того времени, читавшего новейший устав, воскликнуть: «Се палец Божий!». Если учесть, что-нибудь представляли собою римские первосвященники пирушка эпохи из моральной точки зрения, ведь чудотворец Игнатка был alias адски наивным человеком, потребовав через членов своего ордена слепого повиновения то-то и есть сим людям, или, суще сыном пирушка эпохи, шиш аморального во Риме никак не видел. Да сие далеко не в такой мере медянка да важно. Важно то, зачем спирт создал культовый крест по мнению военному типу - скованный железной дисциплиной равно фанатической преданностью Папе. Сегодня бедственно понять, равно как позволяется в один из дней равно невозвратно вооружить людей на неволя с роли бог знает какого человека. Видимо, сие диктовалось никак не разумом, а актом веры на то, что-нибудь бы так ни был Папа является наместником Бога получи земле. Конечно, хоть головой об стену бейся разбирать дело в рассуждении психологии человека XVI века, хотя сейчас, на конце XX века, эпизодически орденок продолжает глядеть на кого основному принципу построения, выработанному хорошо века назад, осознать сие сызнова труднее. Можно было бы предположить, сколько группу дураков свободно обязать поверить на слово на то, в чем дело? не кто иной таковой единица является наместником Христа для земле да ему нужно инстинктивно повиноваться, если бы бы неграмотный было известно, что такое? иезуиты - в наибольшей степени образованные да эрудированные сыны Земли середи наших современников.

Система образования ордена предусматривает четверка этапа, до три годы - каждый, равно в нерушимый себестоимость обучения у иезуита уходит недалеко двенадцати лет. Сначала некто изучает гуманитарные науки равным образом получает ученую высота магистра гуманитарных наук, следом - философию да получает ординар доктора философии, засим - цанит да становится доктором богословия, а затем, разве собирается стоить преподавателем на университете, овладевает специальными науками: химией, медициной, астрономией, биологией либо другими. Мой лектор патоморфологии зачинатель Фламэ изучал медицину во Лионском университете, уж суще иезуитом, а следом писал свою докторскую диссертацию насчёт патоморфологии сифилиса легкого.

Иезуит-профессор - просвещенный человек, равным образом у него кушать чему поучиться. Из университетов Ордена иезуитов вышло порядком известных ученых, хотя им неизбежно неграмотный везло: многие с их учеников становились их но противниками. Иезуитов ненавидел Вольтер, их противником был Паскаль. Габриэль Пажес, написавший подо псевдонимом Лео Таксиль блестящие книги «Забавная Библия» да «Забавное Евангелие», был учеником иезуитов, равно на его книгах чувствуется солидная знание равным образом метод, которые возлюбленный получил через своих учителей.

Впрочем, иезуиты в во всем виноваты сами. Лойола создал воинствующий, а безграмотный бездейственный благочестивый орден, равно иезуиты стали встревать на политику, вдобавок действовали приближенно активно, что-то несменяемо вызывали ответное противодействие. Так, на 0759 году их выгнали изо Португалии, изо Франции их изгоняли втрое - во 0762ом, во 0880-ом да во 0901 годах. Они основали теократическое ханство на Парагвае равным образом проводили тама такую жесткую политику, в чем дело? Европу охватило всеобщее возмущение. Это был активный орден, некто использовал методы работы, отвечающие военному принципу: «на войне совершенно собственность хороши». Папе Клименту XIV сии методы показались столь одиозными, сколько в области его указанию крест распустили. Восстановлен некто был Папой Пием VII лишь на 0814 году, ведь поглощать находился лещадь запретом на прохождение сорока-белобока одного года. А что-то около в качестве кого по части доктрине католической церкви Папа непогрешим, ведь возникает вопрос: экий с сих двух «непогрешимых» Пап ошибся: тот, какой запретил орден, иначе говоря тот, который-нибудь восстановил?

У меня ввек вызывала навряд трансформирование «самороспуска» Ордена иезуитов. Скорее всего, они сделали «умственную оговорку» (reservatio mentalis), представляющую внешне изощренное решение средневекового ума. Я читал об «умственной оговорке» на курсе нашего университета до этике, попозже данный слова изъяли. Суть ее во следующем. Врать - грех, сие окончательно ясно. Иисус Христос сказал: говорите попросту «да, да» либо — либо «нет, нет». Но обманывать на нашем несовершенном мире прямо необходимо. Как сие делать, показывалось для примерах, сам за себе с которых ваш покорный слуга привожу. Хозяин сидит у себя и, увидев во окно, аюшки? ко нему согласен человек, от которым симпатия таскаться безграмотный хочет, приказывает слуге: «Скажи ему, зачем меня не имеется дома». Слуга - душевный католик, некто знает, который обманывать - грех, равно говорит гостю: «Хозяина, для сожалению, перевелся дома... (для Вас)». Последние неуд плетение словес «для вас» спирт произносит во уме равным образом потому отнюдь не совершает греха. Это равным образом вкушать «умственная оговорка».

В жизни моя особа равно как встречал такую «иезуитскую» форму поведения. Во миг войны у меня на больнице лежал бельгийский митрополит Ноэль Губбельс. В молодости симпатия служил личным секретарем в области бельгийским делам у кардинала Гаспари, статс-секретаря Папы Пия XI, подписавшего Ла-теранский завет в кругу Ватиканом да Италией Муссолини. Он рассказал ми безраздельно эпизодик своей деятельности того времени. В Италии находились бельгийские рабочие, приезжавшие подвизаться согласно найму. У них вышли какие-то затруднения не без; итальянскими властями, да Муссолини приказал перевести их всех изо Италии. Приказ сей самотеком касался Губбельса, кой курировал бельгийских рабочих. Губбельс сделай так ко Гаспари, изложил ему сила вопроса равно сказал, который приказа Муссолини неграмотный выполнит. Гаспари ни плошки малограмотный ответил, только лишь неторопливо кивнул головой во помета согласия. Тоже «умственная оговорка»: как-никак ни плошки отнюдь не говорил, же бельгийцев по сию пору а малограмотный тронули.

Я бывал на монашеских кельях. В келью для монашке может войти всего только гений чистой красоты страны (в Китае таковых уж далеко не было), монахиня - завсегда вкупе со тот или иной сестрой (Ватикан сейчас совершенно знал относительно лесбийской любви равным образом принял меры), пастырь равно целитель - во сопровождении настоятельницы. Келья монашки - метров восемнадцати площадью, стены - изо небеленого бетона, простая мебель: кровать, стол, стул, гардероб, этажерочка чтобы книг. И крест в стене.

У монахов-францисканцев кельи были просторнее, равным образом во них царил беспорядок, по образу равным образом ведется во комнатах холостяков. У одного святого отца ваш покорный слуга заметил корзинку ради бумаг, всклень набитую скорлупой ото съеденных крутых яиц. Он, наверное, пара не в таком случае — не то три месяца отнюдь не выносил мусор.

Иезуитам-профессорам полагалось двум комнаты. Первая - приемная, во которой находились целый харчи да стулья к приходивших для консультацию студентов. Во второстепенный комнате, за вычетом спальной мебели, стояли книжный верстак равно этажерки ради книг. У отца Ришара, профессора экономической географии, огромные стопки книг лежали невыгодный лишь в столе, да да сверху полу, а как и равным образом получи кровати. Мне было комически обличать себе, в духе возлюбленный ввечеру убирает от кровати мрамор сорок-пятьдесят толстых томов. Я думал, что, может быть, возлюбленный делал сие умышленно про похудания: старичина был чуточку полноват. Почти кайфовый всех комнатах ощущался желанный амбре гаванских сигар.

Когда мои приятели узнавали, ась? мы бывал во монастырях, в таком случае спрашивали, на правах монахи блюли посулы безбрачия. Вопрос справедливый, да пишущий эти строки могу сверху него дать ответ исключительно равно как живовидец одного-единственного факта. Это было снова на мои студенческие годы. Как-то, возвращаясь заполночь ко дворам в области футбольному полю, мы встретил отца Жакино. Он был одноруким, так ты да я постоянно знали, что-то телесное повреждение никак не мешало ему близ всяком удобном случае сохранившейся рукой обвивать вслед талию молодых португалок. Через порядком дней задним числом этой встречи батюшка Жакино уехал во Японию равно дальше пропал. В газетах поднялся шум: исчез ладно славный всему Шанхаю человек. Спустя некоторое миг его неожиданно обнаружили во Японии, почто неграмотный замедлило откопать ответ на газете «Норд Чайна Дэйли Ньюс». Весьма гениальный сатирик газеты Сапажу (русский богомаз Сапожников) изобразил самурайский домик, идеже на традиционной про чайной церемонии позе, держи коленях, сидит невеста японка, предварительно которой чашка чая, а наизворот на экий но классической позе сидит родоначальник Жакино. Потом возлюбленный вернулся во Шанхай, хотя незадолго заново исчез, получи этот однажды навсегда. Наверное, сослали на какой бы так ни было изо иезуитских монастырей для курсы усовершенствования по мнению морали. Других инцидентов мы неграмотный знал, могу чуть сказать, зачем хоть сплетен получай эту тему среди студентами отнюдь не было. Думаю, ась? глава жуть следило вслед за моральным поведением иезуитов, равным образом они на Шанхае на оный период, от случая к случаю ваш покорный слуга их видел, вели себя так, на правах аз многогрешный в ту же минуту пишу.

После изгнания изо Китая христианских миссионеров, католических равным образом протестантских, китайцы устроили выставку вещей, книг да журналов, найденных во монастырях да миссиях, дай тебе выразить греховность святых отцов. Я в то время преподавал на университете да сделай так из моим приятелем-китайцем осмотреть держи порядочный тесситура католиков. Часть одного стола была отведена в целях демонстрации безнравственности Жоржа Жермена, бывшего ректора нашего университета. Там лежали бикс гаванских сигар, что, скорее, указывало для его благоприятный вкус, да штатский толстяк того времени «Лайф», гостеприимный для странице от фотографией полуголой красавицы. Мне показалось по сию пору сие бедно убедительным. В каждом номере журнала «Лайф» публиковалось три-четыре фотографии полуголых девиц, а и три-четыре антисоветских равным образом антикоммунистических статьи. Этот номер, автор этих строк думаю, никак не был исключением. Конечно, дозволительно на серьезе заподозрить, зачем Жермен неграмотный сверх удовольствия рассматривал девицу. Мужчина ведь! Но у меня не имеется ни малейшего сомнения на том, почто возлюбленный всенепременно прочел антикоммунистическую статью. Скорее всего, из-за сего равным образом купил журнал. Хотя идеже по отношению ко всему доказательства того, ась? оный книга нашли на кабинете Жермена? В Шанхае сверху набережной неуклонно держи тротуарах продавалось столько порнографических изданий, аюшки? разложить малость сот фотография изо них возьми выставке по-под фамилиями миссионеров невыгодный составило бы большого труда. Конечно, сие безвыгодный рецепт антирелигиозной пропаганды, да такое игры привлекло бы масса публики.

К вопросу относительно морали имеет подход да существующий во католической церкви «индекс», alias наличность книг, которые католики неграмотный имеют компетенция дешифрировать перед страхом отлучения с церкви. Это книги либо антикатолические, либо аморальные, соответственно мнению Ватикана. Иезуитов коэффициент безграмотный касается. Чтобы кто наделен способ чиркать опровержения, они имеют прерогатива дешифрировать всё-таки книги. Профессор Фламэ ми где-то рассказывал: «В трапезной вслед за ужином зашла выступление об только лишь ась? появившейся полупорнографической книге французского автора. Спросили святого отца, какой в качестве кого в один из дней этой книгой занимался, аюшки? спирт думает за ее поводу. Тот ответил: «Возмутительно, сплошная грязь, абсолютно безнравственно! Я читал ее всю Нокс напролет».

Профессора-иезуиты сильно вникали во настроения равно литературные вкусы студентов. Мой гелертер французской литературы Тостэн долгое миг рекомендовал ми книги Базана, особенно католического писателя. Я читал их, они где-то безвыгодный захватывали мое воображение, равно моя персона с них бегом устал. Сюжеты у Базана однообразны равно сводились ко тому, сколько во какой французской крестьянской семье, неуклонно бог бедной, десятый голопуз - дочь, которую, когда-когда возлюбленная вырастет, родаки отнюдь не смогут содержать. Они решают, в чем дело? девчушка посвятит себя богу да пойдет во монастырь. Ребенка равным образом малограмотный спрашивали, ей внушали, аюшки? симпатия станется невестой Христовой равным образом короче ужас счастлива. Как мнимый целое хорошо, а у меня бери душе оставался отвратительный осадок. Я с природы заключая далеко не аскет. Поняв это, знаток стал советовать ми «Гаргантюа равным образом Пантагрюэль» Рабле, озорные истории Бальзака да французских юмористов.

Иезуиты вызывали нарекания со стороны других католических кругов равным образом из-за их «новаторство» во священной живописи: у них была фигура богородицы на китайском халате, от характерными про китайцев национальными чертами лица - узкими глазами, прямыми черными волосами равно пр. Думаю, таким образом они приспосабливались для местному колориту, почто было совершенно оправдано.

Иезуитов то и дело обвиняли да на том, в чем дело? их наставление основана получи принципе «цель оправдывает средства», же сие неверно. В большей степени сим принципом руководствовались политики. Настоящий требование ордена иезуитов «Ad majorera Dei gloriam» (к вящей славе Божией), что, правда, близ помощи нескольких «умственных оговорок» не запрещается подвести да по-под первую фразу. Но для порядка сие совершенно но никак не так.

У читателя может образоваться впечатление, аюшки? моя особа мирово отношусь для иезуитам. Да, сие верно, пишущий эти строки симпатизирую им на правах людям. Но они защищают строй, безвыходный получай гибель, да ми легко досада берет видеть, что такие в сущности образованные народ бьются лбами по отношению стену, которую им никогда в жизни безграмотный прошибить. Я думаю, зачем буква далеко не осознаваемая ими неисцелимость объясняет большое контингент середи них нервнобольных. За двадцать планирование во Шанхае во мое степь зрения попала группирование иезуитов в количестве особа во пятьдесят, одних мы знал лично, других - понаслышке. Четверо с них сошли от ума, с целью таковский группы сие архи много: восемь процентов. Я думаю, аюшки? они безвыгодный смогли рассудительный соль от верой. Нельзя, от одной стороны, учительствовать физическую химию, а от иной - стремиться понять, что присутствие помощи чуда равно некрепленого проступок заразиться кровища Христову.

Правда, св. Густа писал, что-то сердцевина во вере - сие верить, да решительно факультативно уразумевать то, изумительный что-то веришь. Для неграмотного человека сей положение хорош, же к иезуитов, на силу их учености, симпатия нетрудно безграмотный подходит. Иезуиты могут ми возразить: Павлов вместе со тем равным образом верил во Бога, да был величайшим ученым-физиологом. Ответ прост: деяния знает, вдобавок Павлова, равно других гениальных ученых, бывших верующими людьми. Но быть во всем моем уважении для эрудиции иезуитов, достоит заметить, сколько безграмотный однако они Павловы. Видимо, лишь мастерский рассудок может выпить горькую чашу перенапряжение ото столкновения веры равно рационального мышления. Здравый содержание - всегда но трезвый смысл, равно двукратно пара фактически четыре, а никак не великомученик дух. И на этом, на правах кажется, зрелище иезуитов.

Моими учителями были французские иезуиты, они колоритны да заслуживают того, воеже им ввести в курс дела серия страниц. Чаще других ваш покорнейший слуга вспоминаю ректора университета «Аврора» Жоржа Жермена, который, кроме занятий административными делами, преподавал дипломатическое право. Прекрасный единица - красивый, спокойный, милостивый равным образом мыслящий (если малограмотный создавать в некотором расстоянии идущих выводов с пирушка истории из советским флагом).

Студенты его любили. Он был автором предисловия для моей первой книге «О контроле деторождения», написанной мной, если ваш покорный слуга был студентом третьего курса. Жермен невыгодный знал русского языка, только верил, что-нибудь моя персона пишу правильно. И возлюбленный в такой мере равным образом малограмотный узнал, почто чрез полста планирование мы стал согласну об этом вовсе по-другому.

Профессора философии отца дескать Рокура у нас во университете сам черт безграмотный любил. Говорили, в чем дело? дьявол белый роялист да развил активную дело закачаешься Франции, так чтобы подсадить сверху престольный праздник полоса Парижского, претендента в запошивочный престол. Его сослали во Шанхай, равным образом автор учился у него философии.

Замечательная вид - благодетель Виттран, мастак математики сверху технологическом факультете. Высокий, красивый, убеленный сединами старик, вместе с в полной мере белой бородой вниз пояса. Он носил пенсне равным образом вовеки далеко не улыбался. Когда китайские коммунисты взяли Нанкин да однако пытались разведать дата их прихода во Шанхай, Виттран заметил: «Это но просто. Возьмите дистанция ото Нанкина прежде Шанхая, определите расстояние, проходимое пехотой на нераздельно день, да разделите одно сверху другое». Меня такое представление заинтересовало, и, встретив отца Ришара, профессора экономической географии, моя персона спросил, ась? спирт думает соответственно этому поводу. Ришар ответил дипломатично равно уклончиво: «Возьмите нормального молодого человека равным образом начните его втемяшивать одной математике. Через двойка лета спирт малограмотный хорэ во состоянии уразуметь самых простых вещей». Тогда моя особа езжай для моему бывшему профессору биологии отцу Эрно равно задал ему оный но вопрос. Циник Эрно проворчал: «Вы выгодно отличается спросите отца Виттрана, который дьявол делает со своей бородой, когда-никогда прикрывать спать: кладет ее свысока одеяла тож подо одеяло?».

Здание университета "Аврора"


Эрно был самым первым моим профессором. Он читал себестоимость биологии получай первом курсе да свою первую лекцию начал словами: «Господа, никак не признавайте никаких авторитетов. Доходите впредь до общей сложности своими собственными мозгами да талантом, кабы они у вам есть. Не доверяйте чужому знанию. И ми отнюдь не верьте». В непохожий однажды спирт заметил: «Завтра затем обеда словесный проверка соответственно зоологии. Если в еда достаточно хорошее настойка равным образом заячий паштет, безвыездно у вы приличный гладко. Если далеко не хорэ - берегитесь». Старик теперь, конечно, поуже умер, да автор архи боюсь, что такое? вслед свою неуважение для авторитетам - а к иезуита сие хуже, нежели нещадный грех, - он, взамен того ради попасть во католический рай, сидит без дальних слов во католическом аду, который, за имеющимся здесь, для земле, сведениям, абсолютно неподходящее поприще ради профессора биологии.

Жак Фламэ, священник медицинского факультета. К нему автор этих строк заходил неуд раза во неделю на поток шести лет, в некоторых случаях приезжал во учреждение перелистывать близкие лекции. Он преподавал патоморфологию равным образом свою мастерство знал хорошо. У меня относительно нем остались самые хорошие память (хотя спирт был, конечно, настроен антисоветски, по сию пору они были приблизительно настроены). Как-то ваш покорнейший слуга пригласил его во совковый дискотека вглядеться кинодетектив что до нацистских концлагерях, уж освобожденных советской армией. Это было событием: волк в овечьей шкуре на советском клубе. В середине кинофильма возлюбленный беспричинно вздрогнул равным образом прошептал: «Боже мой! Смотрите,

Смольников, пошел вон отсюда оный по правую руку - моего лектор изо Лионского университета». Я увидел получи и распишись экране мощи от выжженным номером нате предплечье.

Не могу перегнать вниманием францисканскую сестру Та-бернакль. Простое рыло со ясными бледно-голубыми глазами. Типичная ифигения романов Базана: в французской крестьянской семье (не так на Нормандии, невыгодный в таком случае во Бретани) симпатия была последней дочерью во семье, отданной на монастырь. Всегда вспоминаю по части ней в качестве кого по отношению точно хорошем человеке. В в таком случае промежуток времени ваш покорнейший слуга заведовал детским отделением равным образом многому у нее научился. Как-то возлюбленная позвала меня во палату да сказала: «Доктор, посмотрите, акушер М. велел этому малышу вливать по-под кожу сексуальный раствор, хотя голышка ужас тесный равно отнюдь не может его вполне впитать. Видите, возлюбленный всё распух». Ребенок был всерьёз огулом вздут. И сие ми говорила простая французская земледелица во 0942 году, если инда термина «парентеральное питание» далеко не существовало. Очевидно, ради нее равным образом были характерны антисоветские настроения, так со мной симпатия в жизни не что касается Советском Союзе безвыгодный говорила. Ее жуть тревожило, в чем дело? пишущий эти строки схизматик (католики считали православных схизматиками, а православные - католиков; схизматик, значит, раскольник) равным образом оттого могу никак не попасть во рай. Я подозревал, что-нибудь симпатия весь круг пир молилась вслед за меня. Сестра Табернакль подарила ми молитвослов нате французском языке вместе с надеждой, ась? автор этих строк просвещусь равным образом обращусь для «истинной вере». Просвещения равно обращения далеко не произошло, так кэш об адски доброй женщине осталась навсегда.

Медицинскую деонтологию (врачебную этику) нам преподавал учитель родимый Бонэ. Толстый чинный старик, дьявол всё-таки знал в рассуждении деонтологии да казаться ни ложки насчёт медицине. Он до мельчайших подробностей объяснял нам, студентам пятого курса, как бы свершать кесарево профиль рядом помощи акушерских щипцов, в таком случае лакомиться наравне изрезать мамон возле помощи овального сполна тупого инструмента! Он опять же сообщал нам, ась? гонореей не запрещается стать лауреатом премии невыгодный исключительно половым путем, а равно не мудрствуя лукаво используя сиденье на туалете, получи и распишись котором перед сего сидел больной. Это, по-видимому, сообщалось бери оный случай, ежели не без; острой гонореей ко врачу придет монах.

В 0946 году, из отъездом профессора терапии Мальваля в Францию, меня пригласили во ситет «Аврора» завладеть его место. Я был целиком и полностью загружен на фирме «М», да коллеги разрешили ми произносить двум лекции во неделю, а иезуиты назначили помощника - китайца, какой читал вновь двум лекции. Я выбрал себя болезни сердца, крови, печени равно почек, а равным образом венерические болезни.

Всего во университете обучалось далеко не сильнее тысячи человек, большею частью китайцы. Небольшое доля студентов давало реальность с в одни руки с них прямо водить знакомство не без; профессурой. Курсы, естественно, были малочисленными. На нашем курсе, эпизодически пишущий эти строки поступил получай врачебный факультет, начинало учебу тридцатка пара студента, а окончило шестнадцать, оставшиеся провалились бери тех иначе говоря иных экзаменах. На одном с курсов выделения гражданских инженеров училось итого четверка студента: двуха китайца да двойка брата Сукеники - Мишака да Александр. Канцлер университета приближенно да называл таковой котировка объединенным именем «Les Soukeniks - Сукеники». Братья праздновали далеко не всего-навсего католическую пасху, же да еврейскую, чему китайцы были здорово рады - для того двух китайцев профессора никак не хотели нагрянуть сверху цена декламировать лекции. Мы, правда, праздновали до этот поры равно русскую пасху, так китайцы ото сего ничто малограмотный имели.

У меня сохранился «Список профессоров да преподавателей», а как и способности относительно численности студентов во университете вслед за 0948 год. Профессоров равным образом преподавателей в области «Списку» было итого 032 человека: 01 лицемер да 01 штатских французов, ведь вкушать всего делов 02 француза-профессора, русских - 0, других иностранцев - 0 равным образом китайцев - 09.

Всего студентов значилось 086, изо них 032 нежный пол равно 054 мужчины. Женщин начали принимать во ситет приближённо на 0942 году. Иностранных студентов было лишь 09: 05 русских, 0 итальянца, 0 грека, 0 француза, 0 португальца, 0 немка, 0 изо Ирака, а опосля словник продолжался неграмотный в области национальности, а до месту рождения: 0 изо Владивостока, 0 с Туркестана, 0 студента с Харбина, 0 с Вены, 0 изо Праги, до настоящий поры 0 изо Польши да 0 изо Кореи. Из 086 студентов 042 жили во общежитиях получай территории университета равно 044 сверху частных квартирах. Из 047 студентов-китайцев католиков было 080, в таком случае убирать немногим паче 08 %.

Из общей численности китайских студентов только лишь 04, так принимать 0 %, были уроженец изо Шанхая. «Аврора» была дешевым университетом, да подрастающее племя человеки изо богатых шанхайских семей предпочитали учиться иначе во американском университете св. Иоанна, другими словами на вновь паче дорогом Гонконгском университете. На факультете литературы возьми отделении китайской литературы училось 00 студентов, совершенно были католиками, равно безвыездно жили на семинарии во Зикавее, в таком случае питаться во самой цитадели католицизма Шанхая. Все, очевидно, готовились начинать иезуитами. У иезуитов сейчас был единственный иезуит-китаец, ставший епископом. Они готовили себя смену. Так а они поступали равно изумительный Вьетнаме.

В университете было хорошо факультета: медицинский, технологичный (с отделениями пользу кого гражданских инженеров, физико-математическим, электротехническим равно химическим), адвокатский (с отделениями юридическим равно политико-экономическим), беллетристический (с отделениями китайской литературы равно французской литературы) равным образом стоматологическая школа. Был до этих пор специфический труд интересах изучения французского языка, получи нем учились на протекание возраст преддверие поступлением держи факультет. Занятия возьми специальном курсе шли до цифра часов во день, а каждую субботу устраивались экзамены в соответствии с пройденному материалу. Для лучшего запоминания нас заставляли единодушно выводить голосом французские неправильные глаголы. В итоге вследствие годик ты да я сейчас могли сверху французском языке настораживаться нате факультетах лекции. Недавно автор этих строк читал статью одного изо наших космонавтов, принимавшего отзывчивость во полете «Союз-Апол-л он». Он упомянул, сколько их заставляли вдалбливать инглиш звякало по мнению полдюжины часов во день. Я думаю, что-то в меньшей степени равно нельзя, в такой мере в качестве кого брать на буксир фирменный язычок по мнению одному alias в области двойка часа во неделю - пустобрюхая расходование времени. В школе магистров, идеже моя особа учился, был время французского языка всякий день, преподавали настоящие французы, равным образом однако в одинаковой степени в соответствии с окончании школы автор ни ложки неграмотный знали.

Китайские студенты в среде на лицо постоянно говорили по-французски, вследствие этого зачем отнюдь не спокон века могли осмыслить дружок друга через крупный разницы во провинциальных диалектах, которые объединяют только лишь иероглифы. Можно было познать двух разговаривающих китайцев, сам сообразно себе с которых писал пальцем получи и распишись ладони левой щипанцы дуктус иероглифа, круглым счетом равно как остальной сверху шлюх отнюдь не понимал смысла сказанного.

Для закрепления запас сведений французского языка во университете на прохождение первых трех парение читались обязательные лекции сообразно французской литературе равно философии. Кроме французской, преподавали аристотелевскую философию равно эдак нас всех запутали, что такое? русские студенты, приходя во учреждение побольше либо в меньшей степени верующими (в силу семейных традиций), выходили с того места агностиками. На диалектический материализм отводилась лишь одна занятие ради весь три годы преподавания философии, равным образом ни одна душа изо студентов невыгодный помнил, ась? в ней говорилось, что-то около вроде целое знали, который объединение диалектическому материализму вопросов нате экзамене задано отнюдь не будет. Но три возраст французской литературы равным образом философии были полезными до просто-напросто тем, что-нибудь на сии годы наша сестра знакомились от французским языком вообще, а малограмотный от преимущественно греко-латинским медицинским профессиональным жаргоном.

Административная век на университете протекала гладко. За полдюжины планирование мои преподавания после этого далеко не было ни одного ученого совета, равным образом ваш покорнейший слуга невыгодный написал ни одного отчета об педагогической деятельности. О ней судили по части успеваемости студентов. Прекрасная система. Зато у меня выкроилось время, дай тебе намалевать первую делянка книги «Лечение сифилиса», которую ситет издал про студентов.

Для лекций на университете ваш покорнейший слуга выбрал себя послеобеденные часы, благодаря чего что-нибудь заутро приходится был вкладывать обезболивание близ операциях равно полагать больных. Когда автор этих строк замечал, ась? студенты безграмотный выдерживают мою лекцию полностью, в таком случае потом первого зевка какого-нибудь студента прерывался равно рассказывал анекдот, а затем продолжал лекцию. По моим наблюдениям, доклад, длящийся больше тридцати минут, дале ранее десятая спица безграмотный слушает. Сорокапятиминутная выступление может состоять эффективна, разве симпатия прерывается разбором схем равно рисунков получи доске, демонстрацией таблиц да диапозитивов. Мне запомнился встреча со нашим профессором физиологии, китайцем. Он был прекрасным физиологом равно никудышным преподавателем. На лекцию спирт приходил вместе с учебником физиологии, открывал его равно начинал читать. Все студенты с быстротою молнии засыпали. Водан раз в год по обещанию студенты проснулись ото внезапно наступившей тишины. Оказалось, непосредственно лектор заснул надо своей книгой.

Проблема учебников решалась своеобразно. небесная империя никак не считался со авторским правом других стран равно перепечатывал иностранные книги фотоспособом. Такие книги стоили во десятки однажды подешевле оригиналов. Я начал выводить близкие лекции, пользуясь английскими равно американскими источниками, которых во Шанхае было больше, нежели французских, равным образом сие были новейшие издания. Университет памяти размножал их для ротаторе, равным образом они продавались студентам вслед за гроши.

В начале семестра в целях каждого курса публиковался оглавление письменных равным образом устных экзаменов по мнению разным предметам сверху всё-таки субботы. Отметки после сии еженедельные экзамены записывались во дело студента на протекание токмо времени пребывания на университете. На выпускных экзаменах они учитывались чтобы выведения итоговой отметки.

Некоторые китайцы вместе с трудом овладевали французским, да сверху письменных экзаменах порой были такие ответы, сколько их не согласно плечу было прочитать. Столкнувшись не без; этим, ваш покорный слуга стал всучать студентам сообразно терапии задания такого типа: подчеркните, какие препараты применяются подле лечении шистозомиаза — акрихин, стибофен, неосальварсан, нео-стибозан, иодистый калий, гарденал, ректо-саланталь, гепарин, метилсалицилат, коллоидальное золото.

В университете была стобалльная теория оценки знаний, да после по чести подчеркнутое специи ставилось цифра баллов, следовать раком подчеркнутое - ноль. Такие задания, идеже ни аза отнюдь не требуется было писать, а токмо педалировать правильное, были облегчением равно для того студентов, равно ради профессора. В других заданиях объединение диагнозу болезни равным образом ее стадии нужно было живописать отсадка лечения. За такого типа отповедь давалось двадцать баллов. Ответ получи вопросительный знак об механизме образ действий лекарства как и оценивался во двадцать баллов. Правильный отказ получи и распишись дело касательно диагнозе равно схеме лечения согласно клинической картине заболевания был в силах отправить тридцать-сорок баллов. Знания в соответствии с дозиметрии лекарств оценивались в области количеству правильных ответов на предложенном задании. Например: укажите средние дозы да пути введения чтобы неосальварсана, меркузала, аметина, неостибозана, апоморфина, морфина, гидроксида алюминия, глицерина, сульфата железа, витамина В1. Десять правильных ответов - десятеро баллов. Правильные ответы для до этого времени вопросы равным образом задания письменного экзамена на сумме давали сто баллов. Такая построение была удобна интересах проверки знаний студентов в соответствии с разным темам предмета. Стиль французского языка равно орфографические ошибки далеко не учитывались: китайцы писали получай чужом про них языке. Эти факторы принимались умереть и никак не встать забота всего-навсего на письменных работах сообразно французской литературе равным образом философии.

Что касается политических предпочтений, в таком случае ваш покорный слуга заметил одну странную что-то (мне приходилось сталкиваться со студентами медицинских факультетов равным образом других университетов Китая, во частности, американского равно гонконгского (английского). У китайцев, учившихся на американском университете, в открытую просматривались проамериканские настроения, во английском - проанглийские, а чисто у всех студентов «Авроры» что-то преобладали антифранцузские настроения. Как ни пытался моя персона смекнуть эту загадку, безграмотный был способным откопать слегка приемлемого объяснения. Все три университета имели до боли однородные характеристики: учились на них сыновья равным образом дочери с богатых китайских семей, принадлежали они колониальным странам, в всех был силен богомольный элемент, так далеко не было неважнецкий религиозной дискриминации. Правда, у французов на меньшей степени проявлялась расовая дискриминация, нежели у американцев равно англичан, но сие невыгодный снижало антифранцузского настроя студентов «Авроры». Одна моя читательница, видевшая сии строки до этих пор на первом варианте рукописи, высказала намерение по отношению причине подобных настроений. Думаю, почто возлюбленная права, равно привожу ее доводы.

Американский ситет св. Иоанна находился получи и распишись территории международного сеттльмента, да самочки американцы спокон века поддерживали фикцию, сколько США никак не колониальная держава. Названия улиц во сеттльменте сохранились китайские (Нанкин роуд, Сачуан роуд, улочка Бьющего Ключа), а разве да встречались средь них английские, ведь такие, которые безграмотный вызывали у интеллигентных китайцев неприятных ассоциаций. Я малограмотный помню ни одной улицы, названной на целомудрие какого-нибудь английского генерала.

Университет «Аврора» был расположен держи территории французской концессии, в таком случае очищать бери открыто захваченной у Китая территории, а оккупантов китайцы ненавидели. Здесь, без улиц Мольера, Расина, Корнеля равно Масс-нэ, были проспект Петэна, проспект Жоффр, улица Фош, аллея имени какого-то французского адмирала, принимавшего сочувствие на подавлении антииностранного восстания во Китае, тупик адмирала Курба, который-нибудь воевал насупротив китайцев изумительный сезон боксерского восстания, аллея Дюбай, названная на целомудрие французского генерала. Я забыл сделано многие названия улиц, же французы невыгодный стеснялись кликать их именами героев антикитайских акций. Получалось, аюшки? французы были явными шовинистами, а англичане скрытыми.

Бытовую сторону жизни студентов учреждение решал традиционно. Большинство студентов, приехавших изо других городов Китая, жили на университетских общежитиях — трехэтажных домах, соединенных в ряду внешне крытыми коридорами. В порядком старшие согласно площади комнаты селили по части четверка студента, почему на каждой такого склада комнате стояли четверик кровати, цифра стола со стульями, этажерки интересах книги два-три гардероба, изо утвари во распоряжении студентов было изрядно термосов на горячего чая тож воды. В двери, ведущей с комнаты во коридор, прорезалось достаточно большое окно, с намерением проходивший по части коридору профессор-иезуит был способным наблюдать всю комнату - предосторожность, положенная в области уставу ордена, однако на отношении китайских студентов, по-моему, излишняя. Это злой на работу равно в грызло не берет водки народ, их со раннего утра, сызнова впредь до завтрака, не возбраняется было испытывать вслед книгами. После завтрака они вновь зубрили, по вечерам -точно где-то же. Не забудьте, зачем им нужно было осваивать всю эту мудрость держи чужом пользу кого них языке.

Витюня Смольников, 0947 г.


Бывшие студенты сохраняли конкатенация со своим университетом долгие годы потом его окончания. Со временем выработалась да поддерживалась такая традиция: каждый, окончивший учреждение равно авралящий во провинции, приехав в соответствии с все эквивалентно какой причине во Шанхай, неукоснительно приглашался ректором бери чашку чая, держи которую приходили равным образом весь его однокурсники, находившиеся на городе. Сервировался чаевничанье со пирожными равно ставилось французское вино. Я помню единственный эдакий чай. Гость, лекарь медицины, вот миг своего маневры никакими талантами никак не выделялся. Отличился симпатия сам сообразно себе раз в год по обещанию - сверху занятии по части анатомированию трупов. Поссорившись со своим напарником, некто схватил «пластрон», насеченный изо передней части глубокий клетки (друзья препарировали чухалка равно сердце), да огрел им своего друга согласно голове... Во период чая управитель расспрашивал гостя, как бы некто живет, как бы отлично медицинская практика. Оказалось, аюшки? практической медициной некто занимается мало, галльский шлепалка в свою очередь вполне подзабыл, хотя зато купил хорошую велосипедную мастерскую, на которой у него работает цифра рабочих, равным образом торгует велосипедами, а опять же чинит их. Когда спич зашла что касается медицинской деонтологии, выяснилось, что-нибудь горемычный по отношению ко всему забыл сие слово.

Разница на заработной плате у иностранных равным образом китайских преподавателей университета была ужас большой. Чтобы выпивоха был в состоянии просчитать ее, приведу, вероятно, неточные, да всё-таки а свои для истине цифры. Если чужой учитель получал четыреста американских долларов во месяц, ведь узкоглазый - с двадцати вплоть до тридцати американских долларов, да на китайской валюте, притом зелень всё-таки миг росли на цене, а китайские монета - падали. Когда пишущий эти строки пришел произносить лекции во университет, ми назначили жалование держи уровне китайских профессоров во китайских деньгах, же моя особа для этому отнесся равнодушно, круглым счетом в духе куда как пуще получал во фирме «М». На свою китайскую зарплату автор был способным урвать одну бутылку шотландского водка на месяц. Остальным профессорам-иностранцам платили во американских долларах. Однажды моя особа заговорил со моим китайским приятелем что до зарплате профессоров. Он сказал: «Профессор-китаец зарабатывает меньше, нежели коляска или — или кули». - «Почему а они безграмотный станут в этом случае рикшами?» - спросил моя особа подсмеиваясь, сверху ась? пуховик ответил целиком и полностью серьезно: «Да неграмотный могут они, недостает таковой тренировки, ради шмыгать по части десятку километров на день».

В 0950 году, вроде всего только китайцы забрали по сию пору иностранные университеты во близкие руки, иностранным профессорам была предложена такая но зарплата, какую получали китайцы. Китайское начальство малограмотный увольняло никого, бог упаси, оно легко безграмотный хотело принимать расовой дискриминации во зарплате. Что ж, радикально справедливо, за всем тем иностранные профессора безотлагательно ушли с университета. Меня же, до этого времени пора получавшего китайскую зарплату, сие далеко не коснулось, равно незадолго аз многогрешный остался единственным иностранным преподавателем во университете.

Французские профессора-иезуиты некоторое срок в свой черед продолжали работать, в силу того что сколько заведение им ни аза безграмотный платил - они жили следовать вычисление ордена, пускай бы рок их ранее была предопределена, эдак в духе они далеко не знали китайского языка. Да равным образом меня оставили снова держи неудовлетворительно года, всего потому, в чем дело? автор преподавал держи пятом да третьем курсах, так убирать студентам, знавшим галльский язык, за всем тем во июне 0952 лета заведение совершенно перешел для странный язык, которого пишущий эти строки нисколько никак не знал, равным образом моя преподавательская функционирование возьми этом закончилась.

Приход Мао Цзэдуна во Шанхай энергично отразился да сверху китайской профессуре. У нас был глянцевитый профессор-китаец, окончивший парижский университет. Он был богат равным образом приезжал для лекции на новой американской машине не без; шофером. И вдруг, несмотря на то покамест никакие распоряжения противу китайской интеллигенции никак не предпринимались, нынешний педагог появился во университете - пришел пехом - во синей безыскусственный китайской одежде (в нее Мао затем обрядил всех китайцев), получай плече симпатия нес палочку, получай которой висели завернутые на тряпочку книги.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ШОТЛАНДИЮ

ШАНХАЙ - ГОНКОНГ - МАНИЛА

В английских колониях со временем трех парение работы было обычай расслаблять служащих во девятимесячный отпуск. Считалось без участия всяких получай ведь оснований, что-то жара тлетворно действует в субпродукт европейца равным образом нужно получи и распишись девять месяцев хлобыстнуть на любую страну по мнению выбору служащего. Вотан шовинистский околоточный пожелал проложить личный каникулы во Эфиопии.

Мой черед во фирме «М» по причине войны наступил целый ряд позже. Первым уехал Бертон. Это было заслуженно равным образом логично, как-никак некто всего только аюшки? вышел с концлагеря. Когда возлюбленный вернулся с Австралии, которую выбрал ради своего отпуска, автор этих строк встретил его получи набережной да сказал: «Пора неприятностей прошла, сэр. Теперь всегда хорош хорошо». (Работы у нас было много, состояние шли хорошо, направление у всех было приподнятое.) Он уныло взглянул в меня да ответил: «Хорошо далеко не случается никогда, а заботы у нас до этих пор впереди». Он оказался пророком: такого паршивого периода, какой-никакой ми пришлось пережить, начиная от поездки на Шотландию равным образом накануне отъезда во Советский Союз на 0954 году, у меня отродясь до этих пор безвыгодный было.

Мой выезд был назначен получи самый результат 0947 года. Я решил скакать сверху грузопассажирском пароходе «Сити оф Лакнау» водоизмещением восемнадцать тысяч тонн. В 0971 году отечественный дневник «За рубежом» писал, в чем дело? таковой фрукт судов начинает исчезать, да на 0947 году сие были самые модные суда, в которых путешествовали люди, имевшие счета денег да никуда безграмотный торопившиеся. Я подходил ко этой категории в соответствии с во всех отношениях параметрам. Бертон равно как советовал ми благодушествовать как возьми этом судне, потому как самовластно получи таком но плавал во Австралию. Об Австралии симпатия отзывался тепло: дальше ввели полусухой начало — вискарь во ресторанах подавали токмо во чайниках равно пили его с чайных чашек. Правда, такие туалет существовали всего-навсего к тех, кто именно был способным разрешить себя шествовать до ресторанам, рабочие руки оказались на много сильнее трудном положении. Пивные открывались малограмотный когда-то шести часов вечера, равным образом человеки должны были удерживаться длинные очереди, с целью пить кружку пива. Другими впечатлениями об Австралии Бертон далеко не делился, другими словами ваш покорнейший слуга запамятовал, что касается нежели симпатия до этих пор рассказывал.

Грузопассажирские свида Бертон нахваливал. По его словам, они всерьёз представляли собою место, идеже дозволено было хоть куда отдохнуть. Компания продавала билеты безвыгодный впредь до определенного порта, а впредь до страны. В какие брюки полноте захаживать корабль, зависело лишь только с груза, а отнюдь не через желания пассажиров. На судне была одна шельтердек вместе с каютами первого класса, из-за которые шатия-братия брала бешенные деньги. Я заплатил черт знает что недалеко двухсот фунтов стерлингов вслед за каюту со отдельной ванной, правда, на стоимостное выражение билета входило пока что да первоклассное питание. По валютному курсу тех полет сие составляло, кажется, побольше шестисот американских долларов. Никакого срока плавания наперед далеко не объявлялось. Наше странствование изо Шанхая во город дождей продолжалось восемьдесят число суток. Надо заметить, почто сие а протяжение заурядный океанный хвостовик преодолевает после пятнадцать суток, а аэроплан - вслед порядком часов, же моя персона далеко не вижу во этом безличный прелести. Ведь автор следовать срок своего путешествия увидели эдак целый ряд интересного.

В этой главе - безусловно равно на последующих - имитируя манеру капитана Кука, ваш покорный слуга зачастую буду приводить личный дневник, тот или иной начал возглавлять одновременно рядом выходе с Шанхая.

В оный времена стих у англичан было особенно антисоветским, а шелковица снова делец компании, мои пациент, прибывший для пароход, зашел ко ми на каюту равным образом спросил: «Док, а согласно правилам ли ваша сестра делаете, уезжая немедленно во Англию равно оставляя взяв семь раз на Шанхае? Ведь военные действия может прийти на все в равной степени какой момент». Худшего напутствия несладко было бы придумать.

Недалеко ото нас для рейде стоял снег скандинавский пироскаф «Кина», возлюбленный шел после этого вслед нами получай Филиппины, во морские ворота Табако, а среди бела дня позже. Забегая вперед, скажу, сколько скандинавам никак не предначертано было доконать накануне Табако, их двухмачтовик потонул изумительный промежуток времени тайфуна.

«13 декабря 0947 года. В 00:00 погрузили добро сверху пароход. Наконец автор сих строк снялись вместе с якоря. Учусь мертвить период потом многих планирование ежедневной спешки. Дошли всего-навсего давно Вузунга. Это старуха полуразвалившаяся замок во низовье Вампу, притока Янцзы. Стали получай дрек за бермудный погоды. Настроение нервное. Последние газетные известия тревожат. Я подумал, в чем дело? здоровые люд боятся вероятностей, а неврастеники - возможностей, в чем дело? много расширяет диск их страхов. Желудок от времени до времени превращается во натянутый блин. У неврастеников душа, по-видимому, помещается на желудке.

Сейчас ты да я совершенно эпоха шагом марш по берега. Кругом китайские рыболовные джонки. Снялись от якоря на Вузунге 04 декабря, а посредством двуха дня должны прибавиться на Гонконг. Погода ничуть весенняя, равно моя персона гуляю в соответствии с палубе минуя пальто. 06 декабря вошли на гонконгскую гавань. К нам подошел катер, равным образом полицейский, говоривший вместе с сильным русским акцентом, увидев моего совковый паспорт, безмолвно поставил печать, разрешающую ми освобождение получи и распишись берег».

Я поехал бери земля в дальнейшем обеда равно вслед двадцать центов поднялся за висячей дороге возьми Пик - район, идеже проживает гонконгская аристократия. В Гонконге, равно как ми объяснили, в отношении социальном положении человека не грех рассматривать объединение высоте по-над уровнем моря того места, идеже построен его дом. Удивительно комфортабельный равно азбучный средство посвящать нарицательная стоимость человека. Таская вместе с из себя альтиметр, дозволительно в точности узнать, для кому тебя пригласили на гости. С Пика открывается роскошный лицо в сам по себе город, для гавань, держи Ка-улуй, находящийся держи материке, да нате третий полюс Гуандунско-го полуострова. Люди, видевшие Неаполь, говорят, почто Сянган красивее Неаполя, а люди, побывавшие во Пенанге, утверждают, что такое? Пенанг красивее Гонконга.

Я видел Сянган да Пенанг, а безвыгодный меньше красивыми ми показались равно Табако со своим вулканом Манон, равным образом Канди возьми Цейлоне, да деревни Южной Англии, равным образом Северная Шотландия... А Урал, а Байкал! Вообще, такая категоричность, по-моему, несерьезна. Вот старые фабричные районы - со дымом, вместе с мрачными зданиями - безобразны везде: да во Лондоне, да во Эдинбурге, равным образом на Шанхае, равным образом во Санкт-Петербурге. У меня лакомиться журнал английского художника подо названием «Другой Лондон». В ней пропал рисунков Букингемского дворца, Гайд Парка, статуи Эроса сверху Пика-дилли, да поглощать другие: тюрьма равно выходящая с того места небогато одетая отроковица от в детстве возьми руках, задние дворы Лондона от развешенным возьми веревках бельем, бары пользу кого бедняков... Страшный данный другой породы Лондон. Как-то во Лондоне автор этих строк свернул от блестящей фешенебельной улицы следовать вершина равно вышел в параллельную улицу. Боже, экой антитеза возьми расстоянии всего делов ста метров. Обшарпанные на родине (правда, во 0947 году городок сызнова далеко не успел обмогнуться через бомбежек гитлеровцев, равным образом на всяком шагу виднелись кучи обломков равно кирпичей), старушки во шляпках времен королевы Виктории - равным образом до фасону, да согласно возрасту, какие-то нищенки на лохмотьях... И сие во столице встарь гордой империи!

Сянган неизмеримо больше Шанхая, пускай бы равно тама принимать осложнение трущоб, да до самого них автор отнюдь не дошел. После Шанхая Сянган поразил своей красотой пока что равным образом потому, что-то Шанхай построен возьми болоте, да во нем только ась? не перевелся дрянный природной красоты. Конечно, Сянган на этом смысле выигрывает.

Погода после этого ощутительно теплее, нежели во Шанхае. За три дня ваш покорнейший слуга попал с города, на котором ранее наступила сезон равно совершенно надели пальто, во град весны равным образом после этого впервинку увидел то, сколько англичане называют «огненными деревьями». Удивляют равно восхищают растущие держи деревьях старшие красные да розовые цветы. Это аспидски непривычно, равно попервоначалу кажется, почто их поперек натыкали посредь листьев. Полюбовался, побродил по части набережной. На нижеуказанный воскресенье заново чтоб аз многогрешный тебя больше не видел во городок нераздельно от седьмым механиком. Когда узнал, что-то симпатия «седьмой», ведь спросил у наших офицеров, почем а бери судне механиков. Они засмеялись да сказали: семь. Вернулись пишущий сии строки ко обеду, а на цифра часов вечера брандер снялся не без; якоря равным образом взял тариф получай Манилу.

На этом переходе наша сестра попали на такую жестокую качку, аюшки? нераздельно слесар да изрядно матросов заболели пелагический болезнью. Я отлеживался нате койке, подсунув лещадь борт спасательный пояс. Бортовая болтанка была такая, почто дозволено было высыпаться получай пол. Чемоданы катались изо угла на угол, вроде мячи. Я принял хлоретон равным образом гоматропин бромид равно чувствовал себя малограмотный что-то около ужак плохо. Во всяком случае, съедал все, ась? приносили. Как фиксировано у меня во дневнике, во Гонконге сошли ехавшие не без; нами изо Шанхая Смит, Скоггинс равным образом Гаттон дочерью. Кто они такие, мы без дальних разговоров невыгодный помню. Вместо них сел Симмонс, начальствующий гонконгской трамвайной компанией. Он производил мнение типичного среднего англичанина, думающего, сколько по-над ним, равно как равно по-над Британской империей отродясь никак не заходит солнце, же близ побольше близком знакомстве оказался аспидски веселым равным образом общительным человеком. Из прежних попутчиков осталась госпожа МакГилкрист от двумя детьми равно Миллер, которые ехали во Англию. Миллер, закачаешься всяком случае, где-то думал, доколь во Сингапуре его безвыгодный сняли со парохода. Но сие отдельная история.

Я решил, почто не без; Миллером браться за бродячий посох достаточно приятно. Инженер авиации, служивший на английской авиационной компании, некто представлял на вывеску характеристический работа английской высшей школы. Симмонс - эталон воспитанника английской средней школы - в свой черед осведомленный ми тип, у меня было бесчисленно таких, по образу он, английских пациентов.

От своего шотландского пациента Баллинголла аз многогрешный слышал, что на Англии выбирали людей в целях службы на колониях. Самое важное было знать, какую школу окончил молодка человек. Если гимназия была «приличная» (понимай -аристократическая, закрытая) - сего было шабаш равно оставалось пробиться лишь только нераздельно достопримечательный тест. Ответственному равно на свое период проверенному сим но тестом служащему поручалось утвердить проба со юношей. Служащий приглашал кандидата во благоприятный ресторан, заказывал еда равным образом поил его вискарь равно джином предварительно состояния хорошего опьянения, весь эпоха наблюдая, как бы молоденький единица себя ведет. Если дьявол «переносил нестандартный ликер по образу джентльмен» (английское клише), ведь совершенно было во порядке. Если дьявол начинал буянить, ахать посуду равно пощипывать проходивших мимо официанток пониже спины, целое было кончено. Для службы на колониях возлюбленный далеко не подходил: таким поведением симпатия был в состоянии сыпануть достоинство белого человека. Очень безыскуственный равно доказуемый тест. Он доказывал, ась? молодого человека отнюдь не научили на школе хорошим манерам, а становой хребет - неграмотный научили пить. И сие следовать пятерка парение среднего образования (не считая младших классов)! Значит, alias зеленый засранец принадлежал для категории нелегко обучаемых, тож схема обучения во школе была поставлена с рук иди получи и распишись все цифра стороны плохо.

Баллинголл беда сколько парение проработал во фирме держи тиковых плантациях, идеже спиленные стволы деревьев перетаскивали слоны. Он рассказывал, почто слоны неоднократно страдали запорами равным образом на их лечения использовалось кротоновое масло, самое сильное слабительное, известное медицине (сейчас оно про лечения людей никак не применяется по причине его, круглым счетом сказать, до чертиков взрывчатого действия). Доза в целях взрослого человека - одна капля. Слону давали чайную ложку. Через некоторое момент симпатия подымал цепь единовременно земле, а присутствующие разбегались держи мало-мальски метров нет слов совершенно стороны.

Море начинало успокаиваться, однако всегда но цельный праздник 08 декабря пишущий эти строки сызнова безвыгодный выходил изо каюты. В Манилу ты да я пришли во пятницу утром, 09 декабря 0947 года, да на оный но пир поплыли во Табако, этак да никак не успев сойти возьми берег. Манильский фьорд имеет колоссальные размеры. Во миг войны на гавани было затоплено двадцать полдюжины американских равным образом японских военных судов, у некоторых изо воды торчали отдельные части - мачты, то и в магазине другими словами корма. Вдали виднелись формоочертание Коррегидора да острова Батан - мест жестоких боев американцев со японцами. Может быть, затопленные свида да помешали нам попасть во манильскую бухту. Во всяком случае, для нам подошли катера из почтой равным образом таможенными чиновниками равным образом привезли двух пассажиров: обращение Бленкинсоп (назовем ее так), англичанку, равно американского адвоката, полковника мореходный пехоты Дьюи.

Мисс Бленкинсоп была привлекательной брюнеткой из до некоторой степени прыщавым лицом. Как нам под строжайшим секретом сообщил стюард, возлюбленная работала на Маниле во заведении про занятий древней профессией. Практического значения ради нас сие безграмотный имело: ее мгновенно а абонировал нераздельно изо офицеров. Он ее опекал вплоть прежде приезда на Англию, где, по-видимому, ему пришлось обначить свое лечение, которое во те далекие эпоха длилось, по образу автор этих строк поуже говорил, три года.

МАНИЛА - ПЕНАНГ

Блэр Дьюи, дальнейший пассажир, тот или иной сел держи судно во Маниле, рассказал мне, в чем дело? его двоюродный брательничек - иренарх Нью-Йорка, спирт выставлял свою кандидатуру получи бекет президента США, так получай выборах провалился. После окончания войны Блэр Дьюи работал адвокатом сверху Филиппинах, идеже купил двухколесный повозка для своему вездеходу да крокодила (собственно говоря, симпатия моги безграмотный уплатить после крокодила деньги, приближенно в качестве кого сих тварей во всех направлениях сколько стоит хочешь, так крокодила голыми руками никак не возьмешь). На роспуск дьявол поставил немалый тетрагональный мерник вместе с водой, во котором возил крокодила по мнению Филиппинам. Дьюи возвращался к родным пенатам во США, так решил в области пути поглядеть Францию да Англию да потому выбрал в целях путешествия великобританский пароход, по части нежели спустя некоторое время чрезвычайно жалел.

Это был высокий, молодой, безраздельный белокурый от усами, во широких брюках. Дьюи страдал через жары, но, ибо американцы тут-то шортики отнюдь не носили, ни за ась? на свете далеко не соглашался не разрешить их себе. Он был большим оригиналом. Его увлечение была кулинария, равным образом дьявол писал книгу «Кулинарные рецепты всех стран». Меня симпатия долготно расспрашивал по части секрете сборы русского борща, да аз многогрешный сего секрета ему никак не открыл, во-первых, по части политическим причинам (не знал, засекречен у нас суп не в таком случае — не то нет), а во-вторых, аз многогрешный несложно далеко не знал, по образу его готовить. К обеду Дьюи нерушимо появлялся от набором расфасованных по части бутылочкам французских равно американских соусов. От них равным образом через американской привычки беспробудно воду со льдом закачаешься минута еды у Дьюи был обычный гастрит, равно возлюбленный страдал отрыжкой. Видимо, по причине сего его да посадили никак не ради командирский стол, идеже сидело превалирующая пассажиров, а вслед пища старшего помощника. С первого дня путешествия Дьюи равно старший товарищ возненавидели кореш друга, равно целое их совместное передвижение сообразно поверхности океана выздороветь умереть и неграмотный встать взаимной пикировке равным образом выяснении, который нужно сверх -англичане иначе американцы - да который изо них нашел хлеще кайфовый Второй популярный войне. Эти словесные баталии происходили хорошо раза на день: вслед за завтраком, во обед, из-за чаем равным образом в срок ужина. Они, очевидно, малограмотный способствовали улучшению состояния здоровья больного гастритом Дьюи, равным образом возлюбленный целуйся жаловался мне, аюшки? старший прихвостень - «богом-проклятый-сукин-сын» равным образом который перед прихода на Англию дьявол его всенепременно убьет.

Дьюи неоднократно вспоминал относительно своем крокодиле. Оказывается, кайман - весть умное животное, автор этих строк сего отнюдь не знал. Но незадолго за нашего блат лейтмотив воспоминаний Дьюи сменилась: дьявол потащил меня ко себя на каюту равно показал совершенно много фотографий своей филиппинской приятельницы, жуть красивой юный женщины, снятой во различных позах вполне голой. На моего вопрос, вследствие этого нате всех фотографиях возлюбленная минуя одежды, Дьюи безграмотный моргнув глазом ответил: «На Филиппинах адски жарко», - равно тута а рассказал ми что до магическом ритуале, тот или иной исполняется филиппинками с целью сохранения любви мужа либо любовника, только мое целомудренное речь отказывается его тогда воспроизвести.

Дьюи враз вошел на нашу мужскую компанию равно стал дуться из нами на кости. Мы называли его судьей, нежели некто был крайне доволен. Симмонс раз как-то заметил: «У вы на Америке однако иначе говоря судьи, иначе говоря полковники. Чтобы различать, который снедать кто, глотать беда укромный равно бездействие дорога -по географической параллели: до этого времени живущие ко югу - полковники, а весь живущие ко северу - судьи». Наш корешок был наряду со этим равным образом судьей, равно полковником.

Дьюи беспрестанно проявлял брожение умов плаванием. В Маниле симпатия был счастлив со своей красавицей филиппинкой да вместе с крокодилом, а тутовник у него и оный и другой число случались заботы со сим «богом-проклятым-сукиным-сыном» старшим помощником. Кроме того, его раздражали наши ежевечерние споры вслед за стаканом вискарь сиречь джина. Разговор по большей части начинался от политики, равно англичане ругали Советский Союз равно США. Вначале Дьюи поддерживал англичан на их нападках держи СССР, хотя абие заметил, почто сие ему невыгодно, что-то около равно как на отповедь автор этих строк стал покровительствовать англичан, нет-нет да и они набрасывались бери США. Тогда ты да я из ним заключили безмолвное соглашение: нет-нет да и ругали Советский Союз, молчал Дьюи, а от случая к случаю ругали США - я. Когда а англичане выдыхались, наш брат вкупе от Дьюи начинали вдувать Англию. После эдакий разминки начиналась следующая фаза: говорили касательно религии. Поскольку ко ней по сию пору были одинаково безразличны, ведь равным образом ругались совершенно со всеми - нетрудно так, изо принципа сиречь через безделья. К часу ночи совещание переходил для женщин - да воцарялось полное согласие.

В Табако да мы не без; тобой прибыли получи и распишись новый число вечером. О Филиппинах позволено унаследовать какое-то демонстрация только лишь во фолиант случае, буде проплывешь мимо всех островов - больших равным образом крошечных. Посещение одного острова немного почто дает. страна семи тысяч островов - сие архипелаг, насчитывающий побольше семи тысяч островов, изо которых только лишь двум тысячи четыреста имеют названия. Больше половины островов весь необитаемы. На остальных - двадцать миллионов жителей, которые будто бы держи семидесяти различных языках. На Филиппинах побывал инглиш навигатор сэр Франсис Дрэйк (кажется, разом пират: во те время такое совместительство было во порядке вещей), спустя время островами долгое времена владели испанцы равно к концу американцы. По количеству людей, говорящих для английском языке, страна семи тысяч островов стоят бери третьем месте во мире со временем Англии не без; колониями да США. Конечно, аглицкий метла филиппинцев объединяет, тута синь порох невыгодный поделаешь.

Когда смотришь возьми карту Филиппин, соединение островов, идеже зарождаются тайфуны, в таком случае понимаешь, аюшки? нужно состоять хорошим мореплавателем, в надежде направлять свида по части этому ярко-зеленому лабиринту. Мы проходили мимо маленьких островков, мимо больших, так жидко видели хижины для берегу. Везде ярко-желтый песок, ярко-зеленые пальмы, а после ними таинственные равно темные чащоба -тропические джунгли.

Подошли ко Табако. Этот порт, приблизительно но на правах равным образом Манила, находится в острове Лусон, хотя токмо на его южной части. В Табако заходят, очевидно, только лишь следовать копрой. На обыкновенной карте его невыгодный найти, настоль сие масенький обитаемый статья - его равным образом городом-то безграмотный назовешь. Но вид, открывающийся, эпизодически подплываешь для нему, случайно оказался впечатляющим. Обогнув какой-то островок, наш брат увидели с напрямую до на лицо громадную темно-синюю гору, венец которой был закрыт длинной черной тучей, лежавшей в одно время земле, в духе большой, полный блин. Это был Апо Майон высотой недалеко двух тысяч шестисот метров, каковой невыгодный упоминается ни во одном учебнике географии. Высота Везувия безвыгодный превышает равным образом тысячи трехсот метров, всё же по отношению нем знают весь школьники. Правда, Везувий разрушил Помпею, только однако но равным образом по отношению Майоне следовало бы отмечать во учебниках.

Табако расположен во глубине Албайского залива на лагуне. Это диво великолепный городок, защищающий у самого подножия вулкана. Песок его пляжей малограмотный желтый, а черный, вулканический. Первое оценка неприятное, во вкусе через только непривычного, однако скорца мягкий. Местами растет кустарник, кой заходит неуклонно на море, что-то будет необычно. С гор текут прозрачные неглубокие речки, скрытые густыми зарослями бамбука, кокосовыми пальмами равным образом банановыми деревьями. Много пальм ниппа, широкими листьями которых местные обитатели покрывают хижины, равным образом рой - дословно море! - ярких неизвестных цветов. Вода на лагуне бирюзовая. Набережная недурно бетонирована да может принять, наверное, три океанских судна. Сразу через набережной тянется неширокая тихая дорога, в соответствии с обеим сторонам которой расположены складское хозяйство пеньки равно копры. На некоторых складах снова остались написанные тушью старшие иероглифы,- начинающиеся знаками «Великий Японский Морской Флот». Всюду смрад кокосового масла. Если ото набережной раскрутить влево, ведь дозволительно иссякнуть ко небольшому зданию муниципалитета, построенному во стиле греческого храма, не без; надписью по-английски. Перед ним находится площадь, возьми которой есть смысл старинная католическая церковь, почерневшая с времени, равно раздельно ото церкви - колокольня, а поблизости - школа. Здесь начинается главная улица, которая носит названьице «Национальная», даже если получи и распишись стене школы осталась мраморная пластина со старинной испанской надписью «Calle Real» - королевская улица. За церковью - базар. Как равным образом вдоль-поперек во Юго-Восточной Азии задним числом войны, держи нем торгуют американскими товарами: военными поясами, таблетками на дезинфекции воды, зелеными тюбиками от мазью, предохраняющей через сифилиса да гонореи, канистрами пользу кого бензина равно не насчет частностей всяким хламом. Все постройки нате базаре легкого типа, во основном, деревянные балаганы, а по временам обходятся равным образом минуя них: вещи разложены в растянутых американских походных кроватях.

Жилые в домашних условиях сверху Филиппинах строят в сваях, ввиду постоянно кушать подводный камень наводнения через волн, которые из моря на каждый мгновение может доставить тайфун, тем не менее временами да сваи безвыгодный помогают. Дома выглядят адски живописно: крыши изо листьев пальмы «ниппа»; окна со вставленными награду стекол пластинками перламутра ото раковин, сквозь которые, конечно, нисколько неграмотный видно, так они пропускают вглубь каплю дневного света; уютные резные балкончики, устроенные вкруг только в домашних условиях по мнению периметру. На своих балкончиках филиппинцы разводят бессчётно цветов, чисто всего ничего им роскоши окружающей природы равно всего ничего моря на всяком шагу растущих цветов. Меня поразило, равно как многократно посредь горшков всевозможного типа, во которых выращивают цветы, встречаются ночные горшки европейского образца. Пикантно, знойный трубоцвет - явный равно пышный, многообещающий с ночного горшка!

На ближайшей улице наш брат зашли во единовластно изо домиков от приусадебным участком. Главная старание хозяина такого участка состоит во том, чтоб всякий праздник перепалывать нате участке дикую траву, гигантскими шагами наступающую для городишко изо джунглей. Нам говорили, что-то неравно ее никак не выпалывать ежедневно, в таком случае вследствие три недели узел становится непроходимым. Вся участок участка занята кокосовыми пальмами. Одна пинанг росла изогнуто, верхняя ее полть подло наклонилась равно шла едва наплевать земле. Хозяин предложил кому-нибудь с нас забраться сверху пальму да расстроить кокосовые орехи. За десяток сентаво терзать позволяется столько, насколько можешь из на лицо унести. Звучало заманчиво, а ради гимнаста (я во так минута им был) залезть было два пустяков. Я сверх труда добрался перед кроны, но, сорвав единолично большущий кокосовый орех, сообразил, зачем другого ми сделано безвыгодный ухватить. Слезать приходится было одной рукой цепляясь ради магистраль пальмы, а на другой породы - держа орех. В общем, обыкновенное мошенничество: получи и распишись базаре этакий фундук пишущий эти строки был способным бы выкупить после пятеро сентаво.

В настоящий но дата ты да я ходили вкруг себя взирать очами петушиные бои. Довольно противное зрелище. На площади собралось бог не обидел народа. Мужчины были одеты во рубашки навыпуск да белые грязные штаны. За плечами у некоторых женщин аз многогрешный заметил нечто небось прозрачных сетчатых крылышек, прикрепленных ко платью. Мне объяснили, что такое? сие метиски, а крылышки означают, в чем дело? во их жилах течет да испанская кровь. Зрители сидели в корточках кругом, а двум хозяина петухов науськивали их кореш нате друга. К лапам петухов были привязаны маленькие ножички, которыми они разбивали кореш друга дословно во клочья. Зверское развлечение. Бой быков во миниатюре. Естественно, заключались пари.

Пассажиры равным образом свободные с дежурства офицеры цельный табель провели бери берегу. Мы бродили до черному песку, любовались цветами да наблюдали после купающимися во лагуне ребятишками. Они купались голышом.

Потом ты да я отправились на сторону вулкана Майон. Казалось, головка его нимало рядом, однако это, конечно, иллюзия. Если возвышенность вулкана двум тысячи шестьсот метров, ведь в области его склону нужно подниматься, наверное, невыгодный больше десяти километров. Сразу после хижинами, находящимися нате окраине городка, начинаются джунгли. Они поднимаются с подножия вулкана ввысь до склонам, равным образом совсем очевидно, что, когда метров двести проникнуть вперед, дозволительно вовсе заблудиться да весь вовек малограмотный вернуться ко цивилизации. Лианы опутали стволы деревьев, равно во полутьме отнюдь не разобрать, лианы сие не в таком случае — не то змеи. Земля влажная. Под сенью листвы палящий зной да душно, как бы во бане. А с глубины нить доносятся зловещие незнакомые звуки: клекот, писк, шорохи да какая-то возня. Страшно. Нет, безвыгодный гостеприимны джунгли.

Я прогулялся да на ту сторону городка, идеже расположилось «Китайско-филиппинское банда вдохновения». Что сие означает, непонятно, однако хоть сколько-нибудь абсолютно китайское: китайцы любят такие названия, на правах «Павильон душистой старости», «Беседка десяти тысяч планирование нескончаемого наслаждения»... Это была Китайская торговая палата, иначе говоря пятая пилястра Китая, выделения которой позволено изведать объединение всей Юго-Восточной Азии вплоть впредь до Цейлона. Большой, кристально ухоженный участок. На нем стоит только малость зданий. Первое башня - школа. Много китайских детей. Девочки одеты на белые блузки да синие юбки, мальчики - во белые рубашки да синие шорты. Филиппинские а мелкота ходят голышом, благодаря этому который много на пятидесяти шагах, а постоянно сезон прикрываться да размундириваться - требует несть времени, хоть период тогда отнюдь не считают.

«Китайская торговая светлица — суть экономического равным образом политического проникновения Китая на отдельные люди страны», -это строки изо дневника, написанные во 0947 году; сегодня, на 0979 году, ваш покорный слуга думаю беспричинно же. Над главным зданием висит всего непривычный флаг. В Китае позднее войны иностранные фирмы обязаны были вешать штандарт Китая одинаково со своим собственным: необходимо иметь пристрастие страну, на которой живешь. Но сие похвальное правило, очевидно, никак не распространялось нате самих китайцев, живущих на других странах. Филиппинцев, видимо, чтить отнюдь не обязательно.

Пообедав возьми борту нашего плавучего отеля, пишущий сии строки сызнова ушли во город. Когда вернулись для вечернему чаю, нате сходнях было вывешено объявление: «Всем вернуться в эсминец для 0 вечера. Завтра уходим». Это было неожиданно, да всего ничего нас удивило, и так из корабля нуль безграмотный выгрузили да околесица для него далеко не погрузили. На прощанье я снова единожды прошлись согласно Королевской улице да вернулись для набережной. У какого-то склада в мешках из копрой играл возьми гитаре филиппинец, рядом него сидели получи и распишись корточках двушник молодых человека равным образом курили манильские сигары. Превосходная что-то - манильская сигара!

Мы пробыли на Табако просто-напросто сам день, 01 декабря, и, подняв дрек на 01 часов 02 декабря, направились на лагуны для юг, ко Сингапуру. Через кальпа наша сестра вышли с архипелага, а сделано 04-го, на инглиш сочельник, были нате пути для Сайгону.

Католическое Рождество, 05 декабря, автор праздновали торжественно. Маленького МакГилкриста офицеры завалили подарками. Столовая была украшена английскими флагами равно серпантином, по всем углам летали воздушные шары. Утром во офицерском салоне я со Миллером угощали офицеров спотыкач равным образом джином, а за обеда нас утащили ко себя рулевые, с целью подпоить ромом, традиционным напитком английских матросов. Все рулевые были шотландцами, возможно, с шотландских горцев. Они плохо говорили по-английски. Их язычок - гельский, одно с кельтских наречий, которое их праотцы привезли из на вывеску изо Ирландии беда сколько веков назад. Это черноволосые, черноглазые люди. Кстати, благодать брюнетов во Шотландии поражает. Мы привыкли думать, в чем дело? брюнеты живут нате юге, а блондины нате севере. Блондинов да шатенов несть держи юге Англии, только англичане малограмотный кельты, а англосаксы.

Вечером был праздничный рождественский банкет из участием капитана Барклая. Впервые следовать двунадесять дней второго соблаговолил повечерять во кают-компании (видимо, человеку из его званием неграмотный серьёзно чрезмерно неоднократно есть со всякой шантрапой). За ужином некто сообщил нам касательно гибели «Кины», того скандинавского корабля, который-нибудь отплыл изо Шанхая вослед ради нами. Он зашел на лагуну Табако одновременно за того, равно как изо нее вышли мы. Наш шкипер получил отведение объединение радиовещание насчёт приближении тайфуна равно успел освободить брандер вслед за границы архипелага во публичный океан. А «Кина», покидая лагуну, в круглых цифрах посреди этими островками попала во тайфун. Спаслось только мало-мальски человек.

Ужин был обильным: фаршированная индейка равным образом рождественский пудинг, мусака равным образом кислое джем - общем двадцать высшая оценка блюд. У меня сохранилось меню, в котором расписались капитан, старший сотрудник равно совершенно пассажиры. Сомерсет Моэм заметил как-то, аюшки? дьявол далеко не понимает англичан равным образом их кулинарных предрассудков: идеже бы они ни находились - на Арктике иначе говоря на тропиках, - однако для рождество христово в обязательном порядке будут принимать пищу, которая хороша во Англии, же во тропиках никуда неграмотный годится. Совершенно точно не без; ним: кушать индейку вместе с яблоками в пути для Сайгону - гастрономическое преступление.

Через полчасика потом введение ужина совсем пьяным оказался отечественный корабельный врач, пожаловавший для ужину нате внешность окончательно трезвым. Очевидно, успел зарядиться у себя на каюте. Ирландец от ярко-рыжими волосами равным образом голубыми глазами, почти тропическим солнцем возлюбленный покрывался каким-то ярко-розовым загаром, стойко просиживая получи и распишись надувном резиновом кресле бледно-зеленого цвета, которое ставил нате одной изо верхних палуб, весь свое свободное время. А свободного времени у него было море. Он имел од-ну-единственную долг - ежедневное прочеркивание приема во судовом госпитале, длящегося безграмотный больше часа. На этом его разработка заканчивалась. О медицине некто ни от кем никак не говорил и, вообще, был немногословен, а водка пил постоянно да во достаточном количестве. Однажды некто пригласил меня обозреть его больница сверху двум койки. Это были кончено просторные каюты. Операционный стол. Лонгеты для того укрепления гипсовых повязок рядом переломах костей, костыли, банки вместе с гипсом, аптека, большая кубышка английской соли (слабительное)... Наконец, куда уместительный цейхгауз от профилактическими резиновыми изделиями, их было таково много, аюшки? он, наверное, аэрозоль бы послужить порукой ими нате одну ночка всё военно-морской армада ее величества королевы Великобритании.

На рассвете 06 декабря пишущий сии строки прибыли на город льва да пришвартовались баста в некотором расстоянии ото центра города - на грузовых доках, близко со складами каучука. Здесь было жарче, нежели на Табако: сейчас во семь часов утра мы сидел на каюте лишенный чего рубашки, правда, интрузив было вполне сухим.

За двум дня по Нового возраст ко ми получай корвет зашел мистер Юстас, кость от костей семьи Дин, моих шанхайских пациентов, равно пригласил меня встретиться Новый годок не без; ним равным образом его друзьями во Танглин клубе - самом фешенебельном клубе Сингапура. Как ми рассказывал педиатр Андерсон, британский историк Ноэул Кауард, побывав во Танглин клубе сказал: «Теперь автор этих строк понимаю, с чего на Англии приближенно неграмотный предостаточно кухарок», - затем в чем дело? сени ради него тама был закрыт. Ноэул Кауард сказал безграмотный без труда глупость, сие было около оскорблением, которого дамское сословие Танглин клуба нимало отнюдь не заслуживали. Они являлись, в среде прочим, членами клуба, были хозяйками, а дьявол - их гостем.

Сомерсет Моэм, некоторый славно знал женщин изо британских колоний равным образом какой-никакой едва в жизнь не в отношении женщинах неплохо невыгодный отзывался, невыгодный позволял себя шиш подобного ни подле никаких обстоятельствах. У замечательного английского поэта Ричарда Киплинга, известного своими консервативными, ретроградными взглядами равным образом сословными предрассудками, на одном с стихотворений кушать замечательная фраза: «И наложница полковника, равным образом солдатская новобрачная Марианна - всегда а сестры на глубине души своей» (привожу ее шабаш непринуждённый перевод, передавая только лишь смысл). Я да самолично из-за четырнадцать планирование работы видел сотни сих женщин - англичанок, шотландок, женщин Уэллса. Ноэул Кауард был ко ним несправедлив. О таких людях, равно как он, говорит хорошая москвитинка пословица: вследствие красного словца неграмотный пожалеет равным образом родного отца.

Накануне Нового годы Юстас заехал ради мной на восемь вечера, равным образом пишущий сии строки покатили в соответствии с мокрым улицам Сингапура из-за город. Танглин дискотека - сие большое здание, вернее, колоссальная веранда, а может быть, малость смежных веранд - ваш покорнейший слуга далеко не рассмотрел, где-то во вкусе была ночь. Стен нет, только нет слов минута тропического дождя, а дождь льет всякий день, опускаются соломенные шторы, с целью ситничёк никак не попадал в веранду. Я малограмотный взял не без; внешне во отойди смокинга, так Юстас сказал, в чем дело? ноне сие малограмотный важно, приближенно на правах хорошенького понемножку костюмированный пир да во пестрой толпе держи выше- поверхностный внешность ни одна собака безграмотный обратит внимания. В большом зале невыгодный было места. Тут были да раджи во богатых костюмах, усеянных драгоценными камнями, возможно, аж неподдельными, да дамы на костюмах времен королевы Елизаветы (это на тро-пическую-то жару!), пажи, гренадеры, адмирал Нельсон из заклеенным глазом равным образом подзорной трубой на руке, маркитантки времен герцога Уэллингтона, которые плелись во хвосте его армии чтобы нужд солдат, был ажно стоявший ограниченно у стены малайский полицейский, наряженный во пьяный мундир, шорты, белешенький беретка да белые краги. Его на чьих глазах многих англичан шокировало, приблизительно в качестве кого полицию на Танглин масса отнюдь не допускали. Потом выяснилось, ась? сие был англичанин, вымазавший себя лик сажей да нарядившийся на форму малайского полицейского. Я встретил доктора Андерсона, дьявол приехал с больного, посему был на летнем смокинге. На голову некто лан красную турецкую феску, изображая турецкого джентльмена.

Разошлись на три утра. Юстас одолжил ми свою машину со шофером-малайцем, с целью где раки зимуют по корабля, да предупредил, что-то здесь, даже если переселенец едет один, корпеть вблизи из шофером-малайцем никак не принято. Как праздновали Новый година у нас возьми корабле, далеко не знаю.

В Сингапуре пишущий сии строки простояли девятнадцать дней. Сначала была сидячка докеров, да они отнюдь не грузили резину, следом шагом марш дожди равно резину помещать было нельзя. Затем погрузили немаленький комод со питоном пользу кого лондонского зоопарка.

В Сингапуре ты да я потеряли нашего веселого Миллера. Накануне отплытия изо Шанхая Миллер, конструктор авиации английской авиационной компании, получил предписание по отношению переводе во город на Темзе да срочном прибытии для новое полоса работы. Он был в состоянии катиться самолетами своей компании Шанхай -Гонконг равным образом Сянган - Лондон, на худшем случае - пятнадцать суток тащиться держи океанском лайнере Шанхай - Лондон. Но Миллер решил надеть на себя личину изо себя наивного простачица равно купил банкнота получай корабль, который-нибудь бери оный но траектория затрачивал побольше двух месяцев. Миллер малограмотный торопился получи и распишись новую работу, равно участь кровожадно его вслед сие наказала. А стряслось чисто что. Из Батавии (Джакарты) пришел равно встал рядышком не без; нами крупный голландский ствол «Боиссевайн». Мы идем посмотреть, что-то дьявол на лицо представляет: готовить весь эквивалентно было нечего. Миллер пригласил нас на снек-бар лайнера, собираясь выставить голландским джином, с тем наш брат убедились, какая сие стервятина сообразно сравнению не без; английским джином. Лайнер был значительно чище нашего корабля. Мы целый век блуждали сообразно широким, выложенным паркетом коридорам, на которых в полу, поджав ноги, сидели индонезийские челядь на пестрых национальных костюмах, равным образом под конец пишущий сии строки попали на пивбар - большое устраивание со длинной стойкой. Наше нахальное возникновение получай чужом корабле безлюдно отнюдь не интересовало, пользу кого индонезийских барменов было достаточно, что-нибудь пришли белые джентльмены. Миллер заказал во всем сообразно порции голландского джина «Боле» из тоником - газированной водою со добавлением небольшого количества сахара равным образом хины. Многие живущие на тропиках иностранцы пьют водка из тоником за того, зачем хина предупреждает малярию. Чушь, конечно. В стакане устой хины столько, сколько невыгодный достаточно выпользовать ото малярии равно пусть даже малярийного комара. Однако во таковский микроскопической дозе хина придает напитку еле-еле ухватываемый желанный стиль горечи.

«Вот видите, джентльмены, - сказал Миллер, от случая к случаю ты да я сделали до глотку, - какая сие негодный сообразно сравнению со английским джином «Гордон». Только такие дураки, по образу голландцы, могут пожирать эту отвратительную жидкость».

«О, хелло, Миллер!» - раздался нечаянно следовать нами голос. Мы обернулись. Миллер встал: «Доброе утро, сэр», - ответил спирт подошедшему господину. - «Что ваша милость в этом месте делаете? А, плывете сверху «Сити оф Лакнау». Ну, моя персона вижу, ваша милость неотложно заняты из этими джентльменами. Не буду вы мешать. Завтра на десятеро часов зайдите ко ми на офис», - строго проговорил господин, во значок приветствия поднял индикационный средний кверху равным образом вышел. Миллер пробурчал: «Проклятье!» - и, заказав двойную порцию джина, выпил ее залпом.

А держи новый число Миллер пришел пить со нами прощальную порцию джина «Гордон», минуя порядочно часов спирт вылетал во Лондон, и, угощая нас, ворчал: «На который чертяка аз многогрешный полез бери таковой окаянный голландский корабль? Сидел бы у себя во каюте. А тогда токмо вышел надышать свежим воздухом, на правах напоролся бери управлявшего нашим сингапурским отделением. Будь постоянно сие проклято!»

Гуляя согласно городу, ты да я обнаружили получай силуэт железной дороги, связывающей азиатский нью-йорк не без; севером Малайи, захватывающий вокзал: его потолки, стены да настил были оклеены разноцветной резиной, а нате стенах изображены сызнова да сцены с малайской жизни. В буфете после двойные стекла витрин холодильников видны разложенные плитки прекрасного голландского да английского шоколада. Но в духе всего лишь вас купите такую плитку, ее нужно теперь а съесть, не то посредством чирик минут у вы на руках хорэ горстка коричневой жижи. Чересчур жарко. Американцы, правда, умереть и безграмотный встать сезон войны придумали дополнять на шоколад какие-то высокомолекулярные жиры. Такой шоколад неграмотный тает на тропиках, однако снедать его невозможно, неплохо им всего лишь заколачивать небольшие гвозди. Ужасная дрянь.

Пассажиры скучали. Девятнадцать дней просиживать во Сингапуре рядом каучуковых складов со упакованным на чемодан питоном на трюме! На набережной - ни одной пальмы, ни одного цветка. А шелковица до этих пор забастовка. Порт поголовно вымер, как бы позднее эпидемии чумы. Никого, ни души.

Адвокату Дьюи пришла на голову естественная на его профессии понятие рассмотреть Дворец правосудия, равно симпатия пригласил меня. «Надо посмотреть, в качестве кого сии проклятые англичане вершат правосудие, иным способом ты да я сдохнем ото скуки держи этом богом проклятом корабле», - сказал он, да пишущий сии строки пошли. Пешком, конечно. Своей аппаратура наша сестра малограмотный имели, а во трамваях купно от малайцами равно китайцами белым людям было неграмотный пристало ездить. На рикшах - можно, оттого аюшки? коляска - индивидуальность из другим цветом кожи, так рикш на порту безвыгодный оказалось, наверное, в свой черед за забастовки.

Дворец Правосудия находился во центре города. Большое белое службы вместе с куполом - нисколько в духе вашингтонский Капитолий. Дежурному-малайцу, стоявшему у входа нет слов Дворец, Дьюи пояснил, почто наш брат американские адвокаты равно путешествуем около света, изучая комплекция правосудия во различных странах. Малаец поклонился равно открыл до нами дверь. Мы вошли во ужас внушительный двухцветный зал. Наверху была галерея, идущая по-под самым куполом окрест лишь круглого зала. Это были места в целях публики. Мы же, вследствие «находчивости» Дьюи, устроились внизу, на зале, стойком пизда судьей, для местах про официальных лиц.

Разбор условия невыгодный представлял для того меня никакого интереса. Судили индуса. Судья задавал вопросы по-английски, драгоман переводил. Довольно скучная процедура. Интересен, получай муж взгляд, был токмо сам по себе судья: на красной мантии поперед пола да на парике - несладко сказать, как бы сие не запрещается воздержаться во сингапурскую жару.

Вдруг служитель законности заметил нас - двух иностранцев, жующих американскую резинку (и сие на зале британского суда!). По его указанию ко нам подошел чиновник-малаец равно корректно осведомился, кто такой автор такие. Дьюи ответил, что-то американские адвокаты, равным образом повторил совершенно сделано рема у входа. Чиновник доложил судье, да оный посредственно кивнул головой. Он понимал, что такое? однако американцы хамы, равно наше явление на зале свида сверх его разрешения отнюдь не удивило его, а то, в чем дело? ты да я жевали резинку, доказывало наше стопроцентное американское происхождение.

Именно во текущий эмфатический миг стряслось землетрясение. Весь соединение здания от его гигантским куполом качнулся спервоначала во одну сторону, впоследствии на другую. Все присутствующие на зале подняли к верховью головы. Дьюи шепнул мне: «Док, почесали отсель для черту, ноне получай нас неграмотный обвалилась каста богом проклятая крыша. На сегодняшний день не без; меня склифосовский британского правосудия». Мы встали, поклонились судье равно вышли.

Возле нашего корабля да мы со тобой встретили капитана Барклая. «Вы знаете, сэр, - обратился для нему Дьюи, - наша сестра со доктором сегодняшний день пережили трус во самом центре Дворца Правосудия». Капитан посмотрел получай нас равным образом изрек: «Наверное, вас тот и другой были пьяны».

«Богом-проклятый-сукин-сын», — воскликнул Дьюи, равно автор отправились на отечественный салон. Бар был открыт, заказав вискарь вместе с содовой, автор сих строк сели ходить во кости. Вскоре принесли вечернюю газету. В ней была небольшая заметка: «Землетрясение на Сингапуре. Сегодня на 00:50 утра нате острове тумасик приключилось землетрясение. Длилось оно пятью секунд. Сотрудники метеостанции говорят, что, несмотря на то у них вышел инструмента для того измерения силы землетрясения, его допускается вычислять незначительным». Дьюи оживился, послал боя из-за пароходными бланками чтобы писем, предумышленно отпечатанными ради пассажиров, вырезал заметку изо газеты, приклеил ее получай бланк, а лещадь ней написал: «Повторяем: ты да я малограмотный были пьяны. Доктор Смольников. Полковник Дьюи», - равным образом сбоем отослал письмище капитану. Вечером ты да я получили отдавать наше письмо, получи и распишись котором внизу карандашом было приписано: «Я был в берегу равно ни ложки невыгодный заметил, значит, пьян был я. Барклай». Этот акт аз многогрешный сохранил.

Дьюи до сей времени единаче ходил на своих длинных брюках да по новой стал сетовать ми в жару. Мы возобновили нашу дискуссию. «Вы неграмотный понимаете, судья, - сказал я, - как бы важно на шортах. В длинных брюках подо коленями мокро, велум неграмотный держится. Почему вам неграмотный наденете скафандр водолаза? Ведь сие одно равно ведь же. А на шортах - прелесть. Легко. Складка для штанах невыгодный мнется, поелику что-нибудь штанов чуть было не нет. Вокруг ног играет бодрый эфир».

Дьюи сдался. Он уходите для портному, равным образом на нижеупомянутый день во его каюте лежали цифра муть белоснежных шортов. Он беда смущался, когда-никогда держи еда пришел на кают-компанию во шортах. Но ни один человек этой перемены неграмотный заметил: нынче возлюбленный был одет, во вкусе все. Уже суще во Пенанге, да мы из тобой нечаянно столкнулись вместе с группой американских миллионеров, которые зафрахтовали океанический хвостовик «Президент Монро» да совершали держи нем кругосветное путешествие. Они разговорились вместе с нами. Все зачаток беседы Дьюи держался сколько-нибудь на стороне, что мнимый у него была особенно заразная платье проказы, хотя когда-когда цепь здравствоваться дошла да перед него (все американцы были во мокрых с пота, мятых, длинных брюках), спирт сказал: «Леди равным образом джентльмены, прошу меня после шорты, моя персона законченный американец». Потом отвел меня на сторону равно шепнул: «А ваша милость правы, док, касательно эфира. Действительно играет».

Вечером 04 января 0948 лета автор сих строк покинули город льва равно раным-ранехонько возьми рассвете пришли на морские ворота Суаттенхам. Река, ведущая на порт, этак заросла на устьице какой-то высокой травой, почто чтобы непосвященного было неясно, в качестве кого -два был в состоянии ориентироваться. В самом порту реченька похожа получи и распишись Вампу во Шанхае, из пирушка лишь только разницей, что такое? немного погодя у самой воды сообразно глинистым берегам бегают многочисленные крабы, а тутовник по прямой лещадь сходнями лежат да нежатся десятки крокодилов, никак не ужас больших, длиной из раскладушку, может, только-только длиннее, так нисколько отнюдь не приятных. Дьюи, увидев их, аспидски обрадовался. Еще бы! Старые знакомые.

Сам пристань - чудо как приятный городок. Одна широкая асфальтированная переулок ведет черт куда, а по нее - взрослые подстриженные лужайки, скорее, целые поляны. На них получи и распишись будет большом расстоянии дружок через друга (во уклонение пожара) стоят бенгало - летние домики держи сваях, из большими верандами. Поляны от домиками разделены узкими асфальтированными улочками, никаких заборов нет, да создается впечатление, который всё городишко состоит с ста постройка равно ста лужаек.

В порту наш брат простояли пятью дней: кое-что сгружали, нечто нагружали - нас сие перестало интересовать. У нас были приманка заботы: кончилось пиво. А снова пишут, в чем дело? около современной технике мореплаватели безграмотный терпят никаких лишений! Вообще непонятно, благодаря чего шалманка на пассажиров неграмотный могли укупить во порту. Старший бортпроводник сказал, что-нибудь флаг-капитан отказался сие сделать, ввиду впервинку во его практике пассажиры вслед за ёбаный минутный продолжительность выпили получай корабле инвентарь пива, которого приходится было пить впредь до Лондона. Но возможно, старший официант сказал неправду, предполагая один раз извлечь изо этой ситуации собственную выгоду. Ведь большие стюарды склонны ко коммерческим сделкам. удар без промаха Гордон во своей книге «Доктор во море» уверенно заявляет, что-нибудь они со удовольствием продали бы да трубы парохода, ежели б думали, что-то сие удовлетворительно им не без; рук. Как бы вслед за тем ни было, взбеситься без участия необходимого запаса пива на Индийский океан - однако равно, зачем истечь на рой безо запасных якорей. На удачу, неподалёку стоял инглиш корабль, получи и распишись котором, в качестве кого оказалось, кончилось виски, да Симмонс, договорившись из нашим старшим стюардом, организовал размен бутылок хайбол бери ящики от пивом.

В порту нашего пребывания рядом набережной теснились магазин маленьких лавочек, торгующих во всем нежели угодно, но, главным образом, листьями бетеля, которые тогда жуют все. Тут а продавали учебники малайского языка - жалею, сколько малограмотный купил, говорят, ахти бездумный язык. Мне показали «пальму путешественников». Ее листья растут вертикально, почему получай их грань малограмотный падают прямые солнечные лучи да вапоризация влаги сводится для минимуму. Между корой равным образом древесиной скапливается вода, равным образом довольно кору проткнуть, ради умерить жажду. Мне, правда, никак не подфартнуло узнать людей - малайцев или, тем более, англичан, - которые утоляли бы жажду таким способом.

Сразу ради городом во роще, идеже росли пальмы да бананы, находился тантрический храм, тайный равно прекрасный. Перед храмом располагался порядочно немалый бассейн, заваленный бирюзовый водой. От берега ко центру шли широкие ступени, уходящие подо воду. Очевидно, водоем предназначался на религиозных омовений. Дело шло для вечеру. Вотан индиец разделся и, озаренный косыми солнечными лучами, поэтапно сошел во воду - картина, достойная кисти Рериха.

В Суаттенхаме да мы от тобой пробыли пятью дней, наконец, вышли на много равным образом повернули неуклонно получи и распишись норд для Пенангу, куда ни на есть равно пришли от двунадесять часов. Широкий дарданеллы отделяет морские ворота с Малайского полуострова. Прямо изо порта, если бы прилуниться во вагончик подвесной дороги, позволяется попасть в вершину Пенанг Хилла (холм почти тысячи метров высотой). Вагончик вмещает почти десяти пассажиров, окна его открыты, равно пассажирам надо отворачивать образина через попадающихся нате пути ветвей деревьев, усыпанных цветами. Несколько крат вагончик останавливался бери станциях. От конечной остановки начиналась неширокая мирово асфальтированная стезя длиной километра два, ведущая для самой высокой точке острова, держи которой находился, естественно, кухмистерская — большая альтанка от прекрасным обзором окрестностей. На востоке виднелись черносиние Малайские Альпы, у подножья которых распростерся морские ворота Баттеруорт, для западе - просторы Индийского океана. Внизу стойком через холма начиналась райская долина, бери которой раскинулся починок Джорджтаун. Сам град легкий, мел равным образом чистый. Мусор, обездоленный ветром объединение улицам, состоит невыгодный изо обрывков газет, а с облетевших лепестков белых равным образом розовых магнолий равным образом цветов «огненных деревьев». Природа такая же, по образу во Сингапуре, однако на Сингапуре пуще города, а на Пенанге вяще природы. Еще во Сингапуре пишущий эти строки заметил, почто в родных местах на Малайзии без участия труб, а во окнах в отлучке стекол. Вместо них во окна вставляют жалюзи, которые закрывают для нокаут равно быть косом дожде. Кухни строят на саду, дай тебе на доме с них никак не было жарко.

В Пенанге очищать Храм Змей. Это тантристский синагога из великоватый площадкой, выложенной камнями. Над в некоторой мере площадки - навес, подина ним ползают змеи всяких родов равно видов, отгороженные ото зрителя безвыгодный особенно высокой стеной. Интересно, конечно, однако противно. Начинают в этом месте делать рано, возможно, равно предварительно восьми утра. После часа дня иностранцы вообще, кажется, никак не работают. Все едут харчеваться равно переводить дух часов впредь до пяти, а после - во клуб. Меня пригласили поужинать на Пенанг клубе. Хозяин рассказал мне, почто поблизости через берега у клуба дано родной сплоток в якорях, получи котором загорают пловцы. Плот соединен от рестораном клуба стальным тросом, и, даже если вам нажмете для имеющуюся затем кнопку звонка, с ресторана непосредственно получи и распишись сплоток спустят для того вам шесть бутылок холодного пива.

В одном городском банке пишущий эти строки наблюдал, в духе на часы дня сторож-индус устраивался сверху ночлег. Между колоннами учреждения, вверенного его бдительности, симпатия поставил кровать, подо нее засунул миску вместе с пищей равно стальной алудель со водой: его обстоятельные подготовление выдавали преднамеренность перекуривать прежде следующего утра. В магазинах такая а сонная атмосфера: паршивый спешки равным образом полное недостаток покупателей. Да да вообще, последняя стержень в колеснице никуда никак не торопится.

Я купил себя во книжном магазине «Пармскую обитель» Стендаля получи французском языке равным образом книгу Виктора Перселла «Малайзия». Автор приводит бездна любопытных фактов касательно географии да климате страны. Искажения начинаются на политическом разделе книги. Там поглощать пример держи то, что такое? бардак британской армии во Малайе был хоть сколько-нибудь ли безграмотный умышленно запланирован Британским генеральным штабом. Самый утонченный аргумент: убавление Сингапура дало достижимость Англии пособлять России оружием да таким образом непрямо обеспечило победу СССР. Очень великодушно, помимо сомнения, потерять всю малайскую кампанию, подать азиатский нью-йорк — да целое лишь с целью того, ради помочь русским. В истории такие случаи встречаются, наверное, неграмотный чересчур часто, умереть и далеко не встать всяком случае, моя персона узнал в отношении подобной жертвенности одной страны за новый впервой с книги Виктора Перселла.

Автор вот и все выступает на защиту плантаторов да зачем-то пишет, что-нибудь они пьют аспидски умеренно, малограмотный пуще двух порций хайбол равным образом лишь только соответственно вечерам. Ну, разве Перселл акцентирует бери этом напирать читателя, значит, имеются равным образом остальные наблюдения. Сомерсет Моэм, например, пишет решительно другое. Есть плантаторы совершенно непьющие - а с чего бы им да неграмотный быть? - снедать пьющие сообразно двум порции спотыкач на число (Plantator purcellicus L., редкая диалект на зоологии, названная во чистота ее первооткрывателя Перселла), а лакомиться равным образом беда сколько пьющие. Всякие есть. Но так-таки пишет Перселл интересно, словарь читается легко, хотя, как бы автор этих строк сейчас сказал, во интерпретации стратегии Британского генерального штаба на Малайе дьявол серия запутался.

В Пенанге автор сих строк пробыли три дня да покинули его во семь часов утра 03 января 0948 года, взяв ставка получи вест на сторону Цейлона. Стояла прекрасная погода.

ПЕНАНГ - ЦЕЙЛОН - АНГЛИЯ равным образом ЗАГАДКА СОМЕРСЕТА МОЭМА

Мы начали осваивать Индийский океан. Остались нате юге черно-синие дуктус гор Суматры, да совершенно пассажиры, готовясь для долгому да скучному переходу вытащили приманка атласы, ради отдельный день-деньской фиксировать получи и распишись карте изученный путь. Я купил на Шанхае самый окончательный всесторонний тетрадь решетка американского издательства «Хаммонд»: девяносто цифра роскошно отпечатанных карт. Великобритании отведено во нем фошка страницы, а получи каждую европейскую страну - по мнению одной. На европейскую деление совдепия - равно как одна полоса (масштаб чтобы Англии восемьдесят километров на сантиметре, ради совдепия - триста), получи и распишись азиатскою порция советское государство - ни одной: возлюбленная включена во общую карту Азии (масштаб - тысяча двести), равным образом получай ней синь порох полезного нет. На Канаду отведено восемь страниц, на двойка раза больше, нежели в Великобританию, а получай США из ее колониями (хотя американцы говорят, который у США таковых нет) - мешок девять страниц. Конечно, сие далеко не всеобъемлющий тетрадь мира, а нетрудно тетрадь США, на некоторый посредь прочим включены картеж остального мира. Недаром единственный британец сиротливо заметил, зачем среднему англичанину (да, наверное, равно среднему американцу) изо русской географии кого хошь спроси всего лишь то, что-то во России нет переводу восемь городов: Москва, Ленинград, Омск, Томск, Минск, Пинск, Одесса-мама равно город нашенский (с ударением получи бульон «о»).

За кальпа прошли 028 морских миль, так кушать недалеко 093 километров. Одна морская легуа равна 0852 метрам. Читать серьезные книги не мудрствуя лукаво невозможно. Книги объединение медицине, которые аз многогрешный прихватил не без; собой, ни разу невыгодный взял на руки. Другие пассажиры читали старые гостиница английских равно американских журналов. Читал купленную во Сингапуре «Пармскую обитель» Стендаля для французском языке. Странно, сверху таком большом корабле безграмотный было библиотеки. Пассажиры обменивались имевшимися у них книгами.

Симмонс дал ми уважать беда общераспространенный о ту пору эротический шашни «Амбер навеки», тот или иной показался ми столько скучным, аюшки? аз многогрешный хоть безвыгодный запомнил фамилию автора. После «Дневника обращение Фанни Хилл» Джона Клиланда, «Гамиани» Альфреда мол Мюссэ равным образом романа Лоренса «Любовник госпожа Чаттерли» сие был ребячий лепет. Западная фонд лишь только начинала переться ото эротики для порнографии равно гораздо после подарила читателям такие перлы, в качестве кого «Тропик рака» Генри Миллера равным образом «Авантюристы» Гарольда Роббинса. (Кстати, одинокий совковый педагог купил во Женеве «Тропик рака», полагая, зачем сие кодекс по части онкологии). На фоне современных порнографических книг любовная связь «Любовник госпожа Чаттерли» - всерьёз серьезное произведение, равно ваш покорный слуга причислил бы его для классу «целомудренной порнографии», даже если подобный комната существует. Да, в дальнейшем всегда питаться равным образом всё-таки названо своими именами, неграмотный научно-латинскими, а простонародными. Но равно галльский классик Рабле безграмотный особенно стеснялся, от случая к случаю писал близкий великий близкие отношения «Гаргантюа да Пантагрюэль». И «Похождения бравого солдата Швейка» целомудренным произведением безграмотный назовешь, так сие единолично изо крупнейших романов нашего времени. Французы приняли со забавы ради равно гривуазными шуточками книгу Рабле, а англичане многие годы далеко не разрешали выдавать в свет на Англии книгу Лоренса, равным образом ваш покорнейший слуга впервинку прочел ее бери французском языке на 0932 году. В США эту книгу в свой черед неграмотный печатали, сильнее того, ведущий почтмейстер США запретил пусть даже ее пересылку по мнению почте. Тогда издательство подало сверху него на суд. Судья ради решения вопроса относительно том, порнографическая ли сие книга, применил странноватый статистический метод: подсчитал величина порнографических сцен равным образом выражений равным образом сравнил их не без; в количестве невыгодный порнографических. Последних было больше, равно спирт объявил книгу Лоренса непорнографической. После сего британский лев против всякого чаяния решила, сколько возлюбленная является «все позволяющим обществом», разрешила издавать произведения Лоренса равно гуртом узаконила актом парламента гомосексуализм.

Вообще способ американского судьи малограмотный такого типа олигодон абсурдный. Действительно, дозволяется проделать какие-то выводы, рассматривая коэффициент фабулы романа вместе с порнографическими сценами равно выражениями. В романах «Тропик рака» равно «Авантюристы» интрига банальна, возлюбленная нужна только лишь на того, с тем владеть допустимость вкрапить порнографические сцены да нецензурные выражения. В некоторых частях книги «Авантюристы» вслед каждой «нормальной» главой в обязательном порядке долженствует главноуправляющий не без; описанием какой-то сексуальной аберрации (сексологи введение XX века называли сие «извращением»). Тут ясно, к что словарь написана.

Но Лоренс пишет об искренней любви двух молодых людей, которые малограмотный искали разврата, да его на книге нет, ежели и целое любовные встречи описаны из предельной натуральностью. Если сии сцены далеко не нравятся Франсуа Мориаку, ведь сие до этих пор нуль безвыгодный значит. Мориак - в особенности католический писатель, равным образом ему Лоренс безграмотный может нравиться. Он даже если пишет, что такое? на сценах Лоренса этак равным образом сквозит девственный грех. Однако жуть чуть-чуть людей ноне верят на не пронятый рукой человека грех, равно мотив Мориака повисает во воздухе. В романе Лоренса счета разговоров по части социальном положении во Англии со временем Первой известный войны. В серьезную фабулу романа вписаны любовные встречи двух главных героев, да Лоренс на этом месте шабаш откровенен.

Разврат не возбраняется обыскивать везде, да около желании - повсеместно его обнаружить. Наши моралисты нашли распутство пусть даже на толковом словаре Владимира Даля, впоследствии что-что выбросили безвыездно «неприличные» болтология да сопутствующие им пословицы. К моему глубокому удовлетворению, цензоры нравственности пропустили одно термин да «безнравственную» пословицу для нему. Очевидно, неграмотный поняли ее. Слово сие красуется да во последнем издании словаря.

Еще во этом плавании ми попалось «Бремя страстей человеческих» Сомерсета Моэма. В оригинале названьице важно больше лаконично: «О человеческом рабстве», либо «О подчинении человека», или, точнее, «О зависимости человека». Русский трансляция названия короче да поэтичен, а за раздумий касательно творчестве Моэма, приходишь для выводу, что, очень возможно, Моэм хотел дать во заглавие не аюшки? иное оный смысл, что вложил, равно я неграмотный был в праве променять его другим. Моэм был блестящим стилистом английской прозы равно знал, зачем писал. Название, которое дьявол дал своему автобиографическому роману, имеет смысл, мимо которого в такой мере не мудрствуя лукаво покрыть расстояние нельзя. Давайте представим себе, что-то Моэм писал личный любовная связь по-кацапски да назвал его «Бремя страстей человеческих». Как сие переместить получай британский язык? Бремя - сие тяжесть, вес, какой давит для плечи, возьми душу, гнет забот. Тяжесть человеческих страстей? Да, очевидно, сие порядком близко. В таковой интерпретации названия скрыт христианский положение относительно том, который страшный человеческие тяжелы, весомы, равным образом их кризис миновал избегать. Но посмотрите звездно-полосатый разговорник Уэбстера: что такое? означают стихи «bond», «bondage»? Моэм пишет в рассуждении рабстве, которого возлюбленный пытался избежать, только его связывали оковы (bond). Он самопроизвольно искал сих цепей, сего рабства.

Моэм - писатель, некоторый отнюдь не бросается словами. Одно равно так а выражение, неравно оно его чем-то привлекло, сплошь и рядом повторяется на разных произведениях. В бог необычном в целях Моэма рассказе «Лорд Манутдрэго», идеже спирт на правах предлогом увлекается психоаналитическим методом, а получи самом деле его развенчивает, да мы со тобой далеко не случайно, автор повторяю - неграмотный случайно, встречаемся вместе с тем но термином «bondage». В рассказе описан врач-психоаналитик, кой помог многим больным, хотя бы непосредственно во настоящий манера отнюдь не верил: «... спирт аэрозоль стошнить неестественный нюх равно таким образом освободил мало ли людей через ненавистной им зависимости» (Моэм этак равным образом пишет: с ненавистной bondage). Это но дисфемизм принимать да на названии большого романа. Так что, бери муж взгляд, советский драгоман далеко не понял смысла названия романа Моэма.

Когда пишущий эти строки читал Моэма в главнейший раз - не что такое? иное сей интрижка (его рассказы автор знал раньше) - ми было тяжко просматривать по отношению страшный Филиппа, хромого равным образом бедного студента-медика, для отвратительной проститутке Милдред. Я говорю «отвратительная» отнюдь не на правах моралист. Я убежден, что такое? очищать проститутки равно привлекательные, только где-то оценивает ее самопроизвольно Моэм. Он мучает своего читателя сверху протяжении общей сложности романа, равным образом исключительно во конце, идеже описаны сомнения Филиппа на том, сколько ему делать, ездить разыскивать победа на Испанию во «кружевных замках Толедо» иначе говоря остаться вместе с всецело необыкновенной Салли, простой, же экий чистой, честной, умной равно красивой девушкой, Моэма что как прорывает, равным образом спирт внезапно пишет десятки страниц, полных самой высокой лирической поэзии. Трудность чтения книги Моэма во начале имеет простое объяснение. Если чтец принадлежит для психологическому типу автора, в таком случае довольно перелистывать любовная связь вместе с наслаждением не без; самого начала, а моя особа принадлежу ко другому психологическому типу, да ми сие было тяжело, зато заключение романа автор этих строк прочел со наслаждением.

Чтение романа согласно пути во Англию склонило меня для решению кровь из носу прийти во Лондоне Национальную галерею, которой столько внимания уделяет Моэм во своей книге. Так моя особа равным образом сделал. Мне скудно ась? посчастливилось испытать во Лондоне - желательно было шаражничать для началу занятий на Эдинбург, - а зато порядочно однажды моя особа видел картины, которые не без; эдакий любовью описывает Моэм: равным образом непонятные удлиненные фигуры Эль Греко вместе с особенным атласным отсветом одеяний сверху коленях (много парение через моя особа любовался сим для картине Эль Греко «Св. апостолы Петряй равным образом Павел» на Эрмитаже) да часть картины, любимые Моэмом, который, очевидно, высоко чувствовал живопись. Под влиянием его произведений однажды десяток мы был на Национальной галерее на Лондоне, только-только ли никак не посредством будень заходил на Национальную галерею Шотландии на Эдинбурге, а следом были Эрмитаж равно Пушкинский глиптотека от поуже полюбившимися ми импрессионистами.

Такими были последствия первой стадии увлечения Моэмом. Потом автор этих строк начал декламировать у него постоянно подряд. Я перечитывал равным образом продолжаю перечитывать романы «Раскрашенный занавес», «Луна да грош», «Театр», «На лезвии бритвы», «Тогда равным образом теперь», «Подводя итоги» да всё-таки его короткие рассказы. Я счета беседовал из моими английскими знакомыми - да почитателями, равным образом ненавистниками Моэма. Некоторые дамы ми говорили: «Это самцовый писатель», «Он вечно плохо отзывается что до женщинах», «Он экой же, на правах Голсуорси равным образом Бернард Шоу», «Он возмутителен», «Он без труда свинья». Думаю, такие отзывы вызваны тем, почто Моэм неоднократно описывает женщин из отрицательной стороны. В «Письме» девица убивает изменившего ей любовника, выпустив на него обойму изо револьвера, симпатия продолжает во него бросать ажно тогда, в некоторых случаях спирт мертв; на рассказе «Перед файф-о"клоком» благоверная малайским ножом перерезает гортань своему пьяному мужу, от случая к случаю оный спит; на «Нил МакАдам» распутная русачка Даруня пытается обольстить юного красивого да по неизвестной причине девственного шотландца; на «Человеческом факторе» описана английская аристократка, сведшая во могилу своего мужа да сбежавшая ото общества на компании со своим шофером. Ну, ее единаче не грех понять. Смотря экой шофер. В «Падении Эдварда Барнарда» как Барнард остается положительным героем, а его любовница Иза Лонгстаф показана надутой, самовлюбленной эгоисткой. В «Источнике вдохновения» модная сочинительница вместе с эзотерическими претензиями выведена последней дурой, по-над которой смеются семейный круг авоська и нахренаська да которую бросает муж, основательно честный человек; спирт женится получи и распишись их кухарке, так снедать для женщине со здравым смыслом. В «Завтраке» показана ненасытная утроба (женщина, конечно), с которой пострадал самолично Моэм, оставшийся по прошествии встречи вместе с ней да безо денег, да лишенный чего ужина. В «Пустячном случае» благодушный душа платит своей жизнью после беззаветная ко никчемной, незначимый равно противной госпожа Кастеллан. В общем, женщинам через Моэма достается основательно. Но, да зачем вы на его произведениях вышел ни одной порядочной женщины? Есть. Например, на рассказе «Дверь возможности», только тутовник у женский пол второстепенная положение - выпятить гадость сильный пол (ее мужа). Есть у Моэма да рассказы, на которых по отношению женщинах невыгодный сказано ни одного плохого слова, например: «На окраине империи», «Тайпан», «Французский Джо», «Поэт», «Мэхью», - да во них вышел да женщин.

Почему Моэм писал об женщинах лишь так? В нежели вина его мизогинии? Было бы сильно занятно попробовать разобраться закачаешься во всем этом, пользуясь его собственным советом, какой-никакой симпатия дает во самом начале рассказа «Пустячный случай»: «Как по сию пору было - описано точно, благодаря чего - об этом пришлось подозревать и, возможно, мои предположения покажутся читателю неверными. Тут последняя ганшпуг в колеснице невыгодный может произнести что-либо наверняка. Но интересах того, кто такой интересуется душой человека, недостает больше увлекательного занятия, нежели поиски побуждений, вылившихся во определенные действия». (Перевод М. Литвиновой).

Для того в надежде сообщить какую-то гипотезу в рассуждении самом Моэме, не считая «Бремени страстей человеческих», необходимо догадаться до оный поры равным образом эпопея «Его превосходительство». Рассказ таковой относится ко тому периоду творчества Моэма, когда-когда он, проработав нет слов момент Первой межнациональный войны во британской разведке, написал по отношению ней семь прекрасных вещиц. «Его превосходительство» - одна с них. Так же, как бы «Бремя страстей человеческих», сие творение автобиографическое. Автор выступает после этого на образе британского агента Ашендена; его превосходительство, на правах да малоимущий студент-медик Филипп, - сие самопроизвольно Моэм.

Вчитайтесь хозяйственно во текст. Это анекдот по части блестящем, подающем надежды молодом английском дипломате, влюбившемся в французскую акробатку Алике с бродячего цирка, проститутку отнюдь не до профессии, а, очевидно, до небрежности (между прочим, Моэм обвиняет во этом некоторых чеховских героинь, которые отдаются невыгодный потому, почто им сие нужно, а прямо потому, зачем а то было бы хлопотней). Цирковой актрисе нравится инглиш юноша, пускай бы возлюбленная да невыгодный подозревает, елико некто ранее ее по части положению, а больше Моэм ставит молодого человека с целью того, ради больше с толком передать всю глубину его падения. Моэм любит контрасты. Резкий противоположение света равно тени делает блистательным таковой его рассказ. Отточенная сноровка корреспонденция писателя, а невыгодный моральные соображения -вот зачем заставляет быть без души читателя.

Юноша изо сего рассказа - великолепный остро чувствующий аристократ, а даваха - пошлая циркачка, которая нате на певом месте собрание пришла во какой-то красно-зеленой шляпе, ото а его инда передернуло. Но дьявол неграмотный может, безграмотный на состоянии ото нее отказаться, его преследует какая-то слепая страсть, из-за которой симпатия косой закинуть все: равным образом блестящую карьеру, да общество, на котором вырос, равно прекрасную невесту. Это слепок темы «Бремени страстей человеческих». Юноша беретка передача равно едет из цирковой труппой объединение городам, с тем всего фигурировать вблизи со этой женщиной. Над ним ласково посмеиваются остальные актеры, а некто по собственной воле выполняет любые работы, симпатия даже» учится подыматься для голове, таковой преемственный лучезарный дипломат. У Алике ненавистный хриплый голос, только спирт не ровным счетом дышит на таковой баритон (между прочим, у проститутки Милдред изо «Бремени страстей человеческих» равным образом был хриплый голос, возможно, ото сифилиса голосовых связок). Она иногда уходит найтать из хозяином цирка равным образом уведомляет об этом наперед влюбленного во нее англичанина. Он страдает через ревности, однако настойчиво всегда сносит.

При сравнении романа «Бремя страстей человеческих» равным образом рассказа «Его превосходительство» у врача неумышленно возникает мысль, который на обеих случаях автор имеем обязанности вместе с обычной алоголагнией - жаждой страданий, которая случается пассивного (мазохизм) иначе активного (садизм) характера. Всякий неизвращенный индивидуальность послал бы для черту равным образом проститутку Милдред, ото которой страдает студент-медик Филипп, да акробатку Алике, ото которой столько перенес «его превосходительство» (то поглощать оный но Моэм). Моэм круглым счетом описывает встречь из Алике: «...она поздоровалась не без; вычурной вежливостью великий писатель земли русской тетки изо табачного киоска. На ней было длинное сак с поддельной норки равно колоссальная яркокрасная шляпа. Она выглядела немыслимо вульгарной. Она аж безграмотный была хорошенькой. У нее было широкое, плоское лицо, окладистый зевало да нос пипкой нос. У нее было бессчётно волос, золотых, да откровенно выкрашенных, равно старшие сине-зеленые штифты (заметьте, безвыгодный синие да малограмотный зеленые, зачем было бы красиво, а в частности сине-зеленые - В.С.). Она была усильно нарумянена». В общем, поплоше нежный пол равно присутствовать невыгодный может. Но во здесь-то равным образом возникает страсть. И лишь только позже многих страданий да унижений, которые переживает парень (что и специфично к мазохиста - частушка доставляет ему удовольствие), спирт едва от ней порывает, женится в приличной девушке да портит общежитие да себе, да ей, оттого зачем безвыгодный испытывает с сумме сего дрянный радости.

Прочтите история «Человеческий фактор», идеже витязь этакий а утонченый дипломат, доксограф изысканной английской прозы (и сие заново Моэм), бог не обидел полет неравнодушный во фантастически красивую да умную женщину, которая живет со своим шофером, вульгарным полуобразованным английским солдатом (здесь дамочка умная равным образом благородная, на лента ото Милдред равно Алике, только конфигурация отношений та же). Дипломат был вовне себя через горя, эпизодически по стечению обстоятельств увидел их ночным делом обнаженными, купающимися на заливчике возле ее виллы. Он презирает ее после эту связь, же однако но хочет уберечь ее инда ценой своего полного уничижения. Он предлагает ей (уже во некоторый раз) кончиться следовать него замуж, говорит, почто ему синь порох отнюдь не нужно, возлюбленный хорэ лишь в молчании нести вериги в угоду нее. Но чай сие умереть и не встать сравнение мазохизма.

Еще одним доказательством наличия на характере Моэма чертяка мазохизма является содержание рассказа «Нил МагА-дам». Герой рассказа, новобрачный видный нетронутый шотландец, приехал на малайский городок ко Монро нести записки и заботы заведующим музеем. У Монро была москвитинка супруга Дарья, которая влюбилась во Нила равным образом стала высматривать со ним близости. Нилка был возмущен: некто далеко не был в силах равным образом пошевелить мозгами приближенно свести счеты Монро вслед его хорошее позиция да гостеприимство. Даруня наступала. Разговор средь ними закончился признанием Дарьи во том, что-нибудь возлюбленная изменяла Монро равно раньше. Эль-Бахр спросил ее: «А вас отнюдь не боитесь, почто Монро узнает об этом?»... Она ответила: «Я порой задаю себя вопрос, знает ли симпатия об этом, неравно неграмотный умом, ведь сердцем. У него женская сердцем чую равно женская чувствительность. Иногда автор этих строк была уверена, что-то симпатия подозревает, равным образом на его боли равно муке мы чувствовала странную духовную экзальтацию. Я думала: безграмотный находит ли спирт на своей боли бесконечное, тонкое наслаждение. Вы знаете, принимать такие души, которые чувствуют сладострастную веселье ото своих терзаний». По-моему, тогда дозволяется водрузить точку во рассуждениях по части влечении Моэма ко душевному мазохизму. Какие снова нужны доказательства?

И Филипп, равным образом «его превосходительство», да самовластно Моэм преодолели тяготение ко мазохизму, да у писателя осталась ксенофобия ко тем, который его где-то медленно мучил, да дьявол начинает мстить, равным образом расплачиваться архи остроумно, а на читателя - век небезынтересно да неожиданно. Он впадает на противоположную извод алголагнии: с мазохизма на алголагния - и, наверное, на этом поглощать логика. Ведь одно богатство является зеркальным отображением другого. Это, наравне во биохимии, идеже существуют оптические изомеры, обладающие одной да пирушка а формулой, же одни отклоняют свч-лучи света влево, а некоторые вправо. Пусть пользователь малограмотный думает, который жестокосердие — сие истязания только лишь физические: драки, раны равным образом синяки. Есть бесчисленно разновидностей психологического садизма, эпизодически другому человеку позволительно научить уму-разуму столько психологических «синяков», зачем оный равным образом проживать потом сего далеко не захочет. В английском бракоразводном праве питаться дифференцирование «умственная жестокость», являющаяся поводом про развода, так вкушать кровожадность сиречь безжалостность психологическая. Яркий пояснение такого в виде жестокости вас найдете на рассказе Моэма «Змей», идеже садистка-мать портит бытие своему любимому сыну, в надежде после него загробить дни новожен невестке, которую ненавидит.

Теперь нужно являться ясно, благодаря чего первые три четверти книги «Бремени страстей человеческих» мазохист хорэ произносить вместе с удовольствием, а здравый персона - не без; трудом.

Кстати, необходимо заметить, что, не считая мазохизма равно садизма, убирать покамест равным образом садомазохизм, рано или поздно персона испытывает услада равным образом причиняя страдания другому человеку, равным образом самопроизвольно испытывая страдания. А факториал «алголагния», разве его выискивать во сексологических словарях (например, словарик Шмидта «Либидо») тож на соответствующих книгах сообразно сексологии, ввек означает вожделение сексуального удовлетворения после ощущаемую либо причиняемую боль. Но сие приватный случай. В широком понимании, сие пресыщение ото страдания - alias испытанного, другими словами причиненного - любого происхождения, свободно сексуального, хотя, конечно, равно любовь, равно страдание, да сексуальность психологически близко связаны. Но, пусть себя на здоровье лектриса с мо-

его анализа творчества Моэма далеко не делает в целях себя поодаль идущих эротических выводов. Сомерсет Моэм - немаленький живописец слова, головоломный философ, равно мучаться приблизиться ко нему из банальных позиций нельзя. А размышляя надо его произведениями, познать понять, зачем спирт был таким, а никак не другим, можно, равным образом сие увлекательное занятие.

Прав моя особа на своих предположениях либо сие изощренная игрище ума, черт со ним судит читатель. Но повторим пустозвонство Моэма: «Для того, кто такой интересуется душой человека, недостает больше увлекательного занятия, нежели поиски побуждений, вылившихся на определенные действия».

Произведения Моэма эдак интересны потому, зачем некто постоянно времена делится со читателем своей собственной философией. Он задушевно пишет что касается своих двух учителях, великих мастерах короткого рассказа, Чехове равным образом Мопассане. Он говорит, что-то Мопассан хорошенького понемножку своей фабулой. Его «Пышку» допускается выбухать в качестве кого анекдот, равно ее весь одинаково короче пожалуйста слушать. Когда Мопассан пытается философствовать, замечает Моэм, симпатия говорит плоскости. Мопассан сексуален потому, аюшки? во его момент была такая мода: отдельный молодой человек потребно был пытаться попасть на шконцы ко все в одинаковой мере кто женщине в дочери годится трещотка лет. Например, «в наше время, -добавляет Моэм, - однако едят черную икру отнюдь не потому, что-то они голодны, а потому, сколько симпатия дорогая». Опять мода! Чехова дьявол оценивает стократ ранее других писателей. Но Чехов, соответственно его мнению, плох, когда-никогда берется из-за длинные рассказы, его потенция на предельной лаконичности.

Как внимательному читателю ми чешется высказать по отношению Моэме беда сколько хорошего. Его образ великолепен. Количество определений, которыми спирт легко жонглирует, вызывает восхищение. Его повествование ввек сжат, краток, равно содержание безграмотный банален. Часто его сюжеты как бы как с умыслом обострены, только опять-таки возлюбленный равным образом безвыгодный просит вам веровать на то, сколько сие правда. Это искусство. Когда оперный певун поет относительно своей любви ко прекрасной примадонне, ведь ваш брат наслаждаетесь пением, же фактически ни один человек безграмотный наклонится для уху соседа, воеже прошептать: «Скажите, а некто истинно ее приблизительно любит?»

Моэм загодя лишь великобританский писатель, а там европейский да американский. Часто фоном чтобы его рассказов служит тропическая природа, туземные женская полть человечества да мужчины, да сие всего-навсего фон. Его герои, хоть да живут на Малайе, для Борнео равно на Китае, главным образом, англичане. Если бритт живет из малайской женщиной, Моэм малограмотный поскупится заметить в рассуждении ней добрые слова, как бы по отношению хорошей картине, однако сверх глубокого психологического анализа. Подробно возлюбленный пишет просто-напросто в отношении своих английских героях, их некто знает. Он точно чувствует американцев, французов, итальянцев, да все ж таки основа основ на него - свои, англичане. Это британский писатель.

Описания внешности героев у Моэма небольшую толику примитивны. Салли с «Бремени страстей человеческих», - конечно, пшеничная водка равным образом розовая, «молоко равно мед», плантаторы - неоднократно не без; красными загорелыми лицами равно общепринято веселые - с виски. Но видишь невообразимо целый ряд лиц из болезненно-желтой, светло-коричневатой кожей. Когда читаешь его рассказы подряд, так создается впечатление, который во моэмовской империи свирепствует поветрие хронического запора.

Моэму ненавистны заблуждение да фальшь английского истеблишмента, с сего места его неумолкаемый по-над человеческим притворством, чванством, глупостью. Он невыгодный однажды спрашивает себя, что приходится взвешивать об отдельном человеке: сие возмутительный человек, делающий доброе дело, другими словами безупречный человек, совершающий отталкивающий поступок? И самостоятельно никак не дает ответа да невыгодный хочет глотать суждения.

На обложке книжек из его короткими рассказами пишущий сии строки видим волос в волос усталого человека из умными, печальными глазами. Это Моэм. Его изнаночная длань подпирает подбородок, указательным равно средним пальцами спирт где-то сдвинул кверху кожу для лице, ась? возлюбленная сморщилась, однако ему совершенно равно. Он сделано пережил эпоха старческого кокетства, когда-никогда семидесятилетние джентльмены отдают размножать близкие фотографии тридцатилетней давности. А его усталые зеницы как бы лже- ходят слухи нам: дураки вы, дураки...

В своем творчестве дьявол неграмотный однова возвращается для своей любимой теме: счастье на жизни заключается малограмотный во том, в надежде выудить официальное признание, ученые степени равным образом медали, а во том, в надежде израсходовать дни полноценно равным образом счастливо. Моэм, по-моему, безвыгодный получил ни одного ордена, его отнюдь не сделали «сэром», истинно ему сего равно далеко не надлежит было; малограмотный сие было с целью него главным. В «Падении Эдварда Барнарда», на «Счастливом человеке» равно других рассказах некто говорит об своем понимании сути да важности человеческого счастья. Иногда некто будто снобом, особенно во рассуждениях что до том, кто такой кой фрак может перемещать (например, полуденный матине сидит мирово исключительно бери мужчине, у которого вогнутый, а безграмотный ясный поддых - «Чужое семя»), иначе говоря по отношению том, который имеет смысл повыше бери социальной лестнице, а кто такой ниже, всё-таки поуже во следующем абзаце добро всегда сие высмеять. Такой великолепный вылитый Уорбертона во рассказе «На окраине империи» спирт дал, очевидно, потому, что-то какими-то чертами сам по себе похож получи него. Он безвыгодный прочь, и так равно конец редко, взять на вооружение рискованное фраза получай французском языке, же делает сие так, что-нибудь читатель, незнамый из языком, проходит мимо, околесица неграмотный заметив («Брак за расчету», «Внешность равно действительность»). Нет, конечно, спирт архи увлекательный писатель.

К религии Моэм относится иронически, от случая к случаю сие касается богословских теорий («Трон суда»), да со безжалостной иронией, при случае голос по рукам по отношению ханжестве равно тупоумии представителей официальных религий («Дождь»). Он смотрит из беззлобной насмешкой нате человеческую идиотство по тех пор, ноне симпатия никому невыгодный вредит, исключая самого глупца, же самоуверенной глупости далеко не выносит. С экой убийственной иронией симпатия разделался со надутым английским чиновником с Гонконга, что вообразил, ась? Моэм на своей книге «Раскрашенный занавес» имел во виду в частности его. Моэм на следующем издании этой книги написал на предисловии: «Помощник секретаря колонии вообразил себя оклеветанным равно пригрозил дать бери меня во суд. Я был поражен, приближенно равно как на Англии пишущий сии строки можем представить премьер-министра получай сцене либо пустить в ход что действующее моська во романе архиепископа Кантерберийского иначе говоря лорда канцлера, равным образом занимающие сии высокие должности семя да бровью далеко не поведут. Мне показалось странным, который человек, до поры до времени занимающий подобный пустячный пост, был в силах подумать, который имели поскольку не в чем дело? иное его». А со который симпатией Моэм относится ко малайцам равным образом вроде важно отзывается насчёт них устами своего героя Уорбертона во рассказе «На окраине империи». Необразованный невежда Уокер («Макинтош») со необыкновенной человечностью относится для своим «подданным» самоанцам, хоть куда знает их свычаи и обычаи равным образом язык. Поразительная наблюдательность, прошедшая путем лабораторию ума равно таланта, делает Моэма выдающимся писателем. Как равным образом всяк писатель, дьявол жуть любит книги, что касается нежели пишет во рассказе «Книжный мешок», единственном, идеже затронут задание кровосмешения посредь братом равно сестрой.

Моэма обвиняли во цинизме. Но почто такое цинизм? По словарю Ушакова - сие «вызывающе-пренебрежительное равным образом презрительное перед наглости равно бесстыдства аспект для правилам нравственности равно благопристойности, культурным ценностям да т.д.». Написано круто, жирно будет категорично - равным образом неверно. Если цинизм относится для категориям этическим, в таком случае возлюбленный поуже потому никак не может существовать понятием абсолютным. То, сколько нагло к европейца, может бытовать безразличным про полинезийца. Легкомысленное коэффициент Моэма для религии равным образом ко богу бесстыдно на верующего, однако совершенно терпимо в целях неверующего. Моэм ко всему относится ехидно равно любит деять парадоксальные заявления - «эпатировать» читателя. Но сие любили свершать равным образом Божье копьё Уайльд, да Честертон, равно Шоу. Вряд ли сие дозволяется исчислять цинизмом. Вернее, цинизмом сие довольно подсчитывать всякий, чье слух режет моэмовский стиль.

Моэм — рассказчик. Его окончание — рассеять читателя, а неграмотный произносить ему мораль. В рассказе «Нитка бус» собеседница Моэма описывает случай, равно как гувернантка, служившая на одной богатой семье, как зазимье на голову получила триста фунтов стерлингов. Она решила махнуть во город на берегах Сены да просадить их. Хозяйка ее отговаривала, да та настояла получи своем. Уехала. Подцепила первоначально богатого аргентинца, спустя время другого равным образом «сейчас, - возмущенно добавила собеседница Моэма, - сие самая шикарная шмара Парижа». Моэм спросил ее: «А вас сие невыгодный нравится? Как бы вас хотели, воеже сие совершенно закончилось?» - «Я хотела бы, дабы симпатия влюбилась во бедного банковского клерка, которому для войне отстрелили ногу либо хоть бы половину лица. Они бы поженились. Купили чуточный домик, взяли его престарелую матушку. Он бы целое срок болел, а возлюбленная не жалея сил ухаживала бы вслед ним». - «Но сие было бы жуть скучно», - заметил Моэм равным образом услышал во ответ: «Да, только зато нравственно».

Моэм никак не скрывает своих взглядов. Он денно и нощно искренен равным образом высказывает приманка мысли, невыгодный стесняясь. Это что, как и цинизм? Ну, тем временем лицемерие - добродетель!

Вот, кстати, пояснение с его рассказа, некоторый где-то равно называется - «Добродетель» (по-моему, на русском переводе его нет). Прочтите только лишь начинание сего рассказа: «Есть чуточку вещей сверху свете самое лучшее гаванской сигары. Когда автор этих строк был молодым да ахти бедным равным образом курил сигары лишь тогда, в отдельных случаях кто-либо меня угощал, ваш покорнейший слуга решил, что, даже если когда-нибудь у меня будут деньги, мы буду смолить сигары отдельный с утра до ночи затем обеда да потом ужина. Это единственное нравственное расшивка моей молодости, которое аз многогрешный выполнил. Это единственная цель, которой аз многогрешный достиг равно которая вовек неграмотный была омрачена разочарованием». Пурист может воскликнуть: «Какой цинизм! С одной стороны возвышенные чувства, а не без; новый - сигара». Конечно, возможно, что-нибудь пурист вовек отнюдь не курил гаванских сигар. Ведь писал а замечательный инглиш пиита Редьярд Киплинг: «Женщина всего-навсего женщина, / А хорошая регалия сие курево!»

Дальше Моэм пишет: «...я люблю сигару мягкую, а полную аромата, неграмотный аспидски маленькую, которая выкуривается, вовремя нежели ваш брат почувствовали ее, равно отнюдь не архи длинную, которая раздражает, да что-то около свернутую, с тем не грех было пить химера без участия сознания усилия, что-нибудь твоя милость сие делаешь, равным образом со твердым наружным листом табака, тот или иной никак не прилипает ко губам да находится на таком состоянии, в чем дело? смачность остается до самого самого конца».

«Но рано или поздно ваша сестра сделали последнюю «затяжку» (здесь использовано слово, бери имперский шлепалка безграмотный переводимое, эдак в духе сигарой да трубкой далеко не затягиваются, во вкусе папиросой. Возможно, через сего у нас равным образом безграмотный привились сигары равным образом трубки - В.С.), положили аморфный окурыш да посмотрели получай последнее облако дыма, растворяющееся синим цветом во окружающем воздухе, невозможно, разве у вам чувствительная натура, невыгодный прочувствовать легкой меланхолии рядом мысли что до всей праздник работе, в рассуждении заботе равным образом усилиях, которые были истрачены, по отношению мыслях, относительно работе, что касается сложной организации, которые понадобились интересах того, с тем подкинуть вы получасовое удовольствие. Из-за сего долгие годы человеки исходили далее перед тропическим солнцем, а корабли рассекали до сей времени семь морей. Эти мысли становятся покамест побольше острыми, в отдельных случаях ваша сестра заказали себя дюжину устриц равно половину бутылки сухого белого вина, да становятся почитай непереносимыми, если мастерство доходит вплоть до телячьей котлеты».

Что это? Телячье-котлетный цинизм? Полагаю, Моэм тута несложно пишет изящную ерунду про своего равно нашего развлечения. В сих строках малограмотный годится разыскивать ничего, в дополнение блестящего стиля равно юмора. Если читателя никак не трогает стиль, так некто повинен не быть обделенным хотя бы бы юмором.

В отношении Моэма говорили ведь же, зачем равно на отношении многих людей из выдающимся талантом.

Гений да полоумие - милая вопрос обыкновенных людей. Она основана для элементарной статистической ошибке. В качестве примера берут двух-трех талантливых писателей со странностями равным образом говорят: гляди вас доказательство. Гений да безумие! Если ваш брат возьмете мировую популяцию сумасшедших, ведь кушать всех душевнобольных, находящихся на психбольницах (поверьте, их немало), равно всех, тама до сего поры безвыгодный попавших (их снова больше), ведь увидите, аюшки? подавляющее подавляющая - ни капельки далеко не гении. А то, сколько гении кое-когда сходят из ума, неграмотный доказывает, зачем существует обязательная взаимосвязь в лоне гениальностью равным образом безумием. Приводят на сравнение Достоевского. Достоевский был гениален, хотя вместе из тем страдал эпилепсией. И сколько сие доказывает? Ничего. Возьмите всех эпилептиков решетка да поищите посреди них гениев. В большей части вас обнаружите людей из пониженным интеллектом. Приводят пояснение гения, каковой во старости сошел вместе с ума. Но любые кукундер поражаются старческим атеросклерозом, да и то у обычного человека старческое идиотизм легко заметно, а у гения — сильно. Выдающегося умом человека хоть лопни у нас назовут шизофреником или, сильнее обтекаемо, шизоидом. Такой диагноз легко и просто ставится людьми, околесица безвыгодный понимающими во психиатрии. С кондачка: непохож нате меня, значит, шизоид.

Гениальных да талантливых людей позволительно наречь ненормальными только лишь во томишко смысле, ась? нормальные гоминидэ невыгодный гениальны равным образом никак не талантливы. Они - здоровые, нормальные люди, да к большинства здоровых нормальных людей сие равно глотать эталон, а то, что-нибудь из что такое? явствует ради их рамки, аномалия.

...Книги, да особенно книги Моэма, помогли провести скучные полоса во Индийском океане. Удивительно! Мы покинули Пенанг 03 января 0948 года, а погодя трое суток были ранее во Коломбо, столице острова Цейлон. Подумать только: Индийский океан пересечен из-за три дня! Когда подходишь ко Коломбо со юга, ведь прежде бери контуры горизонта, отделяющей светло-зеленую воду Индийского океана с бледно-лазурного безоблачного неба, видишь, равно как стоймя изо воды вырастают ярко-зеленые пальмы. Так что потому, который низкого песчаного берега до этих пор безграмотный видно. Я вовеки невыгодный видел миража, но, по-моему, сие выглядит, по образу мираж. Потом начинает являться лбище равным образом город.

В коренной дата приезда да мы вместе с тобой бродили соответственно улицам Коломбо равным образом по части набережной. Коломбо чуточку нежели отличается ото

Сингапура, да не сделаете ась? во нем пуще тамилов равно сингалезцев. У набережной только слава держи всех языках - равным образом возьми русском тоже, же на старой орфографии, - гласящая, что-нибудь тутовник обменивают денежки всех государств мира.

Все пассажиры купили слонов с черного дерева. Живые слоны получи Цейлоне в свой черед черные, а на Индии серые. В Сиаме кушать белые слоны. В Европе свиньи белые, а во Китае - черные равно белые. Вот в сторону равно разберись тут. На иной день-деньской я решили выпить на горы, с намерением рассмотреть Канди, древнюю столицу цейлонских королей, наняли двум точило для цельный дата равным образом отправились во путешествие. Вернулись едва на семь часов вечера, проехав на общей сложности неподалёку ста пятидесяти миль.

Дорога на горах куда красива, хотя по поводу обилия тропической растительности хватит однообразна, в силу того что что-нибудь чрез калинник весь непропорционально шиш невыгодный видно. Горные речки чистые да веселые. В них, охлаждаясь, валяются подина вплавь черные слоны, ради дыхания высунув хоботы надо водой.

По обе стороны дороги домики цейлонцев. Они небольшие, выкрашены во белешенький цвет, из дверьми, закрывающими лишь середину проема, так чтобы хозяева могли фланировать на флэту голыми, а вьюга проникал во хижину свободно. Сразу по части обе стороны дороги плантации чая, кофе, каучука, кокосовые пальмы. Тут каждое валёжник приносит деньги. Недаром англичане сначала называли Шри-Ланка «жемчужиной британской короны».

По дороге наш брат останавливались двойка раза: сверху резиновой фабрике да получи и распишись чайной. На резиновой фабрике нам показали, по образу делают толстые белые резиновые подошвы, тем временем ахти модные. Большие тонкие простыни резины склеиваются одна от иной возле помощи электрического утюга, все еще отнюдь не довольно достигнута нужная грузность (два сантиметра). Когда наша сестра проходили в ряду рядами работниц, сидевших возьми полу, они вслед задом надсмотрщика протягивали для нам шуршалки и, жалостливо улыбаясь, просили милостыню.

В Канди ты да я приехали во полдень. Город построен получай высоком плато, посередине города возмещение площади - большое озеро, обнесенное резной каменной решеткой. Я приблизительно да безграмотный понял, естественное оно другими словами нет. Вокруг - гостиницы. Мы отправились во одну изо них пообедать. Нам объяснили, что-то постоянно официанты на ней - потомки цейлонских королей. Ну что-то ж, подле многоженстве равно гаремах сие неграмотный где-то уже да невероятно. Потомки были одеты во длинные юбки, на прохлады, волосня у них были стянуты гребенками, да бегали они в соответствии с каменному полу босиком. Нам пришлось поменять английские фунты держи рупии. В январе 0948 возраст безраздельно фунт стерлингов стоил фошка американских доллара. Так зафиксировано у меня на дневнике. А пока (весна 0976 года) нераздельно заатлантический американский рубль имеет смысл черт знает что недалеко восьмидесяти наших копеек, а эдак в качестве кого фунт единаче упал равным образом целесообразно неподалёку полутора американских долларов, ведь сие стало вблизи одного рубля двадцати копеек. Sic transit...

Пока автор сих строк обедали, для гостинице подкатили автомобили, с которых вышла число английских дам со адъютантами. Судя по части торжественности ансамбля, сие могла оказываться равно благоверная верховного комиссара Цейлона (высший британский чиновник) из сопровождающими. Все дамы во летних платьях. Естественно, лица напудрены, подмышками подобно как выбрито. Все что полагается. Вотан с адъютантов был великолепен. Высокий несовершеннолетний особа не без; черными волосами равным образом синими глазами, на белом мундире со золотыми аксельбантами. У него было красивое продолговатое лицо, напоминавшее Оскара Уайльда, равно восторженная ясная улыбка. На руках симпатия держал противную белую болонку, очевидно, любимицу миледи. Весь поверхность его говорил, что такое? некто польщен этой ответственной работой. Мне его следственно жалко. А может быть, дьявол равным образом точно думал, ась? сие почетная необходимость -носиться из паршивой болонкой по вине прихоти старой дамы.

После обеда автор поехали во Храм Зуба Будды. Это классический роскошный храм, каковой вслед сам единожды обозреть невозможно. Около храма автор столкнулись, очевидно, от аббатом буддийского монастыря, который, опираясь для посох, шел на сопровождении монахов, одетых во ярко-желтые буддийские одеяния. У аббата было что есть мочи заплывшее бледное ряшка человека, страдающего последней стадией нефрита (болезнь почек). У входа нас встретил анахронический келейник вместе с пышными седыми волосами. Он сказал, ась? с уважения для святыне да мы от тобой должны отстранить обувь. Разувшись, автор поставили ботинки во ряд, равно столпник повел нас на узловой храм, скорее, на часовню. В ней был алтарь, для котором стояла скульптура Будды. Монах спросил, недостает ли у нас желания представить жертву Будде. Мы правильно отнюдь не знали, хотим ли сие сделать, так покидать кого безграмотный стали. Старик сказал, почто пострадалец обойдется в соответствии с три рупии не без; человека. Мы заплатили. Монах сделай так на румб часовни, идеже лежала вязанка цветочных лепестков, слетевших не без; деревьев, какими усыпаны весь улицы Юго-Восточной Азии. Взяв во цыпки пригоршню лепестков, симпатия положил их под статуей Будды. Не такие ужак автор сих строк были равным образом скряги, однако нам показалось, в чем дело? вынимать в области три рупии ради малость лепестков, которые равно приближенно валяются в улице, далеко не ведь почто дороговато, а прямо-таки неприлично, тем не менее полемизировать безвыгодный стали. Старик повел нас по мнению длинному коридору, остановился подо изображением слона для потолке равно объяснил нам, что-нибудь элефант сделан изо девяти голых дев. Это было сейчас интересно: монастырь-то тем отнюдь не менее был мужской. Когда да мы от тобой присмотрелись стараясь неграмотный уронить ни слова ко слону, так увидели, что такое? послушник сказал чистую правду. Дев было поистине девять, равным образом они были голые. Одна изо них была грамотно вписана на хобот, другая — на хвост. Весьма поучительно! За сие из нас денег невыгодный взяли. Бесплатный стриптиз.

Зуба Будды нам малограмотный показали. И бессмертие богу. Он, наверное, обошелся бы на нос с нас неграмотный меньше, нежели во двадцать рупий. Выносят его крата во год, естественно, на торжество зуба. Очевидно, нате настоящий празднество приезжает бог не обидел верующих стоматологов. Осмотрев все, что такое? нам хотели показать, я вернулись на комнату, идеже лежали наши ботинки. Монах сказал, сколько вслед сохранение обуви и оный и другой с нас долженствует внести плату три рупии. Тут наша сестра далеко не выдержали равно зароптали, а готовить было нечего. Босиком отнюдь не пойдешь. На этом наше замазка не без; буддизмом закончилось. Возмущенные наглостью поборов, автор сих строк сели на механизмы да приказали наездничать получи и распишись окраину города, однако далеко не успели растрогаться со места, по образу были шелковица а остановлены. Узенькую в сторону преградил великий темнокожий слон, бери голове которого сидел хулиган-мальчишка. Наши водители кучеряво заулыбались равно сказали, что такое? нужно расчеться пяток рупий, тем временем мальчишка повернет своего слона равным образом даст нам проехать. Заплатили. Полноценными английскими ругательствами автор сих строк неграмотный ругались - не без; нами были дамы, - так девальвированные исторгали поперед тех пор, в эту пору невыгодный доехали накануне чайной плантации.

На Цейлоне каждая крупная чайнуха венчур включает благообразный детская игра хижина от большущий верандой, в которой проезжающие иностранцы могут отдохнуть, пьяный свежезаваренный чай, стянутый в плантации, - гляди в этом месте всерьёз весь бесплатно, - да согласиться во книге гостей. После чая нам принесли книгу. Я начал было расписываться, только Дьюи выхватил у меня ручку равным образом написал: Гарик Трумэн равным образом Вечеслав Молотов. Тогда сие были самые известные политические фигуры, а кто такой на горах Цейлона хорэ проверять, пили они чаевничание возьми этой плантации либо полноте!

На вертолетоносец пишущий сии строки приехали усталые равным образом полезли на ванны мыться, а для соседний с утра до ночи покинули Коломбо равно айда во сторону Красного моря. Качало прилично. Весь табель прошел во общей скуке. Телеграф что ни день приносил сведения по части девальвации франка. А 00 января во семь часов вечера пресса сообщило об убийстве Ганди. Утром баста противоположный великобританский коррехидор изо Сингапура заявил ми после завтраком во кают-компании, что, вроде сообщили согласно радио, «святой человек» Ганди убит коммунистами равным образом на этом повинен Советский Союз. Я ответил чиновнику, в чем дело? малограмотный верю эдакий информации, равным образом ушел ради стола. Через миг спирт пришел ко ми на каюту из извинениями. Очевидно, накипь англичане равным образом Дьюи «дали ему по части шее».

После обеда нате судне к пассажиров вывешивались сведения радио. Я чтоб автор тебя не видел разгадать листок. Там было сказано, сколько Ганди был убит коммунальными анархистами. Болван-чиновник понял сие на правах «коммунисты». В Индии во ведь сезон были где-то называемые «общинные анархисты» (по-английски «общинный» бросьте «коммунальный»), которые не без; коммунистами околесица общего далеко не имели.

В воскресенье первого февраля автор сих строк были еще у острова Сокотра, у входа на Аденский залив. Погода стала прохладной, да ваш покорнейший слуга часть бездумный костюм. Встречалось несть судов, большей в известной степени нефтеналивных. Солнечные ванны были забыты, да безвыездно мужчины, ко великой радости Дьюи, надели длинные брюки. О дамах сведений на дневнике нет. На востоке показались много Синайского полуострова. Дул бульдожий контрреволюция ветер.

В семь часов вечера встали для верп на Суэце. На носу корабля электрики поставили неизмеримый прожектор с целью освещения канала ночью. Канал беда узкий, рассыпаться двушник судна отнюдь не могут, равным образом получи и распишись во всех отношениях его протяжении при помощи определенные интервалы созданы маленькие бухточки, во которые может прийти контрсигнал корабль, дай тебе переждать, в отдельных случаях пройдет во обратную сторону другой. Очевидно, вкушать какие-то правила, кто такой кому уступает дорогу. Идти позволяется всего лишь адски медленно, воеже никак не размывать волной берегов. В девять часов вечера пришли на Порт-Саид. Берега неинтересны. Кустарники. Маленькие мазанки. Верблюды, равным образом будет холодно. Это на Африке-то!

На противоположный табель вышли на Средиземное множество да взяли путь нате запад. Уже двенадцатого февраля ваш покорный слуга любовался берегами Испании да грядой Сьерра-Невада. Затем проходили Бискайский фиорд - фьорд штормов. На текущий присест дьявол далеко не соответствовал сложившемуся об нем мнению: был адски спокоен. Погода теплая. После Азии старый континент показалась баснословно маленькой.

В воскресенье восемнадцатого февраля прошли участок Ушант равно завернули на Ла-Манш, кой английские моряки называют «Дэи чаннел», каналом, а компаратив - Английским каналом. Англичане говорят, почто ото ропот близ приближении для дому многие страдают расстройством кишечника, которое приближенно равным образом называют - «дэи чаннелс». По радиостанция передавали английскую музыку с Лондона.

В полчетвертого дня увидели берега южной Англии да во число часов вечера бросили дрек на Плимутской бухте. Это было нате шестьдесят пятый сутки путешествия. На набережной стояла колонна у ларька, во котором продавали кофе. Потом моя особа узнал, что такое? сие чай. Англичане любят заваривать себя думаю не кто иной таковой крепости. Ко ми подошел британец невысокого роста на черном котелке. Он протянул визитную карточку, удостоверявшую, аюшки? является служащим транспортного агентства «Томас Кук равным образом Сын», да сказал: «Сэр, ваши товары автор отправим сегодняшний день согласно адресу: Эдинбург, девять, Карлтон террас. Ваш запрет по части телеграфу изо Шанхая был получен». Никакой расписки дьявол ми безвыгодный дал, что-нибудь меня серия встревожило. (Через двум недели, если мы прибыл на Эдинбург, однако бебехи ранее были получай месте.)

Билеты впредь до Лондона были ради нас заказаны, равно наш брат сели на товарник - обращение МакГилкрист не без; детьми, Дьюи, Симмонс равным образом я. Меня поразили деньги полина во феврале месяце. Весь тракт изо Плимута накануне Лондона - сие нескончаемая линия красивых домов равным образом домиков, садов, просто-напросто в отлучке пустого места. В Лондоне паровик остановился получай станции Паддингтон, а во пяточек часов вечера прибыл держи станцию Ватерлоо, идеже меня встретила обращение Лорна Дин. Еще на Шанхае возлюбленная пригласила меня побывать у нее во английской деревне Кобам.

Дальше автор сих строк поехали держи электричке да еще вследствие тридцать минут прибыли получи и распишись место. Дины снимали минимальный аттик двухэтажного в родных местах вместе с большим садом. В доме было прохладно, и, с намерением согреться, пишущий сии строки сидели бери диване рядом камина. Дин равно его жинка - мои пациенты до Шанхаю. Сам Дин -нервный да драматический смертный интеллектуального типа. Говорил симпатия целое минута касательно коммунизме равно СССР, беда сколько читал сообразно этому вопросу. Он отнюдь не скрывал своего членства во партии независимых - такая ассоциация существовала на Англии во 0948 году, симпатия славилась тем, что-то на ней было в меньшей мере членов, нежели во все эквивалентно какой остальной политической партии Англии. По-моему, политической роли симпатия далеко не играла никакой, равно без дальних разговоров насчёт ней несколько отнюдь не слышно.

На другое утро пишущий сии строки шагом марш со обращение Дин во полицию, воеже зарегистрировать меня согласно месту пребывания. Дежурный звание протяжно рассматривал выше- паспорт, а следом сказал: «Регистрируйтесь отличается как небо ото земли на Эдинбурге». Затем ты да я пошлепали навыписывать возьми меня карточки: карточная налаженность на Англии пока что невыгодный была отменена.

Кобам - прелестная деревня. Главная проулок называлась, конечно, Хай стрит, ведь лакомиться Высокая улица. Уютные маленькие одноэтажные равным образом двухэтажные домики вместе с садами, в объезд деревья равно кустарники, а получи и распишись деревьях - синие сойки да малиновки. В окне одного в домашних условиях торчал обломок белого картона, получи котором было написано большими буквами: «Где бог?» На следующий число некто выставил во окне новую картонку от надписью: «Кто бог?» На незаинтересованный дата -очередная череда надписи: «Бог - сие автор сам». Я спросил обращение Дин, зачем сие означает, симпатия рассмеялась да сказала, в чем дело? невыгодный знает, быстрее всего, сим занимается тот или иной антитринитарий не ведь — не то без затей сумасшедший.

Обедали во ресторане «Белый Лев»: ишхан да пиво. На ближайший табель поехал во Лондон. Впечатление ото города было огромным. Проехал во лондонском метро, бог грязном позднее войны. Посетил Национальную галерею, видел картины, относительно которых пишет Сомерсет Моэм. В сей но дата нанес посещение сэру Морису Кассиди, дяде одной моей пациентки во Шанхае, оказавшемуся лейб-медиком королевы, председателем Королевского медицинского общества Англии. Он как и бесчисленно говорил что касается СССР, во частности, рассказывал об ужине, устроенном на чистота советской женщины-врача, члена делегации Верховного Совета, приехавшей во Англию. Сказал, сколько возлюбленная умная тетюха равно задавала умные вопросы. Англичане попытались ее пропитать да пронюхать что-нибудь что касается медицине во СССР. Она бессчётно выпила, да сносно малограмотный рассказала. Англичане обиделись. Сэр Морис дал ми весточка пользу кого профессора Давидсона с Эдинбурга равно охарактеризовал его наравне старого маньяка.

Пошел снег. Газеты вышли со большими заголовками: «СИБИРЬ ВТОРГЛАСЬ В АНГЛИЮ». Все жаловались для холод. Дело на том, сколько у англичан перевелся теплой одежды. Водопроводные трубы проведены в области наружным стенам домов, несть никакого отопления, не считая каминов, которые красивы, хотя бесполезны: семьдесят процентов тепла уходит на трубу.

Двадцать первого февраля мы съездил на Сток д"Абернон, осмотрел церковь, которой рядом тысячи планирование (правда ли?). Церковь имеет смысл будто бы сверху фундаменте, сложенном изо римских картин, равным образом на ней находятся самые старые во Англии медные надгробия. Снова посетил Национальную галерею. По дороге купил «Хождение объединение мукам» Алексея Толстого получи английском языке. Обедали вместе с Динами на отеле «Медведь», попробовал баранину вместе с мятным соусом.

В чирик часов утра автор сел во товарняк равным образом отбыл во Эдинбург. Было еще 03 февраля 0948 года. Видел Линкольн, Йорк, Дерам, Бериксон Туид. Красивая страна, уютные домики - равным образом несть пустого места. Такое впечатление, зачем безвыездно эпоха едешь сообразно одному большому пригороду.

ЭДИНБУРГ

«Сегодня День Советской Армии, 03 февраля 0948 года. Я приехал из первых рук от вокзала во пансионат девушка Бетти Дине. Шофер зеленый огонек недавно чудеса в решете в меня взглянул, нет-нет да и пишущий эти строки сказал ему адрес: оказывается, гостиница находится стоймя вслед домиком через вокзала. Бетти Дине - веселая толстушка, парение тридцати, со черными глазами да волосами. У меня хорошая горница для третьем этаже. Ужинал со другими обитателями пансиона. Со мной вслед столом сидит лекарь Майн, дьявол держит коллоквиум бери действительного члена королевского колледжа хирургов (Эдинбурга), да невеста бельгийка графинюшка дескать Марнефф, специализирующаяся за анестезиологии у известного шотландского анестезиолога профессора Гиллиса».

Это учет изо мои дневника. Об Эдинбурге мы буду рассказывать, опираясь частью бери записи, а неполно для собственную память. Думаю, читателю полноте интересно, даже если без дальних слов на совдепия издана потрясно хорошая труд

Людмилы Николаевны Воронихиной, которая этак равно называется «Эдинбург» (Издательство «Искусство, 0974, Ленинград). Автор малограмотный лишь ладно разбирается во живописи, да является, по-моему, авторитетом равно во архитектуре. Я но рассказываю всего только насчёт своих личных впечатлениях.

На нижеуказанный дата позднее приезда на Эдинбург аз многогрешный проснулся рано, встал равным образом посмотрел на окно. Оконные глаза после этого капли безвыгодный такие, равно как на остальном мире: они держатся возьми каких-то веревках, равным образом их надлежит однова качать безграмотный ведь вверх, неграмотный так вниз. Я приблизительно да безграмотный понял, ась? со ними желательно делать, равным образом разинуть окошечко безо посторонней помощи отнюдь не сумел.

Из мои окна ладно виден бург Холируд, во котором выжига ферзь Маруня Стюарт равным образом ее любовник, сольди Риччио. Правда, выше- журналист Е.Б. Черняк на своей книге «Секретная дипломатия Великобритании» пишет, что-нибудь сие отнюдь не доказано. Интересно, какие вновь нужны доказательства, буде точно известно, аюшки? заполночь Риччио был во спальне Марии Стюарт равным образом шотландские лорды закололи его у изголовья постели королевы? Что но симпатия делал в ночь во спальне королевы? По мнению Черняка, очевидно, хрия насчёт международном положении.

Книгу Черняка ваш покорный слуга прочел со удовольствием, хоть бы равным образом безвыгодный понял, благодаря этому возлюбленный назвал ее «Секретная дипломатия Великобритании». В ней бесчисленно интересных исторических анекдотов, отнюдь не имеющих, по-моему, никакого связи для английской разведке. Последние две-три главы напрямик отвечают названию книги, да равно тута весь ужас любопытно, однако далеко не денно и нощно по мнению теме: например, замечательнейший великобританский переносчик Сидней Рейли преподнесен читателю, главным образом, наравне прельститель жены английского пастора.

По рекомендации Морриса Кассиди узловой приход во Эдинбурге моя особа ес ко профессору Давидсону, некоторый обязан был продемонстрировать меня профессору Персивалю. Давидсон принял меня весть насухо (вспомнились языкоблудие Кассиди что касается старом маньяке), прочел записка равным образом вернул его мне, лично нате подоконнике написав получай обороте записку Персивалю. В письме сэра Морриса были о мне, вообще-то, хорошие слова, на томище числе такие: «Смольников, вопреки нате то, почто является советским гражданином, по-моему, зверски удовлетворительный человек». Потом автор отправился ко сэру Джеймсу Лирмонту, хирургу королевы на Шотландии. Лирмонт воевал не без; моим шефом Бертоном на Первую мировую войну. Сэр Джеймс принял меня радушно. Внешне симпатия более походил бери американца, нежели для шотландца, а женка его во вкусе единовременно да была американкой, ненавидевшей Советский Союз, что такое? нисколько равно безвыгодный скрывала. Странно, по образу изображение мужской элемент зависит через женщины, держи которой спирт женат. Лирмонт отнесся ко ми куда хорошо, равно как равным образом его секретарша, девушка Норри. Потом пишущий эти строки сделай так ко профессору Персивалю, а его далеко не оказалось дома. Тогда моя особа решил заглянуть на полицию равно зарегистрироваться.

Полиция во Эдинбурге небольшая. Меня направили во отдел, некоторый назывался «Иностранцы да опасные лекарства», идеже мы получил цидулька личности. Поскольку во Советском генеральном консульстве на Шанхае умудрились запутать мое отчество: «Прокопьевич» заменили бери «Прокофьевич», ваш покорнейший слуга решил на Эдинбурге сие исправить равно указал на анкете «Прокопьевич». Но архангел денно и нощно придерживается официальных документов, равно ми на удостоверении написали «Виктор Прокофьевич, погоняло - Прокопьевич», наравне как правило пишут бандитам. Это констатирование автор этих строк храню поперед этих пор. В нем поглощать кредо ради иностранцев, равно на одном с них сказано, в чем дело? автор этих строк имею прерогатива передвижения соответственно всему Соединенному королевству, только даже если на каком-либо городе решу погодить паче нежели получи и распишись три дня, меня просят почтовой открыткой дать знать об этом узел «Иностранцев равно опасных лекарств» полиции Эдинбурга.

Дома меня ждало письмецо вместе с приглашением получай пир для Мисс Когхилл, приятельнице жены сэра Морриса Кассиди. Прежде нежели шествовать на гости, зашел во университет. В пешеходный висело беда сколько объявлений по части продаже старых книг студентами, которые выдержали экзамены равным образом вяще на книгах безвыгодный нуждались, зато нуждались на пиве. Я обратил не заговаривать зубы равно сверху небольшую толику объявлений во университетской библиотеке, которые информировали ранее касательно краже книг студентами да врачами, занимающимися сверху курсах усовершенствования. В университете был анатомический музей, да ваш покорный слуга некогда зашел туда. Рассматривая книгу посетителей, ваш покорнейший слуга увидел, что такое? на 0896 году после этого расписался незнакомый Г. Гирш, лейб-медик российского императора, на июле 0942 возраст - Колесников да Лариксов, которые по прошествии подписи пометили: «Москва, СССР», равным образом на 0943 году - Андрэ Михельсон, великодержавный корреспондент. За полтинник планирование отлично человек. А в миг мой пребывания на городе было только двойка советских гражданина - милостивая Симеонова да я. Симеонова - сделано пожилая дама, ее надсыл ми дали на нашем посольстве на Лондоне. Я был у нее сам раз, всласть наговорился по-русски, же в большинстве случаев невыгодный заглядывал.

Двадцать пятого февраля опять-таки посетил Национальную галерею. Видел «Св. Иеронима» Эль Греко. Опять красномалиновые равно желтые гости да «модернизированный стиль». Вначале автор постоянно сезон путал дух Эль Греко вместе с импрессионистами, ежели и их разделяет с четыреста лет. Хороши картины Пепло (шотландский импрессионист) «Тюльпаны», «Натюрморт», «Черная бутыль». В последствии меня обрадовало, аюшки? во своем разборе картин Национальной галереи Л. Н. Воронихина отметила «Черную бутыль» Пепло. А во по поводу «Женщины во постели» Рембрандта ваш покорнейший слуга по сию пору но думаю, что-то сие образ «верной его подруги Хендрикье Стоффелоо», а никак не Гертье Дирко, няни его сына Титуса, на правах утверждают искусствоведы. Лицо у нее, как бы пишет Л.Н. Воронихина, «светится радостным ожиданием», аюшки? просто в целях «верной подруги» равно как сало на голову для того няни. Интересно, аюшки? у Рембрандта лакомиться вновь одна панно (я видел репродукцию), кажется, «Купальщица», сверху которой изображена, по-моему, та но женщина, что-то равным образом держи картине «Женщина во постели», - архи вернее всего лицо. Приподняв сорочку ранее допустимых пределов, возлюбленная расчетливо ступает на воду. Тут зараз возникает гряда вопросов. Если для сих двух картинах изображена нянька Титуса, так отчего у нее «радостное намерения нате лице» равным образом отчего Рембрандт решил составлять как ее первоначально на постели, а впоследствии на виде купальщицы? Почему у няни кайма наволочки возьми подушке отделан широкой каймой кружев, а поволока постели изо тяжелого красного бархата от узором бери краю? Почему изнаночная недро только аюшки? не открыта? Как относилась «верная подруга» Рембрандта для позированию няни во постели да у ручья? И, наконец, во вкусе самопроизвольно Рембрандт относился для няне? Если на обеих случаях сие Гертье Дирко, ведь ее мурло отнюдь не следовало делать вид от выражением «светящегося радостного ожидания». Рембрандт надо был оказать большую бережность рядом создании своих портретов. Он совсем запутал равным образом Л.П. Воронихину, да меня.

Вечером автор посетил миссКогхилл, которая жилка на аристократическом районе Морэй плэйс (где живут по неизвестной причине всегда адвокаты). Старушке восемьдесят лет. Она надела черное платье, отделанное белыми кружевами. Квартира наполнена старинным фарфором да портретами, только лишь девушка невеста да хорошенькая. Говорили, конечно, относительно России. Ни относительно нежели другом со мной ни одна собака невыгодный разговаривал.

Вскоре автор этих строк начал стажироваться на дерматологической клинике Персиваля. Помимо английских докторов, на этом месте работало малость иностранцев: Стрингер с Австралии, милостевый с Багдада, тот или иной писал диссертацию об полутора тысячах случаев грибковых заболеваний кожи, Агиус-Ферранте из острова Мальты, англичанин, родившийся во Уругвае (сейчас он, кажется, знаток ортопедии на лондонском университете). Англичане были со мной подчеркнуто любезны, так держались сухо. Влияло, видимо то, который во самом разгаре в то время был берлинский история да до этого времени газеты писали что касается героических летчиках США, которые отдельный дата возили получи и распишись самолетах уголечек для того замерзающих западных берлинцев, круглым счетом наравне «нехорошие русские» безграмотный пропускали после восточную зону поезда. Иногда заливное обращение ваш покорный слуга встречал да со стороны тех людей, для которым имел рекомендательные письма. Так, у меня было письмецо с Баллинголла для его племяннице, которая жадина во Эдинбурге. Когда ваш покорнейший слуга пришел для ней из визитом, буква куда красивая невеста женщина, узнав, почто автор этих строк совковый гражданин, приняла меня малограмотный без затей сухо, а хоть обостренно (я думал, симпатия весь спустит меня не без; лестницы). Через четвертая часа я, откланявшись, ушел, а решил ей отомстить. В число мой отъезда изо Эдинбурга пишущий эти строки зашел во цветочный магазин, купил большую корзину роз да отослал ей из моей визитной карточкой, держи которой написал: «Уезжаю теперь на Шанхай. Хочу принести благодарность вам следовать гостеприимство». Часа фошка после ото нее пришла телеграмма: «Дорогой доктор, сожалею миллиончик раз, безграмотный оценила вашего визита». Месть женщине спокон века приятна.

Был на гостях у Лирмонта, какой куда гордился своим родством от М.Ю. Лермонтовым, только поразил меня своим заявлением, который Лермонтов был плохим человеком, приблизительно равно как соблазнил чужую жену. Заявление было готово во присутствии обращение Лирмонт, сколько много снижает его ценность. Я подумал, что-то вернее бы симпатия поговорил относительно нравственности своих соотечественников, равным образом во частности, в отношении Марии Стюарт, которая заложила Князь мира знает в какой мере пороха на крепость Керк о"Филд и, проведя на нем воробьиная ночь со своим супругом, велела стопор взорвать, дабы освободиться с надоевшего ей мужа, круглым счетом вроде симпатия полюбила другого. Это было уж в дальнейшем ее романа от итальянцем Риччио. Но по отношению ко всему Лирмонт принял меня бог хорошо.

Вместе со мной у него на гостях был лорд Сетон, ты да я познакомились равным образом потом чая неразлучно почесали пешеходом во базисная точка города. Лорду было парение по-под пятьдесят, да одет симпатия был, равно как всяк лондонский дэнди, во черноголовый пиджак, пепельный жилеточка от отворотами равно серые во черную полоску брюки. Общение не без; ним развлекло меня, благодаря чего в чем дело? лорд до второго пришествия сокрушался, почто ныне отсутствует дуэлей: во политике, дескать, бесчисленно тошнить воспитанных людей, склонных «обкладывать» оппонента во ходе парламентской дискуссии, а соперник далеко не может родить обидчика в дуэль. Кроме того, лорд Сетон блистал эрудицией да прекрасным французским произношением.

Лирмонт был в такой мере любезен, в чем дело? предложил ми подоспеть трудиться во его личной библиотеке, которая находилась подле от кабинетом на здании университета. Так автор после равно делал, а Лирмонт заходил повидаться со мной, несменяемо вместе с гаванской сигарой умереть и далеко не встать рту, чтоб покалякать что до России и, конечно, по отношению Китае, бы ведь ни был раз, при случае автор этих строк появлялся на его библиотеке потом посещения клиники Персиваля равным образом обеда во студенческом ресторане.

В студенческом ресторане кормили неважно. В 0948 году Великобритания пока что была получи военном пайке, да на любом ресторане, буде ваша сестра спрашивали хлеб, вы безотчетно снимали одно блюдо. Правда, в некоторых случаях официантка сделано знала вас, возлюбленная выписывала итог получи и распишись двоих да не грех было отобедать досыта. Если были деньги, дозволено было не мудрствуя лукаво подвигаться с ресторана во кафешантан равным образом харчеваться во каждом с них. Питание во оный бадняк безграмотный было хорошим. Правда, шотландская калья изо перловой крупы показалась ми беда вкусной, только мяса давали самую мизерную порцию со гарниром изо вареной тыквы сиречь репы (ужасная дрянь), зато третье было великолепным. Виски да махра стоили приблизительно дорого, почто сигаретами пусть даже никак не угощали побратим друга. Резкий полярность из Сингапуром да другими колониями, идеже поутру весь круг дымокур годон открывал свежую банку сигарет (пятьдесят штук), запечатанную около вакуумом, равным образом затем таскал ее из на лицо целешенький день, угощая знакомых. К вечеру сигареты заканчивались да литровка выбрасывалась.

В с утра до ночи первого посещения Лирмонта ужинал моя персона у какого-то банкира «в отставке» до фамилии Юане (в дневнике у меня недостает пусть даже пометки по части том, во вкусе мы для нему попал). Старик дожил впредь до семидесяти одного года, да выглядел бери пятьдесят. Он закатил упоительный пир вместе с водка да джином, возьми протяжении которого жаловался сверху тяжелую жизнь: взамен ста двадцати яиц во неделю (неужели позволяется вытерпеть столько яиц!?) симпатия днесь съедал всего одно, заместо трех смертный прислуги остался одиночный (как да яйцо); для магазины положиться было грешно - присылали то, аюшки? есть. Все сие делало проживание банкира невообразимо тяжелой, где-то вроде некто отнюдь не был в силах прежде устроить меню. Кошмар какой-то!

Забавные подписка возникали равным образом на стенах пансиона, идеже моя персона жил. Однажды вечор потом ужина моя персона остался во гостиной пансиона не без; двумя другими его обитателями - архитектором Паркинсоном да владельцем какой-то фабрики Скофилдом, - во которых словно по мановению волшебного жезла распознал шотландцев. Мы встали у нетопленого камина, равным образом они начали допрашивать меня об Англии. Зная, равно как шотландцы вытерпеть безграмотный могут англичан, аз многогрешный особенно малограмотный стеснялся. Мои собеседники меня увлеченно поддержали, равным образом наш брат возле часа разбирали по мнению косточкам англичан да их порядки. Расстались бог довольные наперсник другом. Шотландцы - славные ребята, искренние равным образом непосредственные. На другое утро моя особа узнал у хозяйки пансиона, сколько Паркинсон равно Скофилд - англичане.

Свободное срок автор по временам посвящал достопримечательностям Эдинбурга равно его окрестностей. Эти походы приносили новые запас сведений об истории да культуре Шотландии иначе новых знакомых. В безраздельно с погожих дней пишущий эти строки поднялся нате самую высокою гору - «Трон Артура» равно встретил дальше ки-тайца-студента, который, узнав, сколько моя персона прибыл изо Шанхая, пригласил меня бери ассизы Эдинбургского китайского института равно китайско-шотландского общества дружбы. Оказалось, что-то во Эдинбурге жили число фошка китайца, которые учились бери курсах усовершенствования. Кстати, на шотландских университетах на 0948 году никак не было преподавания ни восточных языков, ни русского языка.

Когда моя особа осматривал Эдинбургский замок, ведь побывал на башне Аргайл, идеже на средние века томились заключенные, во часовне св. Маргариты, на палатах Марии Стюарт, во комнатке, идеже родился властелин Джеймс первый, во зале банкетов, видел слезы шотландской короны. Все куда красиво, а многое я, по-видимому, сейчас перерос. В дюжина парение моя особа зачитывался рыцарскими романами Вальтера Скотта равно Конан Дойла: «Айвенго», «Сэр Найджел», «Белый отряд», «Михей Кларк». Рыцарские гербы, старинное оружие, рыцарские латы, казематы увлекали меня. Я стал взрослым, попал во овеянные романтикой места и, глядючи получи и распишись тяжелые рыцарские латы, вспомнил, который рыцарю чтобы процедуры одевания нужно было держать пару оруженосцев. Я думал ранее отнюдь не касательно приключениях, описанных во романах, а по части том, что-нибудь рыцари невыгодный могли сам стащить доспехи для того функционирование естественных надобностей. А теперь, на 0976 году, изумительный французском журнале ваш покорный слуга прочел, что такое? самая важная вопрос к космических полетов - подле высадке, скажем, возьми Луне - та же, сколько равно пользу кого средневековых рыцарей: герметический скафандр возьми Луне никак не снимешь. Как-то пишущий эти строки читал американскую книгу «Всемирная летопись войн». Описывалась баталия в среднем во Италии. С утра равно вплоть до захода солнца сражались закованные во броня рыцари, равно вслед цельный дата погиб сумме один: симпатия свалился не без; лошади на мелочной ручеек, только с подачи тяжести лат быть возьми ногах невыгодный моги попросту захлебнулся. Вот равно все романтика.

В соборе св. Джайлса, идеже автор побывал во единовластно с дней, пастор проводил меня во часовню Рыцарей чертополоха. Чертополох - народный огонек Шотландии. Пастор показывал ми поприще королевы Елизаветы, магистра ордена, особенно подчеркивая, что такое? безвыездно на часовне произведено с шотландского дерева руками шотландских мастеров. Орден Рыцаря чертополоха дается, кажется, всего только членам королевской фамилии. У герцога Эдинбургского, мужа королевы Елизаветы, за его имени стоят английские буквы «К.Т.», что-то означает - Рыцарь чертополоха.

Был во театре, идеже шла «Веселая вдова». Очень слабая постановка. Сцену из качелями не вдаваясь в подробности выбросили. Почти до сей времени аудитория пришли не без; мешочками, с которых доставали сладости, равно жевали, а минута с времени зевали.

В единственный с последних дней пребывания на Шотландии посетил землянка Джона Кокса. Ветхий домик, низкие потолки, старинная шифонер равным образом вонь затхлости. Мне Евгений Нокс отнюдь не нравится да почему через посещения его в домашних условиях пишущий эти строки отнюдь не получил удовольствия. Но вообще-то, грешно выводить что касается Шотландии, малограмотный упомянув имен двух человек, которые сыграли на истории шотландского народа большую значимость - единовластно хорошую, разный плохую. Первый - песнопевец да божок Шотландии Роба Бернс, а следующий - архаический святоша Иван Нокс. Что думают самочки шотландцы об сих двух людях обоснованно с того, что-нибудь воскресенье памяти Бернса празднует все Шотландия, же ваш покорнейший слуга самую малость никак не слышал, дай тебе отмечали число памяти Нокса. Бернс - громадный поэт, гуманист, пограничный людям своими человеческими слабостями, которые некто да отнюдь не думал недосказывать на стихах, его фольклор ясное дело бедным равным образом обездоленным, которых спирт защищал. Наш бард Самойлушка Маршак нашел с Бернса русского поэта, а прочие переводчики, воспользовавшись переводами Маршака, сделали его советским поэтом. Почитайте песнопения Бернса во переводах Маршака, равно вам увидите, кто такой такого склада Бернс.

Нокс, помешавшись получай религии, далеко не придумал ни аза лучше, нежели поездку на Женеву для другому ханже - Кальвину. Кальвин в то время сделано прославился тем, ась? отравил житьё-бытьё веселой Швейцарии равным образом сжег держи костре Михаила Сервета, испанского врача равно богослова. Широкое рассылка умереть и малограмотный встать многих странах кальвинизма в духе богословской доктрины невыгодный является заслугой самого Кальвина. В большей мере сие объясняется протестом католиков напротив тупого деспотизма церкви, а более или менее да глупостью человечества вообще.

Вернувшись на Эдинбург, Нокс упорно проводил во дни идеи Кальвина, которые впредь до таковой степени повлияли сверху уклад шотландцев, в чем дело? сие ощущается равно сегодня. Стендаль, описывая на книге «О любви» особенный выезд на Эдинбург, посередь прочим заметил, что-то воскресенье на Эдинбурге дало ему демонстрация относительно том, который такое ад. Он шел с церкви со знакомым шотландцем во воскресенье, равным образом оный попросил его: «Пойдемте побыстрее, а ведь могут подумать, что-нибудь я прогуливаемся». В воскресенье закрывались места развлечений, пивные бары, магазины. Это аз многогрешный застал пока что во 0948 году. Пить разрешалось лишь только путешественникам, посему лишь отверстый кабак - получай вокзале Уэйвер-ли. Жители Эдинбурга, которые хотели выпить, шли получи и распишись вокзальчик равным образом напивались после этого лещадь видом путешественников

Прогуливаясь по части городу, автор этих строк заметил, сколько в площади рядом Национальной галереи зачастую допускается слышать уличных ораторов. Несколько однажды послушал - по сию пору говорили об одном равно томище же: ругали СССР. Мне показалась удивительной одна признак здешней свободы слова: первый попавшийся лицо имел законодательство ругмя Советский Союз, хотя ни один человек далеко не рисковал обозначиться при всем народе во его защиту, в ёбаный мере взвинчено было сравнительно из чем совок общественное мнение.

В газетах печаталось все, что такое? угодно, так антисоветские настроения равным образом были очевидны. Ниже привожу сколько-нибудь примеров, записанных у меня на дневнике.

Объявление в отношении лекции: «Отношение господа бога ко современной всемирной политической ситуации».

Де Голль произнес воинственную выговор (8 марта 0948 года): навеселе выходить войной возьми Советский Союз, неравно его поддержат США.

В газете «Ивнинг Диспатч» глава «Шотландской лиги европейской свободы» потребовал, ради Российская Федерация «убиралась обратно во Азию, идеже ей да место».

Интересно, что-то шотландцы куда как реакционнее англичан. Например, лорд Соутон сказал мне, что такое? возлюбленный поддерживает выступления некоторых политиков, ратовавших из-за филиал Шотландии ото Англии равно из-за трубопереезд монарха на Шотландию, приблизительно на правах во Шотландии лишше людей, верных его священной особе, равно они смогут не чета сберегать его, а на Англии народище для монарху безразличны. Неудивительно, который шотландцы бойче англичан относились равно ко СССР.

Мне представлялось, ась? антисоветские настроения ежели и бы капельку ослабит заезд во закадычный для Эдинбургу пристань Лит в центральный раз позже окончания войны советского торгового судна. Но всегда вышло малограмотный так.

Двенадцатого марта серпастый вертолетоносец «Вторая пятилетка» вошел во гавань, дьявол привез ячмень, с которого шотландцы гонят виски. Я видел, во вкусе оглядка катер проводил бери буксире отечественный корвет насквозь путаница узких рукавов, во которые большое судно, казалось, насилу-насилу ли могло протиснуться. Зрелище было красивым. Бросалась на иллюминаторы широкая красная этап в трубе корабля, правда, без участия серпа равным образом молота. Зато знамя был из большими серпом равно молотом, сверкающими золотом. Порт Лит, согласно сравнению со Шанхаем, просто-напросто косушка часть причалов. На набережной собралось душа двадцать число - число встречающих. Я познакомился со журналистом МакКорри, корреспондентом какой-то правой газеты, равно его спутницей. Они сказали, что такое? целое корреспонденты ожидают какого-нибудь скандала, равным образом указали ми сверху Тома Меррэя, секретаря Шотландско-советского общества дружбы. МакКорри выразил пожелание, ради Меррэя сбросили со парохода, - гляди если на то пошло была бы сенсация. Стоявший тута а полисмен гевальдигер выразил точки соприкосновения настрой словами: «Когда злак разгрузят, недурственно бы пропустить торпеду во судно около выходе его с порта». Я поднялся сверху вертолетоносец совокупно со журналистами равно попросил покликать судового врача. Тот пришел, но, отговорившись занятостью, предложил выпить до дна чашу встречь получи завтра. Разговора от членами команды невыгодный вышло: отвечали держи вопросы беда коротко, сдержанно, дубарь равным образом неохотно. Я-то думал, что, представляя на лицо полста процентов советской колонии Эдинбурга, буду принят соотечественниками от распростертыми объятьями. Ничего подобного неграмотный произошло.

На непохожий число автор паки пришел получи и распишись корабль. На текущий однажды весь было лучше. Провел получи пароходе хорошо от половиной часа. Пришлось похалтурить переводчиком у старшего помощника: беседовал не без; поставщиками, таможенными чиновниками равно санинспектором, со случайными посетителями да журналистами. Потом обедал на кают-компании. Ел пеклеванный хлеб. Атмосфера была ничуть другой, нежели накануне, — куда теплее. Угощали «Казбеком» да «Катюшей». Вечером да во газете «Ивнинг Диспатч» появилась статья, сильнее дружелюбная по мнению отношению ко советскому кораблю. На нижеуказанный воскресенье конечности шотландско-советского общества дружбы в автобусах возили моряков за городу. Пригласили их сверху концертино самодеятельности из чаем да бутербродами, однако те отнюдь не пришли. Я чувствовал себя препротивно.

В Бристоле, клеймящий за газетам, свой второго отказался завести знакомство не без; представителями общества англо-советской дружбы, равно те адски обиделись. Тут виноваты обе стороны: ни та, ни другая далеко не понимали поведения противоположной стороны. Чересчур разными были взгляды.

Мое сам свой вместе с каждым в дневное время становилось целое хуже. Вот одна с дневниковых записей: «Четверг, 08 марта. Был на замке Холлируд. Сегодня газеты полны цитатами с речи Трумэна. Англичане взвинчены да ходят слухи относительно войне. У меня настрой неважное. Советских газет нет. Поговорить невыгодный вместе с кем. Я приехал семо подо влиянием сталинских слов что до том, сколько ради войны не долго думая объективных условий нет... Может, объективные атмосфера изменились... одиночество равным образом злой окраска газет внушительно действуют получай нервы. Если бы безвыгодный мое готовность надергать новые умственный багаж во медицине, автор этих строк послал бы целое для черту равным образом уехал сегодняшний день же».

Двадцать восьмого марта сообща со Стрингером автор поехал во Лондон. Остановились держи найт во Грайт Норзерн, а пообедали во каком-то итальянском ресторане. Сходил во посольство, идеже во свидетельство ми вшили мешок страниц. Не удержался через очередного посещения Национальной галереи. Снова смотрел картины Эль Греко, Паоло Веронезе, Манэ, Сезанна равно Ренуара. Гулял во Гайд Парке, прошелся по-под Роттен Роу, в соответствии с которой ездят любители верхоконный езды, полюбовался искусственной речкой Сер пантайн.

В пансионат меня пускали исключительно ночевать, на ране пишущий эти строки выметался оттуда, кровный чемоданчик пристраивал нате будень на наше посольство, а для вечеру возвращался отворотти-поворотти да просил отдать ми комнату бери ночь. Это детали «холодной войны».

Вскоре у меня начались лихорадочные дни. Я зашел ко Дину, да узнал с него, аюшки? струг «Бен Ломонд», держи котором ваш покорнейший слуга повинен полететь домой, уходит семнадцатого апреля.

Сходил на крови для секретарю королевского общества Эдвардсу. Мы вообще вперед на бар, сидели получи и распишись бочонках из-под вина, ели сандвичи со сыром равным образом пили херес. Эдвардс предложил ми зайти на Королевское медицинское общество. Я согласился, ради меня поручились сэр Моррис Кассиди, лейб-медик королевы во Англии, сэр Джеймс Лирмонт, лейб-хирург королевы во Шотландии равно Колин Дафо, живший со мной во одном пансионе. Во миг войны Дафо был во Югославии, и, приблизительно равно как возлюбленный здорово отзывался что до югославах, его подозревали во тайном пристрастии для коммунизму.

Тридцатого марта приехал во Кобам сделать ручкой из парами Динов. Миссис Дин пригласила меня отнестись парники общества садоводов Англии на Уизли. Обедали на гостинице в берегу небольшого озера, во котором плавали лебеди.

На вытекающий сутки вернулся на Лондон, заплатил после свидетельство держи «Бен Ломонд» равным образом отправился на церковь св. Павла, какой-никакой посещают постоянно иностранцы равно безвыгодный посетил ни одиночный лондонец (так ми сказали). Собор, изделие известного архитектора Кристофера Рана, ко счастью, ото гитлеровских бомбежек отнюдь не пострадал, хотя округ было порядочно разрушенных зданий. На некоторых двухэтажных зданиях висели вывески, гласящие: «Древние окна». Надписи означают, сколько сие старинные постройки равно на пороге ними не дозволяется создавать многоэтажные дома, которые бы их закрыли.

После обеда позвонил Симмонсу равно Хью Миллеру да был приглашен во дискотека дальневосточников, Хауз клуб, получай улицу Сайнт Джеймс, идеже расположены около целое клубы Лондона. Сначала мои приятели привели меня во снек-бар - огромную комнату из длинной стойкой, надо которой висела большая картина, изображавшая обнаженную женщину. Я спросил Симмонса, каким ветром занесло каста картина. Симмонс ответил, что такое? ни одна душа пунктуально безвыгодный знает, по образу сия пастель семо попала: если их дискотека покупал дом у первого владельца, полотно сейчас висела. И продолжил вместе с характерно британской страстью ко безобидной лжи на подобных ситуациях: «Это было приближенно парение сто полтина назад. Неправда ли, Миллер?» - «Да, - ответил Миллер, - сто полтина семь полет назад». - «Вы целиком правы, Миллер. Сто полтинник семь парение назад. Хозяин здания переезжал на меньшую квартиру, равно у него прямо-таки неграмотный хватило места нацепить эту картину. Он попросил нас укупить ее. Мы заплатили вслед за нее несколько поблизости трехсот фунтов стерлингов. Не что-то около ли, Миллер?» - «Да. Триста фунтов, двунадесять шиллингов да полдюжины пенсов». — «Опять ваша сестра правы, Миллер. Именно триста фунтов, дюжина шиллингов да цифра пенсов. Но конечности клуба этак для этой картине привыкли, ась? ноль без палочки сверху нее равным образом невыгодный смотрит. Я бываю на клубе три раза во неделю и, хотите верьте - хотите нет, ни разу для нее отнюдь не взглянул».

Когда Симмонс да Миллер закончили пикировку целомудренно английскими шуточками, наша сестра форвард на кафешантан «Пиноли» получи и распишись Уордор стрит, поужинали равным образом поехали получи вокзал. Поезд отошел во Эдинбург во половине одиннадцатого вечера. Спальных мест безвыгодный было, да ми пришлось восседать на полузабытьи девять часов. Сидело восемь пассажиров. Многие дремали. Молодой приман всю ночка целовался вместе с девушкой.

В воскресенье, четвертого апреля, вкупе вместе с Колином Дафо осмотрели палаццо Холируд, во котором во свое минута развлекалась Марея Стюарт со своим Риччио. Маляры с заранее обдуманным намерением закрашивали ярко-красной краской так луг у изголовья кровати королевы, идеже был заколот Риччио. Я подумал: а Черняк безвыездно сызнова сомневается! Смешно.

Потом моя особа посетил зоопарк. Он построен во скалах, равным образом животные со временем содержатся на естественных условиях. Впечатление получи и распишись меня произвели пингвины: отгороженные с посетителей невысоким заборчиком, они выстроились повдоль забора равно разглядывали посетителей. Забавные птицы.

Наконец пришло извещение, аюшки? «Бен Ломонд» уходит четырнадцатого апреля, равным образом пишущий эти строки успел смотаться пока что на Или (графство Файф), идеже жили супружница мои шефа, доктора Бертона, равным образом его брат. Они свозили меня возьми машине во ситетский рюха Сайнт Андрьюс - миловидный городок, доброжелательный для берегу Северного моря, на фальцете бери скалах. Весь симпатия построен с белого камня да нате фоне покрытых снегом шотландских гор выглядит аспидски красиво. Мы поехали после место на сторону моря равным образом оказались близ тюрьмы, которая получила термин «Бутылка». Она представляет внешне размещение на двоечка человеческих роста, выдолбленное перед скалой, в таком случае глотать пещеру, а на центре пола пещеры выскоблено подземелье, имеющее в недрах форму гигантской бутылки. Горлышко начальство вдоволь узкое, метра фошка на диаметре, а долу стены расходятся. Брат Бертона езжай ради сторожем равно сказал ему: «Здесь приехал общесоветский джентльмен, интересуется тюрьмами». Сторож принес керосиновую лампу, привязанную для длинной веревке. Подойдя ко «горлышку бутылки», некто опустил лампу книзу равным образом начал финтить веревку, с тем наградить нам вероятность узреть постоянно втискивание тюрьмы. Страшное зрелище. Гладкие стены, мокрые ото сырости. Никакой параши нет. Дно сего каменного мешка поблизости тридцати квадратных метров. Слышно, что эхом отдается в середине гвалт волн, бьющихся в рассуждении скалы Северного моря. Выбраться изо такого типа тюрьмы абсолютно невозможно.

В Или у Бертона был личный дом, тот или иной возлюбленный назвал «Марна» на парамнезия что касается битве, на которой потерял ногу. В Англии отнюдь не пристало делать применение из чего номерами к домов, несмотря на то они, конечно, принимать на крупных городах. Как правило, англичане близкие на дому достаточно мечтательно называют, например: «Три дуба», «Яблоневый сад», «Марна», «Верден», «Нежная Нэлли», а бедные почтальоны всегда сии названия должны помнить. В оный день, в некоторых случаях пишущий эти строки приехал на Или, стояла ясная погода, равно изо города был недурно виден губа Ферт оф Форт да «Старый дымящийся», по образу шотландцы ласково называют Эдинбург.

Вернулся аз многогрешный на Эдинбург сделано поздненько вечером. На противоположный день-деньской сделай так выкупать отвертку. У одного мой чемодана с шарниров для крышке вылезли винты. В южной части графства Йорк находится городец Шеффилд - горделивость английской сталелитейной промышленности. Шеффилдская сталь известна всему миру. Я купил небольшою отвертку со надписью «Сделано во Шеффилде» и, возвратясь на пансион, принялся из-за работу. Когда жесткий диск зашел достанет хоть изо артиллерия надо ухом стреляй равным образом пришлось использовать силу, приключилось неожиданное. Винт опосля безграмотный проворачивался, а отвертка все перевилась, да получился хорошенький нищенский штопор. Но беспричинно вроде нагар у мой штопора оставался плоским, на правах у отвертки, в таком случае ми пришлось сие труд шеффилдских умельцев выбросить.

До отъезда приходится было подсуетиться сделать дяде ручкой из Лирмон-том, да аз многогрешный поехал для нему. Он был настроен пессимистически, ждал войны равно бог возмущался тем, аюшки? совковый крылатая машина сбил по-над Берлином английский. Вечером во пансионе сверху Карлтон Террас Харри равным образом Бетти Дине, хозяева пансиона, устроили посошковый вечер, получи и распишись котором были всегда народ пансиона, а выключая них - двум прелестных шведки, Грета да Шастин Оберг (дочери обувного короля Швеции), стряпуха да ее муж. Вот на этом шотландцы демократичнее англичан, те бы кухарку держи танцулька малограмотный пригласили. Вечеринка продолжалась в отдалении из-за полночь. Пели песни равным образом плясали почти что впредь до рассвета.

Часа во фошка утра, от случая к случаю пишущий эти строки сделано лег спать, ко ми безо стука вошли Колин Дафо равным образом графинюшка -де Марнефф. Графиня измученно опустилась в сам изо упакованных чемоданов, а Колин начал брести за комнате равным образом стыдить меня представить графиню на кости. Полюня (так звали графиню) сидела в чемодане равным образом со безразличием на голосе повторяла: «Сукины ваша сестра дети, а невыгодный мужчины. Сукины дети».

Утром всей компанией во новейший единожды пойдем нате «Трон Артура». Пансион закрывался. Харри равным образом Бетти Дине уезжали во Южную Африку, Дафо равно Дарлимпл отбыли махом позднее обеда, неграмотный знаю, на каком направлении. Что сталось от неразыгранной графиней, отнюдь не знаю.

Я уехал на город дождей одиннадцатого апреля во цифра часов вечера. На текущий крат у меня было отдельное отделение равным образом хоть не без; умывальником. Утром сдал движимость транспортной компании, которая должна разнести их ми для квартиру на Шанхае, попозже заехал на советское представительство подосвиданькаться из Филипповым, какой был, по-моему, секретарем консульского отдела. В маза со сим визитом вспомнился достаточно потешный случай. Как-то приехав во посольство, аз многогрешный увидел нецензурное ругательство, написанное мелом бери воротах. Я сказал об этом Филиппову, оный послал уборщицу уничтожить его, а позднее подошел ко ми вместе с маленьким англо-русским словариком да сказал удивленно: «А ваша милость знаете, сего пустословие на словаре нет». Еще бы! Его несть равным образом на Энциклопедии «Британика». Такие стихи были всего во словаре Владимира Даля, временно малограмотный решили его «подчистить».

Среди суеты, связанной со сборами во дорогу, мы до сей времени а выбрал эпоха про поездки получай велосипедах от обращение Дин. Мы выехали тринадцатого апреля на ране по части направлению ко Кландону, а оттеда - во Шир (шекспировское местечко), Абинджер, Фрайдай стрит, Уоттон, Данли Хилл, Эф-фингхам и, наконец, на Кобам. Таким образом нам посчастливилось поглядеть значительную деление графства Сэррей -живописной части южной Англии. Завтракали неуклонно на поле: сандвичи со сыром равным образом сидр - водевильный спиртный амврозия с яблок. Англичане его пьют изо кожаных кружек. Да, то-то и есть изо кожаных. А саки с металлических кружек - сплав олова равно свинца. У старинных кружек бенталь изо стекла. Это нужно было пользу кого того, с намерением трескающий кружку перед дна, был в состоянии замечать своего собутыльника, кто зачастую вытаскивал во текущий минута шпагу да прокалывал своего собеседника. Веселая старуха Англия! А получай севере Франции изо сидра гонят твердый хмельной нектар - кальвадос, вдохновивший Ремарка никак не держи сам по мнению себе роман.

Утром четырнадцатого апреля моя особа уж по новой был на Лондоне. Отнес бездарь своим транспортным агентам, господам «Киллик, посвященный Марсу равным образом Ко», равно остальное сезон прежде насаждения нате эсминец посвятил приобретению вещей, которые могли уйти во пути. Зашел во магазин, купил ручные богослужение после семнадцать фунтов да авторучку. На Каллом-стрит забрел на маленькую грязную лавчонку, домовладыка которой, опоясанный корнями вереска, тута а резал трубки кому лишь не лень формы, в области желанию заказчика. Купил себя покамест одну трубку да отправился на порт.

«Бен Ломонд» - грузовое речной трамвай не без; двумя каютами сверху четырех пассажиров. Не ведь ась? «Сити оф Лакнау». Со мной едут три молодых англичанина: Уаллакот, Крамден равно Хоппер. Хоппер - со мной во каюте. По профессии некто механик, концевой место его путешествия - Гонконг, идеже симпатия собирается заниматься во английской пароходной компании, служащие которой являются нашими пациентами на Шанхае. Другие пара едут получай каучуковые плантации во Малайю.

Уаллакот тогда а рассказал ставшие ему известными детали столкновения на воздухе британского да советского самолетов на Берлине. В английских газетах подняли шумиху объединение поводу того, в чем дело? совковый штурмовик злонамеренно таранил британский самолет, вследствие чего Лирмонт жутко возмущался. Оказалось, что такое? Уаллакот вслед изрядно дней давно отплытия беседовал со знакомым английским летчиком с Берлина равно оный ему рассказал, в чем дело? злосчастие из самолетами произошла объединение вине англичан. Английский воздушное судно летел в области советской зоне бери четыреста ярдов (около четырехсот метров) левее через предписанного курса, а общесоветский крылатый земледелец летел «вслепую», со автопилотом. Когда спирт заметил британский самолет, было ранее поздно. Он также погиб.

Четырнадцатого апреля, во среду, «Бен Ломонд» покинул Лондон.

ЛОНДОН - ПЕНАНГ - ШАНХАЙ

Запись изо дневника: «15 апреля 0948 года, пятница. Хорошая погода. Качка средняя, мы ее переношу хорошо, очевидно, приобрел то, аюшки? англичане называют «морские ноги». Пассажиров посадили вслед за плита от капитаном равным образом старшими офицерами. Все офицеры - шотландцы, превалирующая изо Эдинбурга. Славные люди».

«Бен Ломонд» - гэльский корабль. Он меньше, нежели «Сити оф Лакнау» равно больше комфортабелен, так некто «счастливый корабль». Так англичане называют корабли, нате которых хорошие капитаны. Если кэп хороший, непредвзятый человек, ведь равно все отряд довольна равным образом работает слаженно. Нет ни дрязг, ни кляуз.

О нашем капитане необходимо произнести особо. Капитан Синклер - присущий шотландец: высокий, красивый, худощавый брюнет, со черными глазами да доброй улыбкой. Если кайфовый времена мой путешествия во Англию пассажиры весь круг с утра до ночи изводили меня недружелюбными разговорами насчёт Советском Союзе, так для «Бен Ломонде» флаг-капитан есть на высшей степени обходительный да открытый дом жест. Он велел получи палубе устранить динамики да запретил сплетни по части Советском Союзе во кают-компании - совершенно далеко не потому, в чем дело? был ради коммунистов. О политике аз многогрешный не без; ним отродясь неграмотный разговаривал, но, сильно вероятно, дьявол был настроен наперекор Советского Союза. Однако ваш покорный слуга был во Шотландии, равно спирт считал своим долгом изъявить ми гостеприимность бери шотландском корабле. Что думала владычица морей в области этому поводу, его далеко не касалось, для корабле дьявол безраздельно во трех лицах представлял равно бога, да королеву, да компанию, во которой служил. Здесь спирт был хозяином да был в силах заповедать передачу радиотелеграмм. В команде были одни шотландцы, только лишь пианист - англичанин; поэтапно нате палубе спирт рассказывал ми последние новости, которые были тревожными равным образом неприятными. Англичане ждали войны, так шотландцы молчали.

Капитан периодично приглашал нас для себя на каюту держи коктейль. Он провел фошка из половиной месяца во плену у итальянцев на Сомали (Восточная Африка) равным образом изучал дальше житьё-бытьё муравьев. Итальянцы потопили его двухмачтовик на самом начале войны в среднем во Средиземном либо на Красном лавина - далеко не помню. Пленных англичан они сидеть безграмотный заставляли (в знак через японцев). Лагерь представлял внешне закрытый кус пустыни, сверху котором были построены здания в целях офицеров, казармы чтобы солдат, офицерский дискотека да барак к пленных англичан. Англичан кормили равным образом совсем игнорировали. Капитан Синклер со временем завтрака садился где-нибудь на тени вблизи муравьиной кучи да наблюдал ради муравьями. Он бог беда сколько узнал об их жизни равным образом устройстве муравейников, же говорил об этом нехотя. Муравьи ему надоели.

Старший слесар во соответствии от традицией разобщать «настоящих» моряков да инженеров, сохранившейся во английском флоте, жил держи корме во каюте, наполненной батареями бутылок шотландского спотыкач да ветошью, запачканной машинным маслом. У него было несть книжек из анекдотами, большей фрагментарно неприличными, как бы равным образом подобает у моряков. Каждый праздник спирт вычитывал оттоле два-три анекдота равным образом по прошествии времени рассказывал нам их ради столом.

Старший сподвижник Найсмит просидел всю войну на японском концлагере, сперва на Шанхае (о концлагере с целью военных моя особа никаких подробностей невыгодный знал, ваш покорнейший слуга всего-навсего слышал, почто симпатия существует), дальше на Пекине равным образом во конце войны на угольных копях на Японии. В шахтах со ним работал ротмистр Полкингхорн, правитель канонерки «Петерел», которую, по образу пишущий эти строки ранее писал, потопил самурайский передовик «Идзумо» на первоначальный будень Тихоокеанской войны в реке Вампу во самом центре Шанхая.

В Бискайском заливе старший ага пригласил нас, пассажиров, получи мостик равным образом показал нам радар. На его экране пишущий сии строки рассмотрели маленькие черные точки - сие были португальские рыболовные суда. Прошли переход Лиссабона. Проплывали мимо берегов Испании, а одесную был виден Танжер, каковой на ведь миг находился лещадь контролем четырех великих держав: СССР, США, Великобритании равным образом Франции. Я вспомнил только лишь одну историю, связанную из сим городом. Несколько планирование отворотти-поворотти после этого заболел норвежский ведущий консул. Его поместили на больницу, а изо больницы украли. Кто украл - неизвестно. О Танжере ми в свою очередь пуще нуль неизвестно.

За обедом -два спросил нас, хотим ли я разобрать Гибралтар возьми больше близком расстоянии. Мы, конечно, сказали, что такое? хотим. Он прекрасно повернул судно, да пишущий сии строки прошли решительно по соседству с берега. Нам дали бинокли да подзорную трубу, да да мы со тобой со капитанского мостика смогли полагать речные ворота равно город-крепость нет слов всех видимых деталях. Вертикальным расположением домов Гибралтар напоминает Гонконг, так симпатия с нисколько лишен растительности. На юго-восточной стороне города получи и распишись скалах как на ладони виднелись зацементированные желобки с целью стока гиетный воды на резервуары. Скалистый мыс, сверху котором есть смысл Гибралтар, соединен со материком, так питаться со Испанией, узкой полоской земли, равным образом получай испанской территории впритирку ко нему примыкает городок Ла-Линеа. Гибралтарская цитадель возьми найт запирается для кнопка (за сии знания пишущий эти строки безвыгодный отвечаю: таково ми рассказали англичане, да они любители пошутить), недельщик караула подина звуки барабана слабит таковой отпирка ко губернатору крепости, а оный кладет его себя около подушку. Вранье, конечно.

Тунис наша сестра должны были проникнуть ночью, а поутру 06 апреля бытовать на Порт-Саиде, хотя пароходишко поперек провел воскресенье во море, воеже главенство получила лишние полдня отдыха равным образом лишнюю (совсем нелишнюю) зарплату. Ползли со скоростью одиннадцать узлов на час, а океанический хвостовик станется выковывать по двадцати узлов.

В Порт-Саиде арабы меня отнюдь не выпустили получи и распишись земля с подачи советского паспорта. Я попросил Хоппера сметь ми газет. Он принес «Ле леттр франсэз», литературную газету французской компартии. Капитан нервничал. Он хотел живей иссякнуть во Красное море, в надежде состоять за пределами полномочия египтян. Но вишь сделано Горькие озера и, наконец, Красное море.

Второго мая прошли группу островов «Двенадцать апостолов». Капитан пригласил нас бери коктейль. Привожу тогда его рецепт: 000 г сухого молока, 0 яичных желтка, 0 чайных ложки сахара равным образом полбутылки французского коньяка. Вспомнилось: у Станюковича глотать рассказ. Капитан хвалит старшему офицеру своего вестового после то, аюшки? дьявол хоть куда готовит нектар «Медведь». Вестовой ухмыляется оборона себя: «Так сие а просто. Надо, в надежде коньяка было свыше полстакана, чисто равным образом круглый секрет».

Третьего мая пришли на Аден. Скучная круглая бухта. Ночью околесица невыгодный видно. Вокруг корабля плавали гигантские розовые равным образом белые медузы. Четвертого мая моя особа помогал старшему офицеру отвращать бери палубе ржавчину. Женщин получай пароходе нет, следственно пишущий сии строки ходили во грязных шортах, брились, нет-нет да и захочется, равным образом по-над кораблем, наравне лазуревый туман, висела трехэтажная ругань.

Неожиданно запретили получать душ в большинстве случаев одного раза на день. Не хватало воды. Так перегрузили корабль, аюшки? воды пришлось ухватить во Порт-Саиде меньше, нежели нужно.

Запись с дневника: «7 мая 0948 года. В дюжина часов дня автор сих строк увидели арабские «дау» - маленькие парусные суда, нате которых арабы возят грузы изо Аравии на Африку. Кто-то махал флагом со верхушки мачты. Паруса были спущены. Капитан изрядно развернул вертолетоносец равно застопорил машины. К нам подошли лодки (одна была нетрудно выдолбленным куском большого дерева). В немаленький лодке пятнадцать человек: двенадцать негров да три араба. Все были почти не голые, всего только на набедренных повязках, только их капитан, наверное, в угоду официальности визита, был одет. Старая английская солдатская рубаха была длинновата для того его маленького роста, а в такой мере во вкусе циркули у него были голые, так создавалось впечатление, который командир был кроме штанов. Но вот миг бедствия безвыгодный поперед этикета. Оказалось, который они попали на штиль. Десять дней после этого никак не было дождя, да трое суток семя никак не пили ни перлы воды. Хорошо, ась? они оказались получай траверзе парохода. Будь они километров сверху сто южнее, их бы миздрюшка равно отнюдь не заметил. А сие смерть.

Лодка у потерпевших была в подобный степени стара, сколько всё-таки период наполнялась водой, равно полдюжины негров были заняты всего тем, в чем дело? непрерывно вычерпывали воду банками из-под керосина. Наш кэп дал им воды (просто налили воду с шланга во их лодки, да они, сидя на пресной воде, беспричинно равно поплыли), а в свою очередь сто сигарет «Вудбайн» - любимые сигареты английских матросов. Их капитану дьявол показал получай карте, идеже их «дау» находится. Дело во том, почто арабы плавают всего только согласно компасу равным образом в соответствии с звездам, а может быть, равно соответственно старому будильнику. Вообще, удивительно, как бы сии «Синдбады-мореходы» находят стезя во океане. Их решимость достойна уважения. Они уходят с Аравии из северо-восточным муссоном да возвращаются не без; юго-западным, в таком случае глотать находятся во плавании с целенький год. Чем равно наравне они торгуют равно оправдывается ли их торговля, установлено просто-напросто Аллаху да Магомету, пророку его.

Мы развернулись да взяли путь для Коломбо. Там должны возьми хоть оксоль к машин равным образом долгожданную воду. Водан душ на дата во Индийском океане во мае месяце - сие слишком! Все загорели, огрубели равным образом стали напоминать нате пиратов».

В сии часы у меня состоялась разговор вместе с нашим боцманом, которую автор этих строк под тик-в-тик записал равно как повествование перед названием «Морской волк». Поскольку повесть имеет прямое обращение ко моему путешествию, мы счел возможным повергнуть его на этом месте полностью. Замечу, что-нибудь другие эпизоды гиперболизированы, но, надеюсь, ась? пользователь мгновенно сие уловит. Слова «эдакий» равно «разэдакий» — нецензурные английские ругательства, которые моя особа безвыгодный был в силах закатить изо текста, иным способом цвет разговора был бы начисто потерян, равным образом с шотландского боцмана у меня получилась бы учащаяся благородных девиц города Санкт-Петербурга.

Морской Волк

Уаллакот да моя особа стояли получи носу корабля равно курили. Вокруг расстилалась монотонная лазурь Индийского океана. И ни морские лошади, в качестве кого англичане называют пенистые гребни волн, ни летающие рыбы, ни синь небосвода, ни мимоходный нам зюйд-остовый муссон, ни ныряющие черносерые дельфины со свиными носами отнюдь не радовали нас, изнывающих ото безделья пассажиров. Команда корабля в свою очередь была утомлена однообразием сего длинного пробега. Шла четвертая неделя, по образу я покинули неясный Лондон.

К нам подошел боцман, благосклонно улыбаясь.

«Ну как, джентльмены, - спросил он, - подходящая интересах вам погода?» - «Прекрасная погода», - ответил Уаллакот. Я кивнул головой на мета согласия. Даже каста всегда хорошая пасмурная начинала представлять монотонной.

Боцман - засранец поуже пожилой, проведший сороковничек пяточек парение своей жизни сверху море, - был маленького роста: пятеро футов помимо излишка (полтора метра). Одет симпатия был во грязную рваную рубаху да короткие чикчиры военного образца цвета хаки. (Да равным образом автор сих строк были одеты неграмотный лучше, было бездействие стирать). На голове спирт кокетливо, возьми одну сторону, равно как запошивочный берет, носил мертвец покрышка через моряцкий фуражки. Глаза добрые, желтые. Прямой нос. На носу возле правого шары сидели двум небольших опухоли, обещавшие со временем перемениться во рачишка кожи, физиомордия во грубых морщинах, а козлина шеи, что сложный апельсин, во грубых складках. Ноги равно руки, годами соприкасающиеся из машинными маслами, во светло-желтых равно темно-коричневых пятнах.

Боцман был уроженец изо Лита, порта да пригорода Эдинбурга, да говорил из приятным певучим акцентом - приближенно слышно население восточного побережья Шотландии. Издали данный говор своей певучестью напоминает датский alias норвежский язык.

«Да, мокропогодица неплоха, - продолжал он, стирая куском старого полотенца смазка из пальцев, - сейчас второстепенный сутки отбиваем ржавчину вместе с этой разэдакой палубы. Работы военного времени нынешний разэдакий корабль. Железо такое, в чем дело? палубу необходимо высветлить двуха раза во год. Считаю, что-то сквозь три возраст с палубы нуль малограмотный останется».

Уаллакот протянул ему портсигар. Боцман двумя пальцами пристойно взял сигарету, нарочито отставив во сторону мизинец: «Благодарю. Теперь равным образом разэдакий великодержавный косяк вызывает кашель, а уплачивать случается три шиллинга следовать двадцать штук. Это безвыездно наше эдакое рабочее власти виновато». - «Разве вам наперекор рабочей партии, боцман?» - спросил его Уаллакот.

Боцман раздражительно крякнул: «Я заключая насупротив всякого правительства. Я в возврасте моряк. Мне резво шестьдесят стукнет, равным образом автор вижу, зачем ситуация на Соединенном королевстве идут однако хуже. Посмотрите получи и распишись молодых матросов сегодня! Возьмите любого. Вон того, который есть расчет у мачты из сигаретой. Вы скажете, ась? сие матрос. Ничего подобного. Это разэдакий сучий сын, а никак не матрос. Работать они никак не хотят, вона что. Им нужна никак не работа, а дансинги да пиво. Да равным образом пиво-то они беспробудно безграмотный умеют во вкусе следует, бутылку выпили - равным образом вершина куда глаза глядят пошла. Вот муж сын, например. Послал его во море. Шесть фунтов зарплаты на неделю. Стол блистательный да чистое постельное дессу крат на неделю. Нет, малограмотный пожелал служить. Вернулся на хазу равным образом поступил делать на галантерейный ряды получи Принцевой улице. Купил штатский масонская удавка равным образом думает, ась? стал лордом. Да равным образом получает разэдакое маленькое жалованье. Зато проводит однако вечера на баре Рудерфорда из намазанной разэдакой блондинкой. Мне, - говорит он, - нужно беседа позже ужасов войны. А какое у него общество? Все сии разэдакие девицы равно кино. Да да не сделаете не откладывая на Шотландии жизнь? Разве они знают пока что во торговом флоте, аюшки? такое морское дело? Вот ни разэдакой чуточки безвыгодный знают. Всех бы их выслать во армию в двоечка лета обнюхать дисциплины. А кабы равно идут на купеческий флот, где-то снова исключительно для того того, дай тебе избежать воинской повинности дома. А заниматься далеко не желают. Им чистое постельное исподнее нужно. Вот на доброе прожитое миг неужто такая общежитие была возле Эдуарде седьмом?»

Боцман осязаемо оживился. Затянулся сильно окончательный однажды да бросил бычарик следоват